Призрак Гельмана бродит по «Евразии»

Рубрика: Культурный фронт

Закончился четвертый фестиваль «Белые ночи» в Перми. В прошлом году череда скандалов на фестивале стала последней чертой, за которой последовало увольнение галериста и политтехнолога Гельмана с должности директора музея современного искусства PERMM и отстранения его от участия в формировании культурной повестки дня в Перми. А ведь именно фестиваль «Белые ночи» задумывался и позиционировался как апофеоз Пермского культурного проекта, инициированного Гельманом более пяти лет назад.

Культурный проект этот канул в небытие вместе с отставкой своего главного идеолога, который на протяжении нескольких лет обещал всем пермякам столичный размах, потоки туристов и инвестиций. В итоге оказался сам в роли туриста: приехал, потусовался и исчез… Только вот, если туристы инвестируют личные ресурсы в развитие экономики и культуры региона, то в случае с Гельманом всё происходило с точностью наоборот — пермяки оплачивали пиар-эксперименты и тусовки московского галериста и его друзей. Одновременно с этим, усиленными темпами разрушалась культурная инфраструктура региона, несмотря на то, что постоянно росло бюджетное финансирование сферы культуры. Символично, что здание речного вокзала (памятник советской архитектуры), в котором Гельман организовал музей современного искусства, постепенно разрушалось и было признано аварийным. Никаких реконструкций не сделано, и, уж конечно, нового здания для музея за эти годы построено не было. Бюджетные деньги тратились на фестивальные тусовки, а не на создание новых культурно-образовательных центров для развития творческого потенциала жителей Пермского края.

И вот, исчез турист-скандалист Гельман, стали разбегаться друг за другом его соратники, собрался наконец-то Совет по культуре при губернаторе… Казалось бы, вот она, возможность что-то изменить, повернуть, сдвинуть в сфере развития культуры Перми и всего Пермского края. Ведь именно этого так добивались деятели искусства и культуры, собирая конгрессы, митинги и круглые столы. Но, кроме перемещения красных человечков и отмены нескольких гельмановских проектов, активно обсуждаемых в СМИ, каких-то существенных изменений в культурной политике региона не произошло. Даже Совет по культуре при губернаторе, в который вошли представители пермской интеллигенции, не предложил региональным властям стратегии поддержки и развития культуры в Пермском крае (просьбы о дополнительном финансировании можно было донести до губернатора и без создания Совета).

А ведь именно сейчас на федеральном уровне проходит активное обсуждение основ государственной культурной политики, уже звучат предложения о разработке и принятии нового проекта «Закона о культуре РФ» (который, по словам Владимира Мединского, станет «культурным кодексом» страны). В опубликованном Министерством культуры РФ в апреле документе «Материалы и предложения к проекту основ государственной культурной политики», составленном с опорой на программные выступления Президента России Владимира Путина, высказывается ряд очень актуальных и интересных тезисов. Эти тезисы почти полностью противоположны той концепции, которую агрессивно навязывал пермякам Марат Гельман при поддержке Олега Чиркунова. Например, в опубликованных «Материалах» присутствует тезис о том, что «Россия — не Европа», который как бы ставит на место Гельмана и Чиркунова, заявивших: «Пермь — культурная столица Европы». Также в документе однозначно формулируется позиция государства по отношению к «современному искусству» (в его негативных для социума проявлениях):

Как минимум — такое “искусство” не должно получать государственной поддержки. Как максимум — государство должно пресекать негативное воздействие на общественное сознание.

Эти тезисы неоднократно высказывались противниками новой культурной политики, реализуемой Маратом Гельманом в Перми с 2008 года. Понадобилось более пяти лет, чтобы государство услышало голос гражданского большинства и заявило об отказе поддерживать и о необходимости пресекать деструктивные эксперименты в культуре. В этом новом политическом контексте будущее всех инициированных Гельманом в Перми проектов оказалось под большим вопросом. Именно этим можно объяснить процесс дистанцирования краевых властей от проведения фестиваля «Белые ночи», как одного из главных символов «наследия» Гельмана (если так можно назвать спорные инициативы, нереализованные проекты и несколько эпатажных арт-объектов). Отменить большой и яркий фестиваль-карнавал, собирающий многотысячную аудиторию зрителей, краевые власти не решились. Но для подстраховки от скандалов, которые на прошлогоднем фестивале были использованы для атаки на краевые власти, и вопросов, которые могли возникнуть у Министерства культуры РФ в связи с недавно озвученным взглядом на основы культурной политики, были определены новые организаторы, переформатировавшие содержание фестиваля до неузнаваемости. Чтобы избежать гельмановско-чиркуновского крена в сторону Европы («Пермь — культурная столица Европы»), общественности был предложен новый базовый концепт фестиваля — «Евразия», который вполне согласуется с заявленными Министерством культуры РФ тезисами:

Исторически могущество России заключалось в умении понимать и ценить наследие своих великих соседей — и мудрость Востока, и прагматизм Запада — однако выбор российского пути всегда осуществлялся на основе тех духовных констант, которые были издавна присущи России.

По-видимому, в новой концепции фестиваля «Белые ночи» самобытность и «духовные константы» России должны были символизировать местные творческие коллективы, которым было предоставлено максимальное количество фестивального времени. «Прагматизм Запада» мог бы олицетворять приезд в Пермь принцессы Монако и курируемых ею клоунов, участие которых было заявлено новыми организаторами «Белых ночей», но так в реальности и не состоялось. А «мудрость Востока», судя по всему, должен был олицетворять фестиваль культур Азии — «Шелковый путь», в котором приняли участие коллективы из Китая, Индии, Кореи, Монголии, Японии. Азиатский элемент в программу фестиваля «Белые ночи» был внесен впервые, что продемонстрировало процесс активного налаживания культурных мостов со странами Азии. Думаю, что недавняя поездка в Китай губернатора Виктора Басаргина в составе делегации Президента РФ Владимира Путина будет в дальнейшем очень серьезно влиять на решения, принимаемые в сфере культурной политики Пермского края.

То, что получилось в итоге из фестиваля «Белые ночи», вызвало множество вопросов — и не только у поклонников культурных инициатив Гельмана, но и у их противников. Ведь Гельман создавал фестиваль под себя, а точнее, для раскрутки себя как культуртрегера и своего культурного проекта. Яркая мишура слетела — и осталась пустота, которую так умело Гельман скрывал. В эту пустоту новые организаторы фестиваля решили внести новое содержание, которое оказалось, по сути, винегретом разных идей, выступлений, форм, объединенных одним словом — «Евразия». Идти по стопам скандального галериста, играть в слова и создавать видимость, продолжая его инициативу, значит оставаться на тупиковом пути.

Никита Федотов

 

 

Читайте также:

Под покровом “белых ночей”

Пермский проект: вопросы и ответы

Что год культуры нам готовит?

 

 

 

Оставить комментарий

*