Почему 7 Ноября?

Рубрика: Историческое достоинство

С тех пор, как мы, «Суть времени», стали набирать политический вес, к нам начали «ходить» представители различных консервативных сил. Православные движения, националистические, охранительные… Все они обращались к нам примерно с одним и тем же предложением:

«Ну, зачем вам Ленин и вся его гвардия? Сдались вам эти большевики! Вы же государственники, а Ленин прямо призывал разрушить государственность Российской Империи. Вы же отстаиваете интересы религиозного населения, а большевики ваши были в самом непосредственном смысле воинствующими атеистами. Вы говорите о русских национальных интересах, а большевики эти национальное не любили, не понимали. Наконец, вы же не марксисты, вы в своей идеологии допускаете много всего немарксистского — Бердяева, вон, цитируете, Николая Фёдорова, разных там европейских авторов. В общем, давайте любить СССР вместе — оставайтесь при Сталине и Брежневе, да при ком хотите (хоть Ежова прославляйте!), но выкиньте вы Ленина! Ну, не можете выкинуть — помолчите на эту тему. И будем вместе выходить на митинги в поддержку Донбасса, бороться с ювенальной юстицией, с белоленточниками, с Гельманом и “Мемориалом”, за семью, науку, нравственность. Смотрите, сколько у нас общего! Ну, отрекитесь вы от семнадцатого года!»

Надо сказать, что предложение это является «чисто риторическим»: наши собеседники не ждут, что мы вдруг прозреем — и отречемся. Но рассуждать на эту тему любят.

Кстати, на том же стараются построить национальный консенсус официальные идеологи. Весной этого года бурно обсуждался интереснейший документ — «Материалы и предложения к основам государственной культурной политики». Обсуждался этот документ потому, что в нем предлагалось впервые, на уровне официальной позиции нашего государства, заявить: «Россия не Европа». Заявив это, нужно определять, что же такое Россия. И авторы этого очень ценного идеологического документа говорят о концепции непрерывности российской истории, о единстве всех исторических эпох, кроме… Впрочем, слово авторам:

«В XX веке были предприняты две мощные попытки изменить культурно-цивилизационную идентичность России: коммунистами в 1917 году и сторонниками “либерально-западного” пути развития в конце 1980-х — 1990-х годах».

Это значит: мы признаем единство имперского, советского, «федеративного» периодов, но осуждаем радикальный большевизм и радикальный либерализм как попытки разрушить нашу идентичность. Отрекаемся от большевиков (ленинцев) и радикал-либералов («гайдаровцев») — и живем дружно.

Мы всякий раз говорим этому предложению «нет». Почему?

Во-первых, потому что мы знаем, что большевизм явление сложное, заключающее в себе тенденции как анархистские, так и государственнические, как антирелигиозные, так и специфически-религиозные и т.п. А почему никто не хочет этого знать, в этом разбираться, элементарно спросить об этом у компетентных людей? Наши оппоненты призывают нас узреть некие преступления Троцкого и Землячки (изучая их по белогвардейским и отчасти украинско-западенским источникам), а сами ничего изучать (по источникам вполне патриотическим) не хотят.

Во-вторых, потому что любое «отречение» — вещь очень сильная. Великий советский кинематограф все время апеллировал к Октябрю и Гражданской. Наши отцы, деды и прадеды выходили на улицы в праздник Великого Октября. Во времена Сталина и Брежнева на знаменах был ленинский профиль. В Мавзолее этот беспокойный покойник лежит до сих пор. Отречься от Октября значит совершить предательство нашего прошлого. Неужели это непонятно?

В-третьих, ленинский экстрим нам по-настоящему нравится. Ленин и его гвардия — это авангард, в котором много радикализма. Странно было бы любить ВЕСЬ большевизм в XXI веке. Мы любим большевизм В ЦЕЛОМ: революция — это прорыв в новизну, революция семнадцатого года — это прорыв в коммунистическую новизну. Мы хотели бы жить в мире линейного, неуклонного восхождения. Но мировой пульс сбивчив, кривая исторического процесса скачет, страны рассыпаются в пыль (как это происходило в феврале 1917-го) — и воскресают из пепла (как большевистская Россия). Прорыв в новизну в условиях мировой войны и кризиса глобальной капиталистической системы — как можно не восторгаться этим?!

Наконец, у нас есть встречное предложение. А почему вы так настойчиво навязываете нам это отречение? Что говорите вы о себе этим навязыванием? Во-первых, что вы не хотите разбираться в природе той революции — не хотите сложности. Во-вторых, что вы отреклись от прошлого, от веры и ритуалов, которыми жила страна в периоды своих побед. В-третьих, вас не вдохновляет историческая новизна. Вас, должно быть, очень печалят судьбы православных храмов и белого офицерства. Будто православная общественность и белая армия может перенести вину за свое поражения на своего вчера еще маргинального противника. Сами все проиграли! И расплатились — сами. Между прочим, даже ваш Никита Михалков об этом в «Солнечном ударе» рассказывает — не только про «кровавую» Землячку. Мы — признали ошибки воинствующего атеизма, признали репрессии, признали многочисленные недостатки советской системы. Почему бы сейчас вам… нет, не признать Ленина, а всего лишь допустить для своих сограждан большевистские памятники, большевистские даты, большевистские авторитеты? Просто «декриминализуйте» большевизм, отнеситесь с уважением к чужим идеалам.

А мы – не отрекаемся.

Илья Роготнев

Приглашаем на митинг в честь праздника 7 ноября в 19:00 у памятника Ленину в сквере оперного театра!

 

Оставить комментарий

*