В ожидании христианского социализма

Рубрика: Искания

Когда первохристиане назвали Господом Иисуса Христа, они отринули господство цезаря. Они ушли в катакомбы – античное подполье. Слово «Царство» имело для них реальное значение, хоть и было оно «не от мира сего». Стать христианином значило перейти в новое подданство и в новое царство. Христианин не мог даже в баню к язычникам войти. Внутри тлеющей Римской Империи начало расти второе Царство – и второе общество. Потому римляне, толерантно относящиеся к вопросам религиозного многообразия, начали ожесточенную борьбу с христианами. Античный мультикультурализм был ограничен рамками политического подчинения метрополии, да и не слишком терпимо относился к тем, кто брался морально противостоять метрополии, кто бросал вызов развращенным нравам, всё более превращавшимся в фундамент римского образа жизни.

Первохристианская Церковь – это катакомбы, новое Царство, растущее внутри империи второе общество, которое строило свою внутреннюю жизнь по Нагорной проповеди, а отношения с Империей – по правилу «Не мир принес я Вам, но меч». Для подданных нового царства не было противоречия между заповедью любви и воинственностью – это противоречие возникает лишь у современных читателей Нового Завета. Между прочим, сам факт непонимания, как соотносятся Христос любящий и Христос воинственный, лучше всего отражает дистанцию между первохристианами и христианами современными. Первохристиане – подпольщики и нонконформисты. Они – новое царство в мире старых царств, полпреды правды в океане неправды.

В христианских катакомбах вынашивался идеал общества и государства, построенных на принципах братства, гуманизма, духовного восхождения для каждого индивида. И до сих пор для большинства людей благим является такой жизненный уклад, который стремиться соответствовать христианскому социальному идеалу.

Если мы обратимся к нашей истории, то ярким примером такого государства, безусловно, выступал СССР, где на социалистических началах были созданы все условия для всестороннего развития и процветания общества. Сегодняшний же капитализм – полная противоположность этому. Коллективизм, общественная собственность, общественное производство — постепенно исчезающие феномены. Сейчас практически всюду господствует частный интерес, а нарциссизм и накопительство возводятся в ранг добродетелей. Все это атомизирует общество, превращая его постепенно в « общество потребления», в котором человек погружается в некое расслабленное состояние с равнодушным отношением к происходящим  событиям. При таком состоянии становится очень сложно противостоять каким-либо разрушительным процессам, что на руку нашим западным противникам.

Радует то, что к людям, как заставшим СССР, так и знающим о нем из рассказов отцов и дедов, приходит все большее понимание сегодняшней ситуации, и, сравнивая свою нынешнюю жизнь с советской эпохой, многие понимают, что то время было действительно лучше, поэтому у многих начинается ностальгия по прошлому…

Примечательно, что еще в 2011 году, когда вспоминали 20-летие распада СССР, как Патриарх Кирилл, так и президент В.Путин высказали свое мнение по этому поводу.

Патриарх назвал случившееся не чем иным, как «крушением исторической России», главными причинами которого были, по его мнению, «упадок национального самосознания, национальной гордости, восприятия истории во всей ее совокупности, понимания огромного значения исторической общности людей для их, в том числе, материального и духовного процветания». В своем обращении к народу глава Русской Православной Церкви призвал заботиться «о росте национального самосознания, достоинства для того, чтобы никогда в истории больше не повторилось то, что произошло в начале 90-х годов, и чтобы никакие ссылки на неудовлетворительное управление, неправильную идеологию не подталкивали людей к тому, чтобы разрушить государственность, потому что целились в режим, а попали в историческую Россию».

Президент России также подчеркнул трагический характер случившегося, назвав распад Советского союза «крупнейшей геополитической катастрофой века… Для российского же народа оно стало настоящей драмой. Десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами российской территории. Эпидемия распада, к тому же, перекинулась на саму Россию».

Но русский дух пробуждается, и советские идеалы вновь загораются в сердцах людей. Очень жаль, что все это начинается только сейчас, практически стоя на пороге войны, войны все с тем же противником – фашизмом. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Весьма важно в этом деле не повторять ошибок прошлого, которые привели к развалу Советского Союза. Это касается, прежде всего, отношения к религии, к православию. На наш взгляд, именно отказ в свое время советского руководства от православной традиции во многом способствовал начавшимся разрушительным процессам. Нельзя, по воле политических идеологов, изъять из народной жизни главный для большинства людей смыслообразующий фактор, который в течение многих веков формировал мировоззрение русского народа, воспитывал его дух.

Более того, если сравнивать христианскую мораль с принципами социализма, то становится очевидным, что, в действительности, у них очень много общего. Самое главное – и православие, и социализм выступают за строительство светлого мира, мира любви, добра, радости и надежды. Мира, в котором все люди равны друг перед другом, где гармонично взаимодействуют личные и общественные интересы. Мира, в котором все для человека, для народа, где есть все самое необходимое для достойной жизни, и нет потребности в каких-либо излишествах.

Социалистический строй весьма органично сочетается с православной идеологией, вместе они могут создать очень крепкий союз (христианский социализм), основанный на правде, на единстве истории и культуры нашего народа.

Преемственность христианских и социалистических идей прямо следует из трудов православных святых отцов: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Симеона Нового Богослова. Они выступали против частной собственности, провозглашая идеалом христианской жизни полное нестяжание (которое осуществлялось на основе добровольной бедности) и общность имущества.

Святитель Василий Великий говорил:

Скажи же мне, что у тебя собственного? Откуда ты взял и принес с собою в жизни? … Захватив всем общее, обращают в свою собственность, потому что овладели сим прежде других. Если бы каждый, взяв потребное к удовлетворению своей нужды, излишнее предоставлял нуждающемуся, никто бы не был богат, никто бы не был и скуден. Не наг ли ты вышел из матерняго чрева? Не наг ли и опять возвратишься в землю? Откуда же у тебя, что имеешь теперь?

Иоанну Златоусту принадлежат следующие слова:

Это имущество Господни, откуда бы мы их ни собирали … что принадлежит Владыке, то принадлежит вообще всем. Следовательно, для нас предназначено скорее общее, чем отдельное, владение вещами, и оно более согласно с самой природой.

Симеон Новый Богослов прямо писал в своём 9-м Огласительном слове:

Существующие в мире деньги и имения являются общими для всех, как свет и этот воздух, которым мы дышим, как пастбища неразумных животных на полях, на горах и по всей земле. Таким же образом всё является общим для всех и предназначено только для пользования го плодами, но по господству никому не принадлежит…

Дьявол внушает нам сделать частной собственностью и превратить в наше сбережение то, что было предназначено для общего пользования, чтобы посредством этой страсти к стяжанию навязать нам два преступления и сделать виновными вечного наказания и осуждения. Одно из этих преступлений — немилосердие, другое — надежда на отложенные деньги, а не на Бога. Ибо имеющий отложенные деньги… виновен в потере жизни тех, кто умирал за это время от голода и жажды. Ибо он был в состоянии их напитать, но не напитал, а зарыл в землю то, что принадлежит бедным, оставив их умирать от голода и холода. На самом деле он убийца всех тех, кого он мог напитать.

В XXI веке Русская Православная Церковь осторожно (и по понятным причинам настороженно) прощупывает этот путь. Церкви еще предстоит нелегкий идейный переход от «социального христианства» к «христианскому социализму».

Сегодня в мире много достойных примеров того, как утверждение христианских ценностей выступает главным ориентиром в социально-экономической и политической деятельности государства. Наиболее мощно это движение представлено сегодня в странах Латинской Америки: на Кубе, в Венесуэле – и больше известно как «теология освобождения». Именно Фидель Кастро и Уго Чавес продемонстрировали всему миру, что это не очередная утопия, а реальная возможность построить справедливое общество по заветам Христа.

Фидель Кастро:

Я достаточно хорошо знаю христианские принципы и проповеди Христа. У меня есть своя концепция о том, что Христос был великий революционер. Это моя концепция! То был человек, все учение которого было посвящено простым людям, беднякам, направлено на борьбу со злоупотреблениями, на борьбу с несправедливостью, на борьбу с унижением человеческого существа. Я сказал бы, что есть много общего между духом, сущностью его проповедей и социализмом… Мы могли бы подписаться почти под всеми заповедями катехизиса… Существует в десятки раз больше совпадений между христианством и коммунизмом, чем между христианством и капитализмом.

Уго Чавес продолжает эту линию, в особенности подчеркивая общее между марксизмом и христианством:

Кто может представить Христа капиталистом? Христос был более радикальным, чем любой из нас. Именно он сказал: легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное… Марксизм является наиболее передовой теорией в существующей научной интерпретации истории народов. Ее постулаты соответствуют заветам Иисуса Христа, который более двух тысяч лет назад призвал к равенству, миру и любви…

Настала пора, когда нашему народу вновь необходимо мобилизоваться, стать единым сплоченным организмом, только при этом условии можно будет противостоять тем разрушительным процессам, которые целенаправленно запускаются в нашей стране внешними и внутренними врагами. Однако эта идея единства никак не согласуется с сегодняшним криминально-капиталистическим строем страны, более того, он и его подданные всячески стремятся подорвать культурно – исторические традиции и разрушить единство истории России. Таким образом, борьба за светлое будущее нашей страны неизбежно должна включать в себя и борьбу с капитализмом – главным противником социальной справедливости.

Юлия Зубова

 

 

Читайте также:

Теология революции

Христианство и Красный проект

 

 

 

Оставить комментарий

*