Идейное гетто

Рубрика: Историческое достоинство

Фото с акции «Возвращение имен». 26 октября 2014 г. Пермь. Соборная площадь.

26 октября 2014 года в Перми, на Соборной площади, состоялась акция в память о невинно расстрелянных в годы репрессий «Возвращение имен».

Само мероприятие комментировать смысла нет. Пришли люди, почтили память невинно убитых. Ничего в этом нет плохого. Плохо то, что организатором этих мероприятий выступают разнообразные политические спекулянты и иностранные агенты. Нужно ли что-то рассказывать о «Мемориале», который официально признан иностранным агентом (речь о международной организации, но понятно, что пермский «Мемориал» не является ни идеологически, ни политически, ни, я думаю, организационно самостоятельным), или в очередной раз живописать деятельность «Перми-36», чьё руководство последовательно оправдывает бандеровцев? На таких вот невинных акциях памяти эти организации создают себе имидж, который потом используют для достижения совсем иных целей, выходящих даже за рамки войны с историей.

Но у этого явления есть и другая сторона — по сути создано «гетто» для тех, кто желает говорить о репрессиях, изучать репрессии, чтить память репрессированных родственников. На этом поле практически не заметно ни добросовестных исследователей, ни честных аполитичных общественных организаций и деятелей. Есть только один большой «Мемориал»…

Примечательно ещё отношение ко всему происходящему этих профессиональных жрецов культа покаяния за репрессии. Уполномоченный по правам человека Татьяна Марголина и остальные представляют всё так, будто народ до сих пор ничего не знает о политических репрессиях в СССР. Томится, так сказать, в неведении, а его обманывают и скрывают от него правду.

Как будто не было паскудных выступлений Хрущёва с его лживыми цифрами, гораздо более паскудной Перестройки с её вакханалией десталинизации и чудовищной ложью обо всем советском, 20 лет промывания мозгов, беспрепятственной работы «Мемориалов» и «музеев ГУЛАГа», пользующихся полным покровительством властей, после фильмов Михалкова и бесконечного «штрафбата» на телевидении.

По словам Курсиной, исполнительного директора скандальной АНО «Пермь-36», память о репрессиях всё ещё теснится «в аудиториях и музеях», а для её выхода на улицы делается мало. Вспоминая разработки пермского «Мемориала», можно предположить, что Курсина мечтает как минимум о параде жертв репрессий того же масштаба, что и «Бессмертный полк», и желательно вместо него и вместо Парада Победы. Вся страна должна превратиться в один Мемориал, с каждого дома должны смотреть на нас таблички «Здесь жил невинно репрессированный такой-то», в школах должен вестись отдельный курс «История советского террора», часы на который лучше всего отнять у истории Великой Отечественной. Патриотическое воспитание должно заключаться в бесконечном уходе за мемориалами и табличками, заучивании списка репрессированных и регулярном посещении акций коллективного покаяния. Главной официальной детско-юношеской патриотической организацией вместо тупой совковой пионерии должен быть назначен «Мемориал»… И так далее.

На митинг пришло около ста человек. Двум из них журналистка задала вопрос, были ли в их семье репрессированные. Выяснилось, что не было. В известной песне поётся: «Нет в России семьи такой, где бы не памятен был свой герой», — и вся страна выходит на празднование Дня Победы. Организаторы акции («Мемориал», «Пермь-36») пытаются нас уверить, что репрессии – чуть ли не главное событие в стране за весь ХХ век, однако в память о нем в воскресный день вышло около ста человек, несмотря на 20 с лишним лет оголтелой пропаганды.

Никто не обратил бы особого внимания на обсуждаемое событие, если бы не пермский «комсомол», устроивший идиотский «перфоманс» в стиле Марата Гельмана.

Первый секретарь Пермского краевого комитета ЛКСМ РФ Сергей Андреянов

Участники пикета развернули транспарант с надписью «День врага народа», а также водрузили в снег два красных флага, дополнив их парой карикатур.

Объяснив происходящее на видеокамеру, первый секретарь Пермского краевого комитета ЛКСМ РФ Сергей Андреянов заявил, что проведёт «санитарную обработку площади». Продемонстрировав собравшимся дуст, активист облачился в защитный костюм и достал заранее приготовленный распылитель.

На вопрос сотрудника полиции: «Что вы собираетесь делать, оно же замёрзнет!» Андреянов ответил нечто вроде: «Ничего, лишь бы чисто было!», после чего попытался задействовать распылитель. Но что-то пошло не так — прибор шипел, но разбрызгивать состав отказывался: то ли замёрзли сопла, то ли первый секретарь невнимательно читал инструкцию… Словом, «обработка» получилась ещё более символической, чем могла бы.

Всего пикет посетили семь человек, не считая сотрудников милиции и гуляющих в холодное воскресенье немногочисленных прохожих.

Не думаю, впрочем, что эффект был значительный. Но что сделали «комсомольцы»? Они выгодно оттенили собой «Мемориал». Показали своей выходкой, что 1) противников у «Мемориала» и «Перми-36» как будто и нет, 2) что имеющиеся противники — жалкие клоуны, и вставать на их сторону просто стыдно. К слову, упомянутый Гельман точно так же выгодно оттенялся мракобесами, ряжеными под «православную молодёжь».

Налицо ещё одна сторона гетто, ещё один его отсек — красный. Коммунизм и советское наследство у нас в стране «защищают» во многом такие вот маргиналы и опекающая их КПРФ. Причем понятно, что это именно одно гетто, разные отсеки которого вполне могут договариваться между собой: «Наша цель приезда на “Пилораму” — найти общий язык с нашими так называемыми “идеологическими противниками” — либералами. Мы, комсомольцы, считаем, что и среди них есть адекватные люди, с которыми возможен диалог, возможен компромисс», — заявил как-то «комсомолец» Евгений Ермолаев информационному порталу «НеСекретно».

Серьёзный разговор о репрессиях, их причинах и роли — невозможен, пока говорящие живут в этих гетто.

 

Примечание.

Курсина, давая интервью во время акции и перейдя на тему «Перми-36», кажется, впервые заговорила о некоем «общественном мнении», которое якобы не было учтено при создании государственного учреждения вместо АНО. Мнение ветеранов, общественных организаций и партий, видимо, не является «общественным», а сами эти категории не входят в «общество» для Татьяны Курсиной? Общество — это строго правильные организации, вроде «Мемориала», со строго правильным мнением. Которое одно и должно учитываться при принятии решений.

Олесь Гончар

 

 

Читайте также:

Русское покаяние по немецкому рецепту

Когда я думал, что уже достиг самого дна, снизу постучали…

С «культурой памяти» — против памяти и культуры

Пермь-36: Оправдание бандеровцев

 

 

 

Оставить комментарий

*