«Моих выпускников принимают без экзаменов»

Клуб «Юный космонавт»

Если бесконечно тратить время на разбор пятой колонны, её институтов, таких как АНО «Пермь-36», площадок вроде «Пилорамы», её вдохновителей и организаторов из числа членов общества «Мемориал», её связи и проекты, — может сложиться представление, что вменяемые люди в поле гражданских инициатив и проектов вообще отсутствуют. Некоторые даже могут решить, что само это поле не поле, а помойная яма, которой следует избегать.

Однако, стоит начать самим что-то делать, как немедленно обнаруживается, что рядом трудятся замечательные люди, о которых СМИ почти не говорят. Анатолий Иванович Парасенко — один из таких людей (которых он вместе с собой в шутку называет «сумасшедшими»). В прошлом году исполнилось полвека клубу «Юный космонавт», основателем и руководителем которого он является.

Первый же факт из биографии Анатолия Ивановича поражает воображение: у него 101 год и 6 месяцев трудового стажа! Никакой ошибки здесь нет, говорит наш собеседник: «Я же летчик. Мы работали на Новой земле, на севере работали (на дрейфующих станциях), в Салехарде. Год шел за три». Именно его экипаж обнаружил космонавтов Беляева и Леонова, приземлившихся в глухой пермской тайге после их знаменитого полета, когда Леонов стал первым человеком, вышедшим в открытый космос. Ещё один характерный штрих: в 2014 году летчику-ветерану исполнилось 76 лет… и он впервые попал в больницу — повредил ногу во время очередного прыжка с парашютом.

— Я работаю с ребятами 50 лет. За это время клуб выпустил более 700 человек только тех, кто бороздит воздушные просторы нашей родины: пилотов, штурманов и т.д. Я раньше возил поступать в училища по 50 человек за лето: Ульяновское высшее авиационное училище, Челябинский военный авиационный институт штурманов, Тамбовское высшее военное авиационное училище и другие. В этом году я привез 10 человек в Ульяновск, так меня обматюгали последними словами (смеётся), что мало. А почему такой спрос? Потому что это люди уже отобранные! Как говорится, свои. Он уже не уйдёт — за 50 лет у меня не было случая. За ними следишь, когда они уходят в жизнь, разбредаются, их ведёшь — и ни разу у меня не было, чтобы жалоба какая-нибудь пришла, что «у вас такой-то нарушил что-то».

Раньше было так, что из моего клуба ребята переходили в аэроклуб, там из них готовили уже пилотов. Чтобы самостоятельно вылетать без инструктора, надо налетать 16 часов, а мне инструкторы говорили: «Иваныч, что делать с вашими? Они все умеют, сами летают». Ну что делать? Дайте, говорю, им час и выпускайте: зачем топливо тратить! И вот, через два-три часа они уже сами летают. Потому что подготовленные.

Ну, а сейчас я их передаю сразу в летные училища. Моих выпускников принимают без экзаменов! У них кучи грамот, медалей, характеристики. И когда они приходят с «налетом», прыжками — их сразу принимают.

В прошлом году выпускники моего клуба заняли первое место на чемпионате мира по парашютному спорту в дисциплине freefly (свободный полет — О.Г.). В 2013-м Михаил Безденежных занял второе место в многоборье на XXII Чемпионате России по самолетному спорту, а в командном зачете команда Пермского края, в которую он входил, стала чемпионом.

— Ваша программа рассчитана на три года, т.е. вы набираете девятиклассников? Много человек обучается сейчас?

— Да, восьмой-девятый классы. В прошлом году через меня прошло человек 400. А вышло на прыжки 40. Бывает, пришёл, месяц походил — неохота стало. Здесь заниматься надо. Прежде всего идут прыжки. Первые три месяца.

Но у меня не только подростки, кстати, учатся. Вот недавно женщина прыгнула с парашютом, ей 63 года!

— Ваши курсанты именно с «крылом» прыгают?

— Мы готовим их также и к Д-5 и Д-6 (десантные парашюты — О.Г.), но прыгают они с «крылом» (тип парашюта, имеющий большую горизонтальную скорость полета — О.Г.).

— Чем ещё заманиваете молодежь?

У меня есть связи с «Соколом» (авиабаза ВВС — О.Г.), мне разрешают приводить ребят, показывать им самолеты: «Миг-31» и прочие, костюмы высотные — им всё расскажут, объяснят.

Мы им и про космос, естественно, рассказываем. И даже Дмитрий Панкратович Глотин, ветеран космонавтики, который участвовал в запуске первого спутника, — приходит читать им лекции.

— Ваш клуб раньше ведь в другом месте находился. Как вы оказались на Вавилова, 4?

— Раньше мы работали от РОНО. Мне дали партийное поручение работать с хулиганами. Приходишь в школу, зовешь их на аэродром. Им нравится, потом приходят в кружок сюда, и вот так потихонечку-потихонечку втягиваются. Мы занимались при разных  школах: в Дзержинском, Орджоникидзевском районах. Потом нам выделили помещение на Одоевского, 34 — сухой полуподвал на 300 кв.м., с большим и маленькими залами — и ПНОС (ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» — О.Г.) потратили 25 миллионов, чтобы его отремонтировать. Но 15 лет назад местные власти позакрывали многие детские учреждения, и в том числе нас. А ведь у нас там был даже музей космонавтики, в котором были космические костюмы. Мы ездили с ребятами на Байконур, Плесецк, в Звездный, Монино, где расположен Центральный музей ВВС, и т.д. И везде нам чем-то помогали, так что, когда нас разогнали, мы вывезли несколько фур разного добра.

Потом мне посоветовали сходить в аэропорт, я там пообщался с начальством, начал им что-то рассказывать, они не выдержали: «Иваныч, чего тебе надо?!» Я говорю: «Самолет». Они: «Вон, бери, и не мешай». Я померил: у Ту-154 база не проходит для перевозки — 10 метров, Ту-134 — 7 метров, тоже не проходит. А у АН-24 — 5 метров, взяли его. Опять вопрос, куда ставить? Меня свели с предпринимателем, который получил землю рядом со сквером Миндовского, и он мне говорит: «Давай поставим туда твой самолет, я открою кафе, и мы назовем его «АН-24», — а я, соответственно, смог бы там заниматься с ребятами. И вот этот самолет стоит там уже почти 15 лет. Они его, конечно, переоборудовали, сделали поуютнее, но по моей просьбе была сохранена кабина с приборами для занятий, всё там работает, мигает. Такой вот симбиоз.

Анатолий Иванович Парасенко

Некоторое время мы там занимались с ребятами. А после пожара в «Хромой лошади» к нам пришла СЭС: «Вы тут занимаетесь, столько людей…» (у меня обучалось тогда 35 человек) Я говорю: «Понял», — включаю сирену, засекаю время по секундомеру и даю команду: «Пожар, покинуть самолет». За 7,5 секунд 35 человек покинули самолет, а эти чиновники даже не успели и глазом моргнуть, однако все равно начали выставлять требования. Ну, я сперва сунулся к государству — там мы никому не нужны. Позвонил космонавту Леонову: «Приезжай». Он приехал, обматерил меня последними словами: «Ты почему сразу не позвал?!» — и написал десять писем: мэру, другим чиновникам, партиям и всем прочим.

И кто, вы думаете, откликнулся? Самые бедные — военкомат. Дал нам это заброшенное помещение на 300 кв.м., и ничего с нас не берёт. Никто меня не трогает, только комиссару я докладываю, что служба идет. И вот уже пять лет я тут всё оборудую. Конечно, кругом беспорядок, все надо доделывать — ждем от пенсии до пенсии, как представится возможность. Ещё откликнулась КПРФ, помогают нам. А больше мы ни от кого ничего не получаем.

Приходится бегать по организациям. Смотришь, «Рога и копыта», зашел, попросил — получил пинка под зад, в другое место зашел — помнутся, скажут: «Только ржавых гвоздей дать можем». А я им: «Нам больше ничего и не надо». Так что мы ни от какой помощи не откажемся. Нужна, например, помощь в создании и ведении собственного сайта. Чтобы, как отпрыгались, сразу показать фотографии, новости опубликовать.


Связаться с клубом «Юный космонавт» для оказания помощи и по другим вопросам можно по телефону 284-83-33 (Анатолий Иванович Парасенко)


С другой стороны, я хоть сейчас могу организовать лагерь на 30 человек вплоть до одежды. У нас есть автомобиль «Волга», есть «буханка» — очень удобна для обслуживания лагеря, в любой момент можем одолжить «Газель» грузопассажирскую. Ну, и у нас есть самолет АН-24, есть вот эти классы от военкомата. Был «Запорожец», да его угнали со стоянки, поэтому нам очень нужна маленькая машинка, типа «Оки», чтобы можно было оперативно добираться по городу по делам (тем более я сейчас с ногой маюсь).

Недавно мы выиграли грант на 110 тыс. руб. Да и то на руки я получил только 30 тыс. А остальные 80 тыс. мне сказали тратить за свой счет, и только потом мне эти расходы возместят, якобы. Вообще мы шли на пять миллионов — писали бумаги, тратили деньги, чтобы правильно заполнить документы. Нет, не дали. Дали тем, кто занимается реабилитацией наркоманов.

— А кто ещё с вами работает в клубе?

— Нина Ивановна Одинцова, врач с 45-летним стажем, терапевт. Она ведёт ребят. Валерий Иванович — инструктор, ведёт военную подготовку. Тут и пистолеты в свое время были — это же военкомат, так что тут есть и комната для хранения оружия, обитая железом. И я хочу сейчас получить какой-нибудь грант для покупки пистолетов, чтобы сделать тут тир, чтобы ребят завлечь. Мы могли бы и больше ребят брать, но тогда я не буду успевать заниматься хозяйственными делами. Нужны ещё инструктора. Если бы они работали по ставкам, то я смог бы сосредоточиться на организации.

— Сейчас, когда помещение появилось, какие у вас дальнейшие планы?

— Я пытаюсь договориться с какой-нибудь школой, чтобы организовать в ней настоящий лётный класс. Как кадетский класс, но при школе. А ещё мы хотели с Галиной Олеговной Смагиной запустить обучение летному делу в Пермском авиационном техникуме. Дело в том, что сейчас малая авиация стала востребованной, появились рейсы из Перми в Свердловск и т.д. Их выполняют небольшие самолеты на 15-20 человек, но для них не хватает пилотов. Сейчас ведь у нас никто таких специалистов не готовит. А в техникуме нашем всё необходимое для обучения есть. Уже нашли даже, кто бы с ними летал. В Свердловске есть самолеты, они готовы были сюда их пригонять, чтобы здесь мы могли заниматься. Начали организовывать, забегались, но у нас это никому оказалось не нужно. Однако мы не сдаемся.

Олесь Гончар

 

Справка:

Согласно данным, опубликованным на сайте аэропорта «Пермь», в 2014 году число пассажиров, воспользовавшихся региональными авиарейсами, выросло в два раза. Отчасти это объясняется тем, что проект по развитию региональных авиаперевозок в Приволжском федеральном округе был запущен не в начале 2013 года, а 1 апреля. Однако, даже с учётом этого, рост налицо:

«В рамках программы за год 10497 чел. (рост на 60,9% к 2013 году) воспользовались рейсом до Казани. Пассажиропоток на рейсах до Уфы составил 8321 чел. (рост 78,1% к 2013 году). 5748 пассажиров (рост 128,1% к 2013 году) было  обслужено на направлении Пермь-Самара. Маршрутом Пермь-Киров воспользовались 1385 пассажиров (рост 118% к 2013 году). Пассажиропоток рейсов до центра ПФО Нижнего Новгорода составил 1936 чел.  На рейсах до Ульяновска было обслужено 1102 пассажира. В 2013 году пассажиропоток до Нижнего Новгорода составил 172 чел., до Ульяновска – 163 чел.».

Очевидно, это не может не сказаться на востребованности профессии летчика.

 

 

Читайте также:

«Главное — посеять бациллу интереса в благоприятную среду»

Пермское небо на земле

 

 

 

Оставить комментарий

*