ПГНИУ – ПГФА – ПГМУ. Игра продолжается?

Рубрика: Родительское сопротивление

ПГНИУ – ПГФА

Решён ли вопрос о присоединении пермской фармакадемии (ПГФА) к пермскому национальному исследовательскому университету (ПГНИУ)? В четверг Учёный совет ПГФА проголосовал за это. В пятницу Учёный совет ПГНИУ также вынес этот вопрос на голосование, и большинством голосов было принято решение обратиться в Правительство РФ с просьбой об объединении с Пермской государственной фармацевтической академией.

Всё было сделано стремительно — с опорой на поддержку вице-премьера Ольги Голодец. Поручение рассмотреть возможность объединения было дано у неё на совещании. Со слов и.о. ректора ПГФА И.В. Алексеевой, «есть официальная информация — распоряжение Ольги Юрьевны Голодец о том, чтобы присоединить фармакадемию к ПГНИУ». Об этом приходила бумага в Правительство Пермского края; и.о. ректора Алексеева вместе с бывшим ректором Г.И. Олешко ходили к министру образования Пермского края, обсуждали предложение Голодец, готовили документы и передали их губернатору на рассмотрение.

При этом первоначально наиболее сильной была позиция Пермской государственной медицинской академии (ПГМА) (ныне университета — ПГМУ), которая также желала присоединения ПГФА к себе. Для этого ректор ПГМА(У) И.П. Корюкина вместе с губернатором Басаргиным, (а до него с Чиркуновым) обращались в Минздрав с просьбой об объединении ПГФА с ПГМА(У). Как утверждали наши информаторы, в этом была заинтересованность и спикера Заксобрания Пермского края Валерия Сухих, имеющего самое непосредственное отношение к предприятию «Пермфармация» и большой сети пермских аптек. Сухих мог рассматривать объединённый вуз как «запасный аэродром», куда можно было бы приземлиться после ухода с его нынешнего поста. Совсем недавно эту версию, которую мы слышали из устных источников, опубликовали на специфическом портале (специализирующемся на «вбросах») — URA.RU. Как рассказала на заседании Учёного совета ПГФА проректор А.В. Солонинина:

В Академию приходило письмо Минздрава о том, что в Минздрав обратился губернатор с ректором медицинской академии Корюкиной о том, чтобы ПГФА присоединить к медицинской академии. И мы на это писали обоснование о том, что мы не считаем целесообразным это делать. Поскольку специфика фармацевтического образования, она не совсем совпадает с медицинским образованием. Что сейчас особое внимание уделяется производству лекарственных препаратов, и для государства это важнейшая государственная политика — создание отечественных конкурентоспособных препаратов, и для этого нужна соответствующая подготовка кадров. Что мы получили лицензии на 2 специальности: «Химической технологии» и «Биотехнологии». В этой связи не считаем целесообразным присоединение фармацевтической академии к медицинской. Также там мы обосновывали, что у нас вуз не только федерального значения, в котором обучаются студенты из разных регионов (более 60 регионов), но и из 12 иностранных государств. Мы не считаем возможным вообще присоединение. Вот такое письмо было направлено в Минздрав.

Процесс присоединения ПГФА к медуниверситету, как нам сообщали наши источники, был в начале декабря вопросом практически решённым, да и сама И.П. Корюкина, судя по тому, как она отвечала на вопросы о возможном слиянии, видимо, так считала. И так было до тех пор, пока фармацевтическая общественность не сказала своё слово. Сначала студенты, а потом преподаватели и учёные ПГФА направили открытые обращения в адрес Министра здравоохранения РФ о том, что они выступают против соединения ПГФА с ПГМУ. Они дали этому подробное обоснование, высказались за сохранение самостоятельности и против кулуарности при принятии таких судьбоносных для страны решений. 14 декабря инициативная группа фармобщественности записала видеообращение к Президенту РФ, в котором студенты и преподаватели ПГФА зачитали свои обращения, выразили мнение, что развитие фармацевтического образования — это вопрос национальной безопасности страны, даже предложили как альтернативу слиянию — идею создания на базе ПГФА первого в России фармацевтического университета, ориентированного на передовую фармацевтическую науку и промышленность. Вся эта деятельность студентов и преподавателей была широко освещена в СМИ и, по всей видимости, это ослабило позиции Корюкиной-Минздрава. При этом по «закону качелей» были автоматически усилены позиции классического университета Прикамья (ПГНИУ )и Минобра (что подкрепилось инициативой Ольги Голодец). Которые и воспользовались шансом — предложить руководству и Учёному совету ПГФА спасение от присоединения к Медуниверситету посредством слияния с ПГНИУ. Спасения, потому что вариант Корюкиной всегда рассматривался сотрудниками ПГФА едва ли не как катастрофа. Российская практика показывает, что фармфакультеты при медвузах чувствуют себя очень ущербно, как нелюбимая падчерица у злой мачехи. И это подтвердила в начале декабря и сама ректор меда И.П. Корюкина, заявившая, что в случае слияния почти 70% специализированных под фармацию кафедр ПГФА будут слиты с кафедрами Медуниверситета.

Фармация — в гораздо большей степени индустриально-техническая специальность, нежели чисто медицинская, чего люди с медицинским образованием, к сожалению, не всегда понимают, а потому и относятся к фармации часто с пренебрежением, недоверием или даже откровенно враждебно.

Примерно в этом ключе и рассуждали члены Учёного совета ПГФА, которые решили как за последнюю соломинку ухватиться за предложение университета. Лично мне кажется, что вариант независимости ещё можно было отстоять, предложив ту самую идею фармуниверситета, давно витающую в учёной среде ПГФА. Но за неё надо было бы долго и упорно бороться. Есть ли у ПГФА ресурсы для такой борьбы — ресурсы для сложной, во многом аппаратно-элитной игры в самых верхах российской власти? Игры, в которой требуется проявить решительность и смелость, проявить свою «субъектность». Есть ли они у ПГФА в достаточном количестве — вопрос открытый.

26 декабря Учёный Совет ПГНИУ, как я уже говорил, на основании решения Учёного совета ПГФА в рамках плана Ольги Голодец направил прошение о слиянии двух вузов в Правительство РФ. Но закончена ли на этом игра? Отказалась ли вторая сторона, у которой прямо из под носа была уведена фармакадемия, от борьбы за лакомый актив?

По-видимому, нет. Вот посмотрите, какие сообщения о вероятном слиянии публикуют ведущие СМИ страны и города, ссылаясь на инцидент, который произошёл со мной на Учёном совете ПГФА и который я подробно осветил в своём блоге.

РБК:

Ученый совет Пермской государственной фармацевтической академии принял решение присоединиться к Пермскому государственному национальному исследовательскому университету. На заседании, состоявшемся вечером 25 декабря, вместо запланированного обсуждения вопроса о присоединении ПГФА к Пермской государственной медицинской академии, на голосование было поставлено предложение о слиянии с ПГНИУ. При этом всех преподавателей, не согласных с такой постановкой вопроса, попросили «покинуть зал», сообщил неофициальный источник. Руководство ПГФА пока от комментариев отказалось.

Коммерсант:

Вчера ученый совет Пермской фармацевтической академии принял решение о слиянии с Пермским государственным национальным исследовательским университетом, сообщает портал «В курсе». Это было сделано без обсуждения с сотрудниками академии. Решение было неожиданным, поскольку ранее планировалось присоединение к Пермской медицинской академии, поэтому несогласным рекомендовали покинуть зал заседаний. Сегодня ученый совет ПГНИУ большинством голосов принял решение «об обращении в правительство РФ с просьбой об объединении с Пермской фармацевтической академией.

Properm.ru:

Как пишет «РБК», на заседании, состоявшемся вечером 25 декабря, вместо запланированного обсуждения вопроса о присоединении ПГФА к Пермской государственной медицинской академии, на голосование было поставлено предложение о слиянии с ПГНИУ. При этом всех преподавателей, не согласных с такой постановкой вопроса, попросили «покинуть зал», сообщил неофициальный источник портала.

И так далее в других СМИ. Налицо попытка противной стороны отыграть случившееся в свою пользу, причём то, как поданы события, в корне не соответствует действительности.

Первое. То, что «вместо запланированного обсуждения вопроса о присоединении ПГФА к Пермской государственной медицинской академии, на голосование было поставлено предложение о слиянии с ПГНИУ», - неправда. В первоначальной повестке Учёного совета вообще не значился вопрос о присоединении к кому бы то ни было. Повестка до сих пор висит на сайте ПГФА, и такого вопроса там нет. Вопрос о присоединении к ПГНИУ был внесён в повестку в начале заседания неожиданно для сотрудников ПГФА, которые не являются членами Учёного совета. Вопрос же о присоединении к ПГМУ в повестке точно не стоял, да и не мог стоять. Все всегда выступали однозначно против этого.

Второе. «При этом всех преподавателей, не согласных с такой постановкой вопроса (видимо, имеется ввиду, выступающих за слияния с ПГМУ), попросили «покинуть зал». Опять неправда. Не было там людей, выступающих за присоединение к меду. Было следующее. Доцент ПГНИУ М.В. Игошев, ставший недавно по совместительству и.о. завкафедрой физкультуры и, видимо, мечтающий работать на двух должностях в рамках одной организации, почему-то испугался присутствия на Учёном совете сотрудников ПГФА — не членов Учёного совета. Он предложил им удалиться, а когда я отказался это сделать, предупредив, что являюсь ещё и журналистом, он набросился на меня и попытался вывести силой. Но был остановлен. М.В. Игошев будет отвечать за это по закону в соответствии с УК РФ. Но я зал не покинул и за слияние с Медакадемией, уж точно, не выступал.

Статьи же в СМИ — явная попытка игрока, который хотел слияния ПГФА с ПГМУ, ослабить ход ПГНИУ-Голодец. Кстати, буквально те же СМИ на этой неделе публиковали фальшивку о том, что в ПГФА закрылся центр нейробиологических исследований, открытый 2 месяца назад.

Что же касается судьбы ПГФА, то, как мы видим, игра ещё не кончена. Если рассматривать только вопрос о присоединении, то по мнению и Учёного совета, и студсовета ПГФА, и сотрудников, с которыми я беседовал, вариант ПГНИУ, конечно же, более предпочтителен. Другое дело — как присоединяться. Как кажется мне и учёным ПГФА, с которыми я разговаривал, оптимальным был бы статус бывшей ПГФА как института при ПГНИУ: «ПГФИ при ПГНИУ». Кстати, в начале 1920-х годов фармацевтическое образование в Перми получали как раз в фармацевтическом институте при Пермском государственном университете и лишь затем фарминститут стал совсем самостоятельным. Можно вспомнить, что и в старинном Дерптском Университете, который хотели перевести в Пермь в 1915 году, тоже был отдельный фарминститут, а не факультет. В случае вхождения в университет в качестве института структурно сохранились бы кафедры и те же сотрудники на них бы работали. Возможно, и проблема сохранения высокого статуса заведения в международных рейтингов, актуальная для более сотни иностранных студентов, получающих у нас фармобразование, была бы решена. ПГФИ ПГНИУ стал бы преемником наработанного годами рейтинга ПГФА. Зато ПГФА теперь бы получила возможность более плотного сотрудничества с научными и образовательными возможностями ПГНИУ, например, мог бы реализоваться проект Л.А. Сосниной с кафедры физики ПГФА: организовать двухгодичную доподготовку выпускников химфака на базе ПГФА, для того чтобы выдать им сразу два диплома — химфака и провизорской. Такие кадры были бы на вес золота в фармацевтической промышленности и науке.

Есть, конечно, и нерешённые пока проблемы слияния. Например, ПГНИУ имеет финансирование бюджетных мест из расчёта на потребности Пермского края. В ПГФА же, финансируемой из федерального бюджета, 90-95% студентов приезжают из более чем 60 субъектов РФ. Набор на бюджетные места ПГФА составляет 200-300 (и даже 400 в отдельные года) человек на первом курсе. При том, что дефицит фармкадров в России страшный. Это десятки тысяч специалистов, срочно необходимых стране. Будет ли Минобр, если ему передадут ПГФА, выделять финансирование на обучение 300 и более бюджетных мест ПГФА для всей России, как это было ранее при федеральном финансировании ПГФА, или будет лишь покрывать потребности Пермского края в 20-30 человек? Но вот тогда неизбежным будет сокращение уникального преподавательского состава ПГФА. Этот вопрос пока неясен и поэтому вызывает опасения. Но и он может быть решён. Например, если строку финансирования ПГФА передадут из бюджета Минздрава в бюджет Минобра, или, например, если будут привлечены на это средства, выделенные в рамках программы Правительства РФ «Стратегия развития фармпромышленности Фарма 2020». Или если на финансирование бюджетных и целевых мест будут привлечены средства российской фармпромышленности. В любом случае, все эти вопросы решаемы, надо лишь их ставить и добиваться таких действий, которые бы обеспечили развитие Пермской фармакадемии в частности и российской фармации в целом как неотделимых элементов в структуре лекарственной, а значит и национальной безопасности страны.

Павел Гурьянов

 

 

Читайте также:

Информация о закрытии центра нейробиологических исследований в пермской фармакадемии — фальшивка с целью дискредитации ПГФА

Ректор меда: присоединения ПГФА хочет губернатор, а письмо студентов — фальшивка

Преподаватели пермской фармакадемии поддержали протест студентов против ликвидации их вуза

Студенты пермской фармакадемии протестуют против ликвидации их вуза

 

 

 

Оставить комментарий

*