Экономические идеи Дмитрия Медведева

Рубрика: Политическая война

Дмитрий Медведев

Гайдаровский форум 2015 года открылся выступлением премьер-министра РФ Дмитрия Медведева. Дмитрий Анатольевич неоднократно делал заявки на концептуальность. В 2013 году премьер-министр даже выступил с попыткой трансформировать основы консервативной идеологии. Аналитики ехидно комментируют недавнее медведевское выступление как самый содержательный доклад Гайдаровского форума.

Уже в самом начале своего получасового выступления Медведев заявил: «Россия платит свою цену за глобализацию». А что это за цена? Распад Советского Союза тоже был платой за глобализацию? А какую цену Россия платит сейчас?

Лидер партии «Единая Россия» пытается проанализировать причины кризиса, который обрушился на нашу страну:

«Фактически наша страна сегодня находится в точке пересечения нескольких кризисов, которые спровоцированы тремя группами причин. Одной из составляющих являются последствия мирового кризиса 2008 года. Во-вторых, это политическое и экономическое воздействие, направленное непосредственно на нашу страну. Третья и основная группа причин – внутренние ограничения, которые накопились в нашей экономике»

А может, все-таки коренные причины кризиса кроются как раз в том постоянном стремлении к глобализации? Не поэтому ли нас так лихорадит от любого кризисного явления? Кризис 2008 года начался с обвала ипотечного рынка в США, а потом добрался уже и до нас. Не логично ли было бы выстроить свою систему и свои процессы так, чтобы не зависеть (или хотя бы меньше зависеть) от внешних явлений? Это касается также и цен на нефть, и ситуации на валютных рынках.

Что же предлагает нам Дмитрий Анатольевич?

«Старая энерго-сырьевая модель исчерпана. Это понимают все. Она не может дать ни устойчивого роста, ни стимулов для инвестиций в реальное производство. Все слабее она воспринимает технологические новации. И, главное, не обеспечивает стабильного повышения уровня жизни. <…> Речь идет о том, чтобы изменить саму модель нашего развития».

Ну вот, казалось бы, замаячил свет конце тоннеля… Но не тут-то было.

«Но прежде всего для устойчивого экономического роста необходимо повысить доверие. <…> между населением, бизнесом и государством. Доверие – ключевой институт, одна из опор современной экономики, его ничто не может заменить. Как и государство никогда не способно заменить собой бизнес».

Доверие, доверие, мы ни во что не вмешиваемся. У нас только доверие. И поэтому председатель Правительства России формулирует не то, что он и его команда будут делать, а то, чего они делать не будут «ни при каких условиях»:

«1. Россия не собирается закрываться от мира, менять курс в сторону мобилизационной модели экономического развития. Мы прошли гигантский путь от полуразрушенного постсоветского хозяйства до крупной экономики западного типа. И было бы чудовищной ошибкой вернуться в прошлое».

С каких пор мобилизация – это прошлое? Почему нельзя менять курс в сторону мобилизационной модели? И в чем тогда альтернатива?

«2. Власть не пойдет на отказ от свободной конвертации рубля. Политика ЦБ, которую он проводит на настоящий момент, – это правильная политика. Мы не собираемся проедать валютные резервы. У нас достаточно механизмов, чтобы обеспечить устойчивость рубля. У нас есть положительный платежный баланс, который является главным фактором для установления сбалансированного курса национальной валюты».

Наверное, Дмитрий Анатольевич уже забыл о событиях 15-16 декабря 2014 года, когда была произведена мощнейшая финансовая атака, вызвавшая волну спекуляций и панику и обрушившая рубль до исторических минимумов. Ни платежный баланс, ни механизмы не помогли. Готовы ли мы к новым атакам?

«3. Россия будет соблюдать свои международные обязательства».

Ну, это очевидно. Раз уж мы продолжаем глобализироваться.

«4. Мы не будем ограничивать свободу предпринимательской деятельности. Бизнесу нужна большая свобода, чем та, которая есть сейчас. И государству в одиночку без бизнеса не изменить модель экономического развития».

Очень интересно. Так кто, получается, реально управляет государством, если оно само не может решить для себя важнейшие задачи, касающиеся экономической безопасности?

«5. Власть не собирается ждать, когда просто поднимутся цены на нефть. Издержки необходимо снижать, а качество проектов повышать».

То, что Правительство ничего не собирается делать, кроме еще большей либерализации всего на свете, мы поняли. Реально непонятным осталось только одно: в чем тогда та новая модель экономического развития, о которой говорит Медведев? Он собрался уходить от энерго-сырьевой экономики и идти… куда? Где путь?

«Глобализация остается ведущим трендом. <…> Глобализация вступает в новую фазу, когда возрастает роль региональных интеграционных объединений. Скажем прямо, мы ценим те отношения, которые у нас сложились с Европой на протяжении десятилетий. Это наш главный до сих пор торговый партнер. Надеюсь, что в скором времени эти отношения удастся нормализовать. Во всяком случае, мы этого хотим».

Попытаемся выполнить перевод на русский:

1. Глобализация (вхождение в Европу) – по-прежнему главный вектор и мечта элиты.

2. «Мы ценим те отношения, которые у нас сложились с Европой на протяжении десятилетий» = «Нам там уже все пообещали».

3. «Надеюсь, что в скором времени эти отношения удастся нормализовать»

= «Но они почему-то продолжают вводить санкции. Надеюсь, это временно».

4. «Во всяком случае, мы этого хотим».

Как говорится, без комментариев.

По сути, наиболее  концептуальным жестом было само участие премьера в Гайдаровском форуме. Поддержка данного мероприятия на уровне главы правительства и официального лидера правящей партии означает одно: путь либерализации и вестернизации власти по-прежнему кажется оптимальным и безальтернативным.

 

Антон Скоселев

 

Читайте также:

Хроники пятой колонны: итоги года

Что там с программой десоветизации?

Новые взлеты демократической мысли

 

 

 

Оставить комментарий

*