Благородный запад

Запад в этот последний месяц совершил ряд шагов, которые у многих вызвали реакцию своеобразного недоумения. “Как же так можно-то, а?” Абсолютно пропагандистская резолюция ПАСЕ – и остервенелый лай журналистов на пресс-конференции российской делегации. Абсолютно неконструктивное заседание СБ ООН по горячим событиям на Украине. И потрясающий натовский документ, где эта миролюбивая организация нагло плюет на 50 тысяч убитых ливийцев, на разобранных на органы сербов, на право русского народа на культурное и политическое самоопределение (см. «НАТО ответила России…»). Когда-то западные СМИ ответили на мюнхенскую речь Путина беспрецедентно разнузданными статьями типа: «Вошь, которая зарычала». Сейчас все попытки большого русского народа донести до мира свою боль, свое понимание правды встречаются примерно так же: «Молчать! Русская свинья! Кто давал тебе слово?!»

А почему, собственно, мы решили, что группа стран, именуемых Запад, обладает каким-то особенным благородством? Потому что это мир особого благополучия? Согласитесь, что это странный аргумент: сама западная классическая литература учит не доверять благополучному человеку. Запад создал международное правовое пространство? Нет, создал его диалог Запада и не-Запада – прежде всего, СССР. Я не отрицаю заслуги какого-нибудь Канта в деле концептуального оформления надгосударственного правового пространства. Но давайте поговорим не о политической мысли, а о политической воле. Сколько можно внушать себе, что эти цивилизованные люди никак не могут быть негодяями! Известны трагические судьбы жителей оккупированных территорий, так же не веривших, что культурный немецкий народ будет устраивать холокост. Мало этого, что ли?

Давайте без истерик разберемся, что происходит с Западом. Где в историософском смысле сейчас проживают граждане Евросоюза, США, Канады?

Немножко позанудствую в стилистике газеты «Завтра». Когда околочубайсовские эксперты и эксперты МВФ ограбили Россию в начале 1990-х, можно было подумать: ну, мы ж холодную войну проиграли, а война всегда предполагает мародеров. Да, глобальные мародеры – своего рода следствие глобальных войн. Потом, когда Белград «вбомбили в средневековье», было невыносимо больно и обидно. Но ведь и Милошевич и все эти «сербские националисты» отнюдь не казались белыми и пушистыми. И эту боль и обиду еще можно было перетерпеть. Когда НАТО шаг за шагом расширялось на Восток, уже все было понятно («Обманули дурачка на четыре кулачка!»). Запад оказался крутым, отвязным гангстером, но ведь не отморозком, а? Ведь он просто крутой парень, он знает свои интересы, он хозяин… Афганистан. Ирак. Южная Осетия (а что – Саакашвили убивал наших миротворцев и мирных сограждан без западного прикрытия?). Ливия. Сирия. Или все-таки отморозком?

Этика Запада демонстрирует закономерность, которую можно выразить словами: «Когда я думал, что достиг дна, снизу постучали». Почему так происходит, я попробую объяснить в простых схемах.

Существует диалектика исторического процесса, связанная с формационным прогрессом. Согласно этой диалектике, имевший аграрные технологии Запад жил в феодализме, индустриальный Запад перешел в капитализм, а постиндустриальному Западу открываются некие посткапиталистические перспективы. Можно порадоваться – и успокоиться: завтра наступит социализм – и сделаем это не мы, а продвинутый, передовой мир с развитыми технологиями, кучей бабла, демократическими процедурами, а нас в этот посткапиталистический рай затянет необратимая логика исторического прогресса. Слава богу, без сумасшедших большевиков, без «восставшего хама», без философских пароходов и продразверстки…

Но существует и диалектика ценностей. Назовем условно основные фазы развития западного мира: Средневековье, Ренессанс, Модерн, Постмодерн. А теперь – определим, какие ценности определяли каждую из эпох.

Средневековье – Бог: земное благополучие и неблагополучие, сытость и голод – все в руках Божиих, все имеет смысл от замысла Его, законы жизни нашей Им написаны, моя жизнь ничтожна рядом с величием Его, но Он и мне уготовил место в Своем великом творении.

Ренессанс – Я и Бог: Я нахожу себя человеком, отдельным, осмысленным, достойным – Господь протянул Мне руку, вложил в Меня смысл, и Я проникаю в замысел Его, Я творчеством своим дерзаю воспеть Его творение.

Модерн – Я сам: Я живу здесь, со Своими нуждами, распоряжаюсь этой землей и этими ресурсами с помощью Моего разума; Я не знаю, есть бог или нет, это не имеет значения для того, как мы построим жизнь, в которой Каждый отдельный Человек самоопределиться, а все вместе мы построим правовое, стабильное, гражданское общество, и объединяющий смысл этого общества прост – Я сам определяю смысл Своей жизни.

Постмодерн – Оно (во фрейдистском смысле): во мне есть Множество позывов и удовольствий, я могу удовлетворять свои Многочисленные Потребности, я люблю свои Неврозы и Отклонения, я имею право на свой Невроз, не смейте меня лечить, по какому праву вы ограничивайте мои Хотения?!

Перед нами траектория падения. И оптимистам, которые ждут не дождутся, когда же Запад устроит посткапиталистический Рай, давно уже следует понять: их любимый Запад устраивает посткапиталистический Ад. И по-другому не может быть, потому что падение не прекращается, Запад летит в бездну, а из бездны является Зверь (но это уже другая тема).

Не стоит ожидать справедливости, чести и разума от «мирового сообщества». Все, что делает Запад в последние десятилетия, глубоко закономерно – это результат встречи беспрецедентной техно-интеллектуальной мощи с беспрецедентным же моральным падением. И как работает эта аморальная супермашина, мы видим по украинскому процессу.

Илья Роготнев

 

 

Читайте также:

Машины Запада

 

 

 

Оставить комментарий

*