О белом терроре промолвите слово

Фотография жертв Колчака в Ново-Сибирске 1919г.

Сергей Вилисов своим рассказом о внезапной проверке «Перми-36» напомнил, что там полностью вымарана тема белого террора. А ведь наша пермская земля много месяцев находились под властью Колчака, который был славен своей жестокостью. Однако в музее нет ни слова не только о пермском следе адмирала, но и о более масштабных его (и других белых офицеров) действиях. При этом о красном терроре сказать не забыли.

В этой заметке приведу кое-какие свидетельства поведения колчаковцев в Перми и окрестностях. Много примеров нашлось в книге историка (на тот момент кандидата, а позже — доктора исторических наук, «одного из ведущих специалистов по истории революции и гражданской войны на Урале», как написано на сайте ПНИГУ) И.С.Капцуговича «Прикамье в огне гражданской войны». (Примечательно, что, по словам директора «Перми-36» Виктора Шмырова, он стал деканом исторического факультета в Пединституте именно благодаря Капцуговичу.)

Вот что пишет Игорь Севастьянович:

И.С. Капцугович «Прикамье в огне Гражданской войны»

«Когда 20 августа советские бойцы вновь отбили станцию (Кын — прим. моё), их взору открылась картина чудовищной расправы белогвардейцев с захваченными в плен ранеными рабочими и красноармейцами. Белые повесили 70 бойцов-интернационалистов. Перед казнью палачи подвергли их страшным мучениям: четвертовали, отрезали уши,  носы, выкалывали глаза» [1].

25 декабря «в районе Левшино белогвардейцы расстреливают группу рабочих и молодёжи за сочувствие Советской власти» [2].

Тогда же «около села Троицы, на Сылве, колчаковцы учиняли зверскую расправу над пленными красноармейцами» [3]..

«В каждой из 36 волостей Кунгурского уезда белогвардейцы расстреляли по 10-20 человек и наказали розгами по 50-70 человек. В Ординской волости следственная комиссия приговорила к смерти 7 коммунистов. На Кыновском заводе от рук колчаковцев погибло 60 рабочих. На Коноваловском заводе по решению следственной комиссии было расстреляно 72 человека. Ворвавшись в Сосновскую волость, белогвардейцы убили 26 крестьян-бедняков, активных участников установления Советской власти» [4].

«В Кунгурском уезде за одну неделю следственная комиссия вынесла  768 приговоров. За время колчаковского господства в Кунгуре и уезде было расстреляно и замучено 6628 человек» [5].

«На Пашийском заводе рабочих арестовывали лишь по одному подозрению «в причастности к большевизму». Арестованных избивали и расстреливали. Было запорото до смерти 22 человека. Белогвардейцы разрушили на заводе все могилы бойцов, погибших в боях за власть Советов» [6].

«В Бисере белогвардейцы расстреляли на берегу реки Койвы группу коммунистов, членов РКСМ и пленных красноармейцев. В братской могиле на окраине поселка было похоронено 26 красноармейцев, погибших от рук палачей…
В Соликамске колчаковцы зарубили командира продотряда коммуниста А.В.Логинова, расстреляли начальника милиции И.А.Дегтярникова и 28 других жителей города, обвиненных следственной комиссией «в сотрудничестве с Советской властью» [7].

«На Усьвинских копях озверевшие колчаковские контрразведчики расстреляли 54 рабочих» [8].

В Суксуне «по спискам контрразведки было расстреляно 28 человек» [9].

«Тягчайшее преступление совершили белогвардейцы из штурмового батальона полковника Урбановского в Нытве. Согнав на базарную площадь пленных красноармейцев и жителей, заподозренных в сочувствии Советской власти, они закололи штыками и зарубили шашками более 100 человек» [10].

Некоторые из этих же данных подтверждает в своей работе «Страницы истории земли Пермской» пермский «мемориаловец» А.Б. Суслов (к его чести), а также добавляет кое-какие другие сведения:

«Более сотни пробольшевистски настроенных рабочих Мотовилихи расстреляно на камском льду и опущено в проруби. Около трехсот пленных красноармейцев убито на льду Сылвы. Более 8 тысяч красноармейцев и сочувствующих советской власти расстреляно в Кизеловском районе».

А вот деталь из доклада сотрудницы ГОПАПО А.В. Курамшиной на всероссийской научно-практической конференции «Гражданская война на востоке России»:

«В Перми, где особо свирепствовал террор, белогвардейцы расстреляли всех политических заключенных тюрьмы. Об этом поведал узник колчаковцев, командир красноармейского полка, подпольщик, член КПСС с 1918 г. М.Д. Соловьев, спасшийся лишь потому, что убийцы побоялись зайти в тифозный барак, где лежал в то время умирающий от страшной болезни М. Соловьев» (Аборкин В. За что и как боролся Колчак?//Вечерняя Пермь.1991.1 марта.)».

Доктор исторических наук М.Г. Суслов подводит итог:

«Придя на Урал, колчаковцы расстреляли 25 тыс. человек. 8 тыс. было сброшено в шахты Кизеловского угольного бассейна» [11].

Это, так сказать, лишь иллюстрации. Чтобы показать, что тема явно заслуживает рассказа в музее политических репрессий, если бы «Пермь-36» таковым действительно являлась. Надеюсь, новое государственное учреждение, созданное вместо шмыровско-марголинского АНО, уделит белому террору должное внимание.

Отсутствие этого внимания — одна из причин, почему подвергаются осквернению памятники борцам с колчаковщиной на фоне призывов немедленно принять программу “Об увековечивании памяти жертв политических репрессий”.

Памятник павшим в боях против колчаковских банд 1919г.

Олесь Гончар

Ссылки:

  1. Капцугович И.С. Прикамье в огне гражданской войны. – Пермь: Пермское книжное издательство, 1969. С. 48.
  2. Там же. С. 64
  3. Там же. С. 65
  4. Там же. С. 82
  5. Там же. С. 84
  6. Там же.
  7. Там же. С. 85
  8. Там же.
  9. Там же. С. 86
  10. Там же.
  11. Суслов М.Г. К вопросу о красном и белом терроре в годы гражданской войны // Информационно-методический бюллетень Научно-методического центра Пермского городского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. – № 1 (№ 4). – Пермь, 2009. С. 89.

 

 

1 комментарий к записи “О белом терроре промолвите слово”

  1. Олег:

    В п. Полазна уничтожен памятник группе расстрелянных членов сельсовета — срублены имена расстрелянных и звезда наверху. Памятник находится недалеко от церкви, рядом с дорогой по которой ходят автобусы, но “почему-то” никто не слышал как отбойным молотком рубят мрамор — ни жители, ни попы.
    Не знаю в каком состоянии находится памятник на перекрёстке дорого Полазна — Добрянка, где похоронена вторая группа.

Оставить комментарий

*