Ректор меда: присоединения ПГФА хочет губернатор, а письмо студентов — фальшивка

Рубрика:Родительское сопротивление

И.П. Корюкина, ректор Пермского Государственного Медицинского Университета (ПГМУ)

10 декабря в административном корпусе медицинского университета (ПГМУ, ранее академии), к которому хотят присоединить Пермскую государственную фармацевтическую академию, состоялась встреча ректора И.П. Корюкиной со студентами, на которой она пообещала ответить на все заданные ей вопросы. Мы не преминули воспользоваться таким уникальным шансом и попросили её прокомментировать информацию о присоединении фармакадемии к «меду», которая заставила нас написать протестное письмо. Ответы, которые мы получили, чрезвычайно важны для понимания сути процесса, происходящего с нашей академии.

Итак, что ответила Корюкина на наш вопрос:

Я могу прокомментировать ту ситуацию всю. Может, без излишних деталей. В Российской федерации медицинские и фармацевтические вузы относятся к специальности «медицина и здравоохранение». Оба вуза имеют подчинение и федерального учредителя — Министерство здравоохранения РФ.

Вопрос не новый. Когда-то этот вуз был в нашем составе факультетом, потом он был самостоятельным вузом.

В этом месте я позволю себе остановиться и процитировать пункт 5 из коллективного обращения сотрудников ПГФА против ликвидации вуза:

Печальный исторический опыт. В начале 30-х годов ХХ века уже был прецедент присоединения фармацевтического факультета университета к медицинскому институту. В результате руководство мединститута сделало всё, чтобы закрыть факультет. В итоге студентов, которых могли поддержать родители, уехали заканчивать образование в Ленинградский фармацевтический институт. Остальные студенты оказались выброшенными на улицу. Тогда страна готовилась к войне и остро нуждалась в фармацевтических кадрах, поэтому в 1937 году был открыт самостоятельный фармацевтический институт — будущая Пермская государственная фармацевтическая академия. В институте были созданы научные школы. Ему первому доверили проводить последипломное повышение квалификации провизоров, открыть факультет заочного обучения. В настоящий момент страна также остро нуждается в кадрах для фармацевтических предприятий, также оказалась, чуть ли не в предвоенной ситуации. Так зачем же передавать руководство фармацевтической отрасли, индустриально-технической по своей сути специалистам другого медико-биологического профиля?

Для И.П. Корюкиной, однако, тот опыт 80-летней давности видимо оценивается как сугубо положительной. Но продолжу цитировать:

По России я не могу сказать, сколько было фармацевтических институтов, но их было больше. Все они в процессе последних лет присоединены к медицинским академиям либо медицинским университетам. Все являются факультетами, за исключением двух. Первая — Санкт-Петербургская химико-фармацевтическая академия, имеющая своё производство. Там завод, они самостоятельны в связи с этим. И осталась единственная фармацевтическая пермская академия, о которой, когда пятигорскую фармакадемию присоединяли к Волгограду, уже шла речь о том, что она последней будет присоединена к пермской медицинский академии. Это было озвучено 3 года назад.

Процитирую ещё раз фрагмент из обращения сотрудников ПГФА:

Нам не известны публичные экспертные площадки, на которых обсуждался бы данный вопрос, не известны имена учёных, руководителей фармацевтических предприятий и других экспертов фармацевтической отрасли, которые бы выступали за ликвидацию Пермской фармакадемии как самостоятельного образовательного учреждения.

Т.е. вопрос этот обсуждался кулуарно, за спинами широкой фармацевтической экспертной общественности. Корюкина продолжает:

Но ещё до этого губернатор Чиркунов писал письма о том, что нужно это сделать. Затем писал губернатор Басаргин. Он обращался в Минздрав о том, что необходимо сделать именно в таком варианте укрупнение вузов с объединением потенциалов.

Итак, сделано очень важное заявление — якобы губернатор в курсе, и более того, целиком и полностью поддерживает и продвигает эту идею.

Мы сами не стремимся ни к чему абсолютно, потому что в академии той есть большие проблемы: финансово-хозяйственно-уголовного свойства. Для нас это была бы большая головная проблема. У нас своих забот и хлопот выше головы. Но, по решению учредителя,… а только он решает, что и как сделать. Скажут присоединить — присоединят. Не скажут присоединить — у нас есть, как жить и что делать.

Здесь я остановлюсь и выскажу свою версию о том, какой могла быть тактика присоединения ПГФА у людей, которые этого хотели, исходя из озвученной Корюкиной аргументации. Итак, идее присоединения, мощно поддержанной как губернатором, так и министерством, и уж тебе более Корюкиной 3 года. Но тогда присоединение было невозможно. ПГФА — мощный и знаменитый на всю страну фармвуз, в отличие от регионального «середнячка» — медакадемии. У вуза был свой ректор, который успешно отбивал в московских кабинетах ликвидаторский зуд. Но срок ректора кончился. И на выборах нового министерство активно лоббирует человека, поведение которого будет запрограммировано на финансовые нарушения, криминал и деструктивные действия в отношении вуза, если он ей достанется. Проницательный человек очень быстро понимает, что за человек Одегова. И вот из 3-х претендентов от вуза, выразивших желание баллотироваться, Минздрав сразу зарубает фигуру Петриченко, деятельного и порядочного профессора с кафедры ботаники, а потом настоятельно проводит компании за то, чтобы в вузе была выбрана именно Одегова. Её и выбрали, хотя сразу люди стали говорить о том, что она будет разваливать вуз. Так и получилось. Теперь же, когда эта дама, которой закономерно светит срок за воровство, наломала дров, скомпрометировала вуз и, в конце концов, обезглавила, его можно брать тёпленьким, сетуя на то, что берут на себя проблемы. Проблемы, которые сами и организовали. Но это, конечно, всего лишь моя версия.

Что же касается самой Корюкиной, то как вам нравится её рекордный доход за год — 7 997 511 рублей? Насколько это вообще законно в вузе, где сотрудники пишут письма Путина о том, что просто не могут прожить на нищенскую заплату. И что все уже забыли про хищение в медакадемии 33 миллионов рублей, выделенных на постройку общежития?

Продолжу цитировать:

Вот это наша позиция совершенно чёткая. Т.е. мы никакую инициативу не проявляем. И вы видите, что отсутствует комментарий с нашей стороны. Пусть комментирует Минздрав, которому решать этот вопрос.

Но, конечно же, после отказа комментировать сразу последовал комментарий:

Теперь я вам могу сказать, в чём плюсы, потому что это же понятно. Во-первых, объединённость это всегда сильнее. Это точно. Большой лучше маленького.

Второй момент. Это объединение в структуре медицинского образования очень мощных кластеров. Очень хорошая фармакадемия: прекрасные преподаватели, отличные студенты — вопросов нет. И у нас такие. Может, ещё лучше.

Кажется, нас только что ругали, и вот мы уже стали «прекрасными».

Но если бы эти коллективы были объединены, это же получается, всё, что фармация наработала, может внедряться сразу в клинику.

Да? Что прямо так сразу? И клинических испытаний уже не надо? Или на ваших пациентах можно и без них? А больных об этом предупредили?

С точки зрения научного движения совершенно другой потенциал. С точки зрения материальной базы. А, кстати, у них 18 кафедр. 12 из них повторяют наши. Вот если бы 2 физики соединились. Надо понимать — ни один студент никуда не девается. Ни один преподаватель никуда не девается. Соединились 2 коллектива. Студентов стало больше в объединённом состоянии. Преподаватели все вместе, с часами на обучение, пришли за ними. Все, никто никуда ни один не делся. Значит, в этом случае их метр квадратный и наш объединяются. Тогда получилось бы, что кафедра становится территориально больше: это размещалось бы здесь, та разместилась бы там. Это уже нужно смотреть, кто куда переехал бы, или, наоборот, остался и принял кого-то. Но кафедры становятся более мощные с точки зрения образовательных условий, с точки зрения материальной базы своей. Это же лучше.

Итак, по плану Корюкиной, 12 кафедр ПГФА из 18 буду слиты с кафедрами ПГМУ. Причём наши кафедры будут перевозить в другие места и, наоборот, на их место заселять или подселять новых коллег из меда. То, что та же физика в фармакадемии — это физика инструментальных метолов анализа, а физика в «меде» готовит студентов к изучению механизмов и методов работы аппаратов физиопроцедур, особо никого не волнует.

Дальше все спортклубы, студклубы, советы СНО, это тоже всё объединится. Мы же строились одновременно. Наши все корпуса стоят рядом, забор в забор, окна в окна. В столовки друг к другу ходим. Поэтому тут есть резон. Сокращение если была бы такая ситуация, то только административно-управленческого аппарата. Но совершенно не преподавателей, абсолютно не студентов.

Относительно сокращения студентов поведаю такую историю. В Перми помимо высшего фармобразования также можно получить и среднее фармацевтическое образование в пермском фармацевтическом училище. Оно было создано в 1923 году, и должно было выполнять задачи подготовки кадров, как для аптек, так и для заводов. В 90-е годы оно выпускало по 100 и более фармацевтов год, обеспечивая потребности пермской области (особенно сельской местности) в кадрах со средним фармацевтическим образованием. Фармучилище без всякого обсуждения общественности и экспертных оценок было присоединено к медицинскому институту и превращено в медико-фармацевтическое. И в настоящее время на специальность «Фармация» принимается всего 18 человек(!), что уже ставит под угрозу обеспечение кадрами районы сельской местности Пермского края. А вы говорите, не будет сокращения. Будет постепенное сокращение набора и вытеснение студентов «фарма» из его законных стен.

По поводу сокращения преподавателей (которого якобы ни разу не будет, хотя 12 кафедр сольют) расскажу ещё одну историю. Ровно год назад стали ходить слухи о том, что медакадемия хочет забрать себе корпус Пермского краевого центра повышения квалификации работников здравоохранения. По информации из надежных источников, Корюкина договорившись с губернатором, получила в собственность «меда» его здание по адресу Баумана 22а. Я об этом писал. При этом, когда сотрудники решили начать протест, поскольку посчитали, что следующим шагом будет выкидывание их на улицу, им сказали, что если они протестовать не будут, то они также, как раньше, будут работать. Единственное отличие — работа будет под началом медакадемии. И вот теперь, через год, как мне передают, этим сотрудникам объявлено, что с января они могут идти на все четыре стороны, а их места займут сотрудники ПГМУ. Это, я считаю, и есть цена малодушия и проявленной трусости. Вот такие они обещания «не сокращать преподавателей» от Корюкиной.

Но продолжу цитировать ректора «меда»:

Наоборот, студенты получили бы диплом университета по специальности «фармация».

Университета, который приобрел этот статус месяц назад, и о котором никто в России не знает, в отличии от ПГФА с её авторитетом ведущего центра фармобразования России.

И теперь — собственно о нас, людях проявивших свою гражданскую позицию.

Но сейчас осуществляя тактика, которую я не допущу. В наш адрес, в адрес наших студентов, нашего вуза идут определённые комментарии. Вы читаете это во всех контактах, в интернете, и мы тоже это читаем.

Случайно не комментарии на 59.ру имеются ввиду, где люди представляющиеся медиками стали орать, что после фармакадемии только в уборщики идти?

Идут заявления, что студенты обращаются. Это, кстати, не студенты писали письмо, чтобы вы знали. Письмо президенту.

Итак, Корюкина нагло лжёт, о том, что письмо писали не студенты. Хотя студенты ПГФА прекрасно знают ребят из студсовета ПГФА, которые его писали. Но её задача письмо скомпрометировать. Мол, не студенты это, фальшивка — значит, не на что и внимание обращать. Письма и студентов, и сотрудников фармакадемии составлялись и подписывались студенческими и преподавательскими коллективами. Утверждение же обратного — просто враньё. Из надёжных источников пришла информация, что с целью скомпрометировать обращения студентов и преподавателей ПГФА в настоящий момент развязана гнусная компания. В органы власти запущен слух о том, что это якобы бывший ректор ПГФА Т.Ф. Одегова организует данные акции. Сами активисты понятия не имеют, где находятся Одегова, но вот лично я надеюсь, что она проведёт в местах не столь отдалённых приличное количество заслуженных лет.

Написаны глупые совершенно вещи. Я думаю, вы тоже это понимаете. Что студентов выселят из общежития фармакадемии, а студенты Медакадемии займут эти места. Что это за чудеса? И второе. Там написано, что сократят и выгонят студентов. Когда идёт присоединение, все часы, все люди, всё соединяется. А то, что административно-управленческий аппарат сократится — в этом ничего плохого нет. Как решать — это воля и решение учредителя.

Вопрос, что в этой очень непростой, повторюсь, связанной с проведёнными проверками ситуацией… Вопрос рассматривается, наверное, абсолютно справедливо. А как он будет решён, зависит от министерства здравоохранения РФ. Как только будет какое-то решение, мы вам скажем. Почему не говорили раньше? А чё вас будоражить? Это же все всегда обостряется слухами. Зачем? Но коли та сторона подняла вопрос, я вам на него отвечаю.

А действительно, зачем будоражить, зачем обсуждать с кем-то стратегические вопросы развития фармации? Обухом по голове решением о ликвидации с 1 января и кафедры слить, пока не опомнились.

Не знаю, как для вас, а для меня этот комментарий Корюкиной однозначно показал: план ликвидации ведущего центра фармобразования в России у неё и губернатора Пермского края есть. Либо Корюкина прикрывает свою инициативу именем губернатора. Судьба ПГФА, согласно этому плану, печальна. Корюкина же пойдёт на любые подставы и подмены для того, чтобы скомпрометировать справедливое недовольство студенческого и преподавательского сообщества, которое видит, что на их глазах совершается подрыв лекарственной, а значит и национальной безопасности страны. Заявлений же от Басаргина о том, что он действительно был инициатором этого вредного шага, пока не было. Два года назад, когда студенты музыкального и строительного колледжей, а также колледжа «Оникс», протестовали против их «оптимизации», — Басаргин, назначенный губернатором во время протестных акций, отменил все решения по ликвидационной оптимизации образования. Очень надеюсь, что и в этот раз разум возобладает. Ну а нам, подписавшим эти протестные письма, надо подумать, что мы будем делать дальше, и как будем бороться с учётом вновь открывшейся информации.
 

Павел Гурьянов

 

 

Читайте также:

Преподаватели пермской фармакадемии поддержали протест студентов против ликвидации их вуза

Студенты пермской фармакадемии протестуют против ликвидации их вуза

Из-за элитной застройки в центре города край может лишиться системы повышения квалификации медицинских сестёр, фельдшеров и фармацевтов

Агентство по ликвидации

Митинг “В защиту образования и культуры” в текстах: “Молодёжь не может жить в поражении”.

 

 

 

Оставить комментарий

*