Странные левые. Илья Пономарев

Рубрика: Политическая война

Илья Пономарев

Илья Пономарёв пришёл в ЮКОС, где Кондауров занимал одну из ведущих позиций, в 23 года — в 1998 году. Причём пришёл он туда, несмотря на свой юный возраст, сразу же на должность вице-президента. Но эту историю следует изучить повнимательнее.

Отвечая на вопросы журналиста Егора Путилова о причинах необычайного карьерный роста, Пономарёв сообщает: «Причина высокого назначения изначально — альянс со Шлюмберже» (который, кстати, можно расценивать и как процесс по транснационализации российской нефтяной промышленности). Его спрашивают, какую позицию он занимал тогда в Шлюмберже. Ответ: «директор по развитию и маркетингу в СНГ».

Шлюмберже — это крупнейшая в мире транснациональная нефтесервисная компания, капитализация которой составляет более 100 млрд. долларов. Так вот Пономарёву в момент назначения его в 1996 году директором по развитию российского сегмента Шлюмберже был вообще 21 год, но один час его работы в компании стоил 2000 долларов. Став топ-менеджером ЮКОСа Пономарёв, занялся его компьютеризацией и прочими IT-проектами, получив таким образом информацию почти о всей подноготной компании: добыче, состоянии и количестве скважин, труб, и таких мелочей как особенности бухгалтерии, оффшоры, счета и пр. Как говорит Пономарёв, он был «частью сделки» Шлюбмерже и ЮКОСа. Итогом такой транснационализации стало, например, и то, что Лорд Джейкоб Ротшильд, представитель известной финансовой династии, попытался после ареста Ходорковского в 2003 году предъявить свои права на крупный пакет акций ЮКОСа. Как утверждают, Ротшильд является одним из банкиров Шлюмберже. Но почему именно Пономарёву была отведена роль моста между ЮКОСом и Шлюмберже и как он вообще там оказался?

Сам Пономарёв так объясняет своё чудесное появление в ведущей нефтесервисной компании мира ошибкой кадрового агентства. Те неправильно указали специальность в анкете соискателя, а когда на собеседовании разбирались, Пономарёв так понравился начальству зарубежному начальству, что его сразу же назначили руководить российским подразделением.

Как бы ни хотелось верить в эту волшебную версию современной «золушки», давайте всё же попробуем найти объяснение столь хорошему трудоустройству в фактах биографии Пономарёва. Сам Пономарёв говорит: «я начал работать в 14 лет. В 16 сделал свою компанию — Русспрофи. В 19 продал ее бизнес другой компании — International Network Connections. У меня была отличная репутация». На вопрос, чем занималась Русспрофи, он отвечает: «программированием и торговлей компьютерами».

Причём дела у Пономарёва пошли настолько в гору, что через два года оборот фирмы достиг 10 миллионов долларов. О причинах столь успешного ведения бизнеса и его специфики мы можем догадаться из показаний Пономарёва: «Отец — известный физик-гравитационист, профессор в конце 1980х занялся бизнесом. Бизнес — сначала, как у всех, импорт компьютерной техники, потом торговлей с Польшей, где нашу семью из-за деда очень уважают». Как мы видим, бизнес сына и отца удивительным образом совпали — торговля компьютерами. Может быть в семейной традиции — корень предпринимательской жилки лидера «Левого фронта»?

Отец «левого» белоленточника Владимир Пономарёв в 1988-91 гг. — заместитель директора по научной работе в Институте проблем безопасного развития атомной энергетики АН СССР. Ряд источников сообщают, что сутью бизнеса Пономарёва была полулегальная фарцовка персональными компьютерами в особо крупных размерах. В возрасте 15 лет Илья Пономарев просто не мог бы зарегистрировать своё предприятие, а вот его отец мог создать «совместное предприятие» (СП) на базе госсобственности при АН СССР, имея связи в «Ассоциации совместных предприятий, международных объединений и организаций», где он вскоре стал вице-президентом. Далее работала классическая для перестроечных лет схема. Был создан кооператив, а потом советско-американское СП, которое закупало партии компьютеров, а потом продавало их институту отца Пономарёва втридорога. Польша в это время была основным перевалочным пунктом в фарцовке компьютерами и другим товаром.

Главное, что для такого вида «честной» торговли было нужно, — иметь надёжное прикрытие на самом верху и доступ к валюте. Искомое прикрытие, тем более на Польском направлении, у семьи Пономарёвых было.

Вот что Пономарёв рассказывал о своём дедушке:

«Дед был дипломатом в Польше, чрезвычайным и полномочным посланником, в разное время был консулом, секретарем посольства. Он смог стать посредником между Ярузельским и Валенсой, и помог не допустить чехословацкого сценария там. Стал почетным гражданином Польши, очень уважаем всеми сторонами».

Дедушка, как рассказывает Пономарёв, был другом Леха Валенсы и генерала Ярузельского и выступил «посредником» между гданьским монтером и генералом, а также пытался уговорить Леонида Брежнева начать переговоры с «Солидарностью»! Причем дедушка, как рассказывает Пономарёв, в 1979 году для секретных встреч с Валенсой делал вид, что ездит на рыбалку и для большей правдоподобности брал с собой юного Илью Пономарева.

Согласно субординации первый секретарь посольства не мог напрямую выходить на Брежнева с просьбой начать переговоры с «Солидарностью». И уж тем более не мог по собственной инициативе втайне от начальства водить дружбу с Валенсой и устраивать с ним секретные встречи, законспирированные под рыбалку с внуком. Если только дедушка не был специальным каналом, уполномоченным советской элитой на такие переговоры. Или сам антисоветчик Валенса не был, например, его агентом, которого он сводил с Ярузельским. В любом случае такие факты говорят об особом элитном статусе деда Пономарёва и его особых, в т.ч. международных, связях, которые потом пригодились внуку.

Войцех Ярузельский
Войцех Ярузельский

Илья Пономарев — внучатый племянник секретаря ЦК КПСС Бориса Пономарева с 1955 по 1986 год — бессменного заведующего Отделом по связям с иностранными коммунистическими партиями — Международным отделом ЦК КПСС. Борис Пономарёв являлся одним из ключевых лиц, формировавших внешнюю политику СССР и был выходцем из элиты легендарного Коминтерна.

Борис Пономарёв – один  из членов авторского коллектива, работавшего над созданием «Краткого курса истории ВКП(б)». Совместно с Е.М. Ярославским, П.Н. Поспеловым, М.С. Волиным, И.И. Минцем участвовал в переписывании истории партии в духе идеологии сталинизма и в шлифовке «Краткого курса».

С 1952 года кандидат в члены, а с 1956-го член ЦК КПСС. Курировал контакты с зарубежными компартиями. После смерти И.В. Сталина стал сторонником Н.С. Хрущева, и был выдвинут им на руководящие посты в аппарате ЦК. В 1959 г. на смену «Краткому курсу истории ВКП(б)» пришел новый учебник «История КПСС» под редакцией Б.Н. Пономарева, в котором была представлена новая схема истории России с конца XIX века до XX съезда КПСС. Бывший сталинист в декабре 1962 г., выступая на Всесоюзном совещании историков, заявил: «В 1938 г. вышел „Краткий курс истории ВКП(б)”. С этого момента история КПСС была втиснута в прокрустово ложе сталинских схем и формул. „Краткий курс”, по существу, заслонил собой от исследователей теоретическую сокровищницу марксизма-ленинизма, труды Маркса, Энгельса, Ленина» (Всесоюзное совещание историков: Стенограмма. М., 1962. С. 19). Кажется, это называется «колебался вместе с линией партии»?

Среди руководителей КПСС времён «застоя» Борис Пономарёв отличался откровенной антисталинской позицией, крайне негативно относился к попыткам Брежнева восстановить, хотя бы частично, прежний культ Сталина.

Его заместитель в Международном отделе ЦК КПСС К.Н.Брутенц в книге «30 лет на Старой площади» (1998) даёт ему следующие  характеристики:

«К чести Бориса Николаевича, он был убежденным антисталинистом, этой линии придерживался без колебаний, за людей с подобной репутацией заступался. <…> В людях Борис Николаевич разбирался. Об этом говорит и подбор кадров в отделе. Симптоматично, что оттуда вышло немало тех, кто без колебаний и немедля солидаризировался с перестройкой. <…> В отношениях с зарубежными компартиями Пономарев придерживался коминтерновских традиций. Главной из них было положение КПСС как непогрешимой руководящей силы, по сути дела — как партии-отца. И когда некоторые партии (итальянская, испанская, финская и т.д.) бросили вызов такой ситуации, для него было совершенно естественным оказать поддержку формированию в них оппозиционных групп. В беседах он неизменно интересовался, слышно ли в той или иной стране Московское радио, и рекомендовал посетить его, выступить. Каждый раз советовал активнее работать в профсоюзах и армии. А правящим партиям предлагал «черпать из чаши опыта» КПСС и СССР. Зарубежные коллеги Пономарева, частично в согласии с заданной им самим манерой, относились к нему сдержанно, без тепла. А такие, как Берлингуэр, и без малейшего пиетета, если не сказать больше. Я убедился в этом и сам, присутствуя дважды на их беседах, последний раз в 1980 г. во время похорон Луиджи Лонго. <…> В трактовке событий ему было свойственно то, что я называл полицейским подходом к истории. «Свои люди», усилия разведки — вот что прежде всего привлекало его внимание, хотя как марксист Борис Николаевич должен был бы считать, что, несмотря на все значение этих факторов, не они определяют ход общественного развития. <…> В своих многочисленных публичных выступлениях он никогда не рисковал выйти за пределы уже сказанного и одобренного, высушивая и обесцвечивая тексты, которые готовились для него». 

К.Н.Брутенц
К.Н.Брутенц

По-моему, прекрасная иллюстрация советской партийной номенклатуры, которая, предавая и перерождаясь, сама и развалила Советский Союз. Сначала он учил любить Сталина, потом его предал и вырастил в своём отделе перестройщиков для высших эшелонов партии. Будучи идеологом коммунизма, коммунизм выхолащивал, не верил в массы, а значит и в силу идей, делая ставку на аппаратные, спецслужбистские и политические игры. Курируя коммунистические партии в капиталистических странах, вызвал отторжение этих партий к себе, а значит и к СССР, тем более что внутри них он формировал оппозиционные (или подрывные?) группы.

Для нашего исследования очень важно обратить внимание на то, что Борис Пономарёв — ещё и выходец из элиты Коминтерна - влиятельнейшей международной организации, основанной в 1919 году по инициативе Ленина, целью которой была организация мировой пролетарской революции. На эту цель работали легендарная разведка Коминтерна – «Отдел международных связей» (ОМС). Иногда этот отдел называют «мозгом Коминтерна», он фактически руководил конспиративной деятельностью и имел прямые выходы на руководство национальных компартий всего мира. Перехватывая власть, Сталин принял концепцию построения социализма в отдельно взятой стране  и круто зачистил Коминтерн, уничтожив его лидеров Троцкого, Зиновьева, Бухарина – сторонников «мировой революции». Переход на новые рельсы происходил болезненно. Многие видные деятели Коминтерна были репрессированы. Сделанная Сталиным в 1930-е годы ставка на «русский фактор» коснулась, в том числе, и деятельности Коминтерна.

Сталин
Троцкий
Зиновьев
Бухарин
Сталин
Троцкий
Зиновьев
Бухарин

А.Е. Кудинова в монографии «Информационно-психологическая война» (М.: МОФ ЭТЦ, 2013г.) так описывает происходившие изменения: 

«Начатый Сталиным диалог с элитными группами царской России, не уехавшими в эмиграцию (многие представители этих групп были арестованы на рубеже 1920-х–1930-х гг., в том числе по обвинению в «русском национализме», но затем возвращены к работе в качестве высокостатусных специалистов в различных областях науки, культуры и пр.), привел и к активному закрытому диалогу с белоэмигрантскими кругами, ибо они высоко оценили поворот Сталина. С опорой на белоэмигрантские круги была сформирована разведсеть, частично дублировавшая, а частично заменившая разведсеть Коминтерна».

В 1936 году ОМС был преобразован в Службу связи Секретариата Исполкома Коминтерна, подконтрольную Сталину. И в 1936 году сразу на руководящую должность в Коминтерн приходит Пономарёв. В 1936—1943 гг. он политреферент и помощник руководителя Исполкома Коминтерна Георгия Димитрова, член исполкома Коминтерна. В 1943 году Сталин принимает решение распустить Коминтерн. Вскоре после роспуска начал функционировать Отдел международной информации ЦК ВКП (б). С 1944 г. Пономарёв –заместитель заведующего отделом.

Снова приведу фрагменты из монографии А.Е. Кудиновой:

«Этот отдел имел обширный перечень задач для решения которых были привлечены в основном бывшие сотрудники Службы связи Секретариата Исполкома Коминтерна. Таким образом, отборная плеяда тех сотрудников ОМС, которые сумели сработаться со Сталиным (в том числе, и на почве приятия его поворота к «русской теме»), перетекла сначала в Службу связи Секретариата Исполкома Коминтерна, а затем в Отдел международной информации».

«Различные структуры Коминтерна (и прежде всего, Отдел международных связей) фактически выполняли функцию разведки, им приходилось плотно взаимодействовать не только с союзниками (каковыми стали некоторые белоэмигранты), но и с прямым врагом, например, фашистскими кругами. Этот враг, будучи сам идеологически накаленным, тоже оказывал воздействие на систему. Во всяком случае, известны примеры прямого перехода коминтерновцев в фашистские ряды. Но результатом перевербовки совсем не обязательно является открытый переход в стан вчерашнего врага. Гораздо чаще перевербованные не обозначают публично своей новой идеологической ориентации и сохраняют позиции внутри системы, которой прежде служили.

А еще Коминтерну нужно было выстраивать глубокие отношения с идеологическим противником. Например, обширная сеть тайных торговых предприятий Коминтерна просто не смогла бы существовать, если бы сотрудники этих предприятий не сумели органично вписаться в капиталистическую среду и годами существовать по ее законам.

Несомненно, что огромное число коминтерновцев было беззаветно предано коммунистической идее и внесло огромный вклад в историю ХХ века, в том числе, в годы Второй мировой войны. Но несомненно и то, что коминтерновское «хозяйство», содержало фрагменты, подвергшиеся той или иной эрозии и мутировавшие».

В марте 1953 года, то есть вскоре после смерти Сталина, возник Отдел ЦК КПСС по связям с иностранными коммунистическими партиями, преемственный по отношению к трансформирующемуся с годами Коминтерну. Возглавил его Пономарёв. Венгерские события 1956 года привели к тому, что данный Отдел был разделен в феврале 1957 года на Международный отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими партиями капиталистических стран (возглавивший его Б. Пономарев сохранял этот пост вплоть до 1986 года) — и Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. Руководителем последнего стал Ю. Андропов, который в 1967 году с этой должности  перешёл в председатели КГБ. Об активном участии в распаде СССР созданного Андроповым 5 управления КГБ СССР по борьбе с идеологическими диверсиями подробно пишет С. Кургинян в книге «Красная весна» (см. краткий обзор).

Ю. Андропов и М. Горбачев (1973 г.)
Ю. Андропов и М. Горбачев (1973 г.)

Шахназаров – будущий помощник Горбачёва – в своей книге «С вождями и без них» писал:

«Надо отдать должное Пономареву. Все его замы были людьми незаурядными. Анатолий Сергеевич Черняев, став помощником Горбачева по международным делам, может считаться если не соавтором, то по крайней мере “членом авторского коллектива нового политического мышления».

А о журнале, издание которого курировал Пономарёв, Шахназаров сообщает: 

«Хулители перестройки, наслышанные о “Проблемах мира и социализма”, утверждают, что это было “осиное ревизионистское гнездо”, которое чуть ли не повинно во всех случившихся со страной бедах. Я бы посоветовал им искать виновных рангом повыше».

Георгий Шахназаров, Михаил Горбачёв
Георгий Шахназаров, Михаил Горбачёв

В результате длительной работы в Коминтерне и Международном отделе ЦК КПСС Пономарёв, должен был наработать каналы выхода на элиту западных стран и крупный западный капитал.  Наличие таких каналов было зафиксировано, например, у его коллеги Андропова. В 1964-1967 годах руководителем группы его консультантов в аппарате ЦК КПСС был Георгий Аркадьевич Арбатов. Через него  осуществлялись контакты Андропова с американцами, о чём свидетельствует фрагмент интервью Арбатова журналу “Русская жизнь”:

«В декабре 1992 года во время Съезда народных депутатов, на котором уже стало понятно,  что конфликт между президентом и парламентом неизбежен, я сказал Ельцину, что не понимаю, зачем он осознанно идет на конфронтацию. Он отвечает: «У меня к вам тоже есть вопросы». Достает бумагу: «Строго секретно, в ЦК КПСС. Предложить тов. Арбатову  использовать личные связи с Киссинджером для форсирования сроков встречи в верхах. Андропов». Смотрит на меня Ельцин и говорит: «Вот вы работали на КГБ, а теперь пытаетесь меня чему-то учить». Я говорю: «При чем тут КГБ, вы на год посмотрите, Андропов тогда еще в ЦК работал».

Связи с Киссинджером — это связи и с американской разведкой, и с финансовой олигархией, и с высшей политической элитой Америки. Кстати с 1967 года Арбатов возглавил институт США и Канады – ещё один мозговой центр перестройки, курируемый Международным отделом ЦК КПСС Пономарёва.

Г.А. Арбатов
Институт США и Канады. Москва, Хлебный пер. 2/3
Г.А. Арбатов
Институт США и Канады. Москва,
Хлебный пер. 2/3

Какими каналами и связями в капиталистическом мире обладал Пономарёв, мы сказать пока не можем. Но они, однозначно, имелись. Вполне вероятно, что этими связями Борис Пономарёв мог поделиться со своими родственниками – например, секретарём советского посольства в Польше Николаем Пономаревым, втайне встречающимся с лидером антисоветской «Солидарности» Валенсой. Или поделиться с племянником Владимиром Пономарёвым, организовавшим со своим сыном Ильёй супервыгодную и одновременно безнаказанную торговлю импортными компьютерами. Мгновенное устройство 21-летнего Ильи Пономарёва топ-менеджером в транснациональную Шлюбмерже, не чурающуюся взаимодействием с ЦРУ, вполне может объясняться  очень выгодным для компании приобретением канала выхода как на постсоветскую элиту России, конвертировавшую партийные должности в крупную собственность и высокие позиции в управлении новой Россией, так и каналом выхода на некоторых представителей международной элиты, если предположить, что и Илье Пономарёву по наследству достались связи двоюродного деда.

Свидетельством этому также может быть более чем странный вояж, совершённый Ильёй Пономарёвым в Соединённые Штаты в 2004 году во время выборов Президента Америки. Маршрут перемещений Пономарёва почему-то в точности совпадал с предвыборной компанией Джона Керри из демократической партии. В статье Новой газеты “Штатный президент” так объясняется поездка Пономарёва в США:

«Многие общественные и государственные структуры США в последнее время организовывают ряд визитов, с тем, чтобы иностранцы на месте могли ознакомиться с предвыборной ситуацией в Америке. Из России приглашают не только традиционно рукопожатных в США «правых», но и госслужащих, членов избирательных комиссий и даже коммунистов. С одним из таких наблюдателей — Ильей Пономаревым, руководителем Молодежного левого фронта, — мы и беседуем о предвыборной Америке».

Джон Керри во время выбороной компании Президента США, 2004 г.
Джон Керри во время выбороной компании Президента США, 2004 г.

Таким образом, визит Пономарёва организовали «общественные и государственные структуры США». А в самом «Молодёжном Левом фронте», предшественнике движения «Левый фронт», сообщалось следующее:

«Илья Пономарев действительно в настоящее время находится в Соединенных Штатах Америки, и зачастую оказывается в тех же городах, которые посещает и кандидат от Демократической партии. Однако это еще не означает, что руководитель аппарата ОК МЛФ занимается работой в каком-либо избирательном штабе. На самом деле он проводит встречи с представителями американских коммунистов и комсомольцев, а также с представителями Демократической партии, кандидата в президенты от которой поддерживают в ходе нынешней президентской кампании левые силы США».

Выходит, Илья Пономарёв обладал некими коммуникативными способностями и ресурсами, настолько необходимыми демократической партии, что те организовали для него специальный визит по городам, куда приезжал с компанией Керри. С кем он встречался? Что ему обещали или обещал он? Был ли он каналом для передачи доверительной информации между элитами? Вопросов больше, чем ответов, но, согласитесь, они вполне законны, учитывая вышеописанный элитный генизис «простого борца за народное социалистическое счастье».

Дальнейшая политическая история, характеризующая Пономарёва как одного из лидеров организации оранжевой революции в России хорошо известна: это и встречи в американском посольстве, и кем-то разрешённые визиты в колонию к Ходоровскому, и организация Болотного процесса, и многие другие факты. Согласитесь, что рассказанная история об элитном происхождении Ильи Пономарёва, его экономическом и политическом становлении расцвечивает нам его жизнь и жизнь его политических проектов вроде «Левого фронты/Боротьбы» новыми красками.

Гурьянов Павел

 

Читайте также:

Странные левые

Проблема троцкизма

 

 

 

Оставить комментарий

*