Главное не дети, а деньги!

Рубрика: Родительское сопротивление

Фото с сайта http://www.newtimes.ru

Многие до сих пор не очень понимают, что это за “фостерная система” такая? Вроде бы ребенок в семье, вроде бы в семье в любом случае лучше, чем в детдоме. Но так ли это? Правы ли те люди, которые называют детские дома «зоной» и считают, что дети любой ценой должны жить с родными или неродными родителями?

Фостерные технологии уже давно применяются в тех же США, и сегодня вполне можно «посчитать цыплят по осени». Есть такой всем известный фильм, который называется «Я и моя тень», с Мэри-Кейт и Эшли Олсен. Там в достаточно шутливой форме, но всё же показаны все системные проблемы фостера.


Если кто не помнит, то одна из девочек попадает из детдома в некую семью, которую сложно назвать «семьёй». Опекуны явно берут детей чисто из-за денег и, более того, используют их при этом как рабочую силу.

Их родной ребенок выступает в роли «управляющего» и является натуральным надзирателем над детьми-сиротами.


Показано всё это достаточно шутливо. В итоге за девочкой прилетает вертолет и забирает её из этого ада.


Но вы только представьте, как бы всё было в реальной жизни! Был бы счастлив ребенок, попавший в такую семью? Прилетел бы за ним подобный “вертолет”?

Своё мнение я озвучиваю достаточно давно. Фостер как система, в пользу которой предлагается отказаться от системы детских домов вообще, ничего хорошего в себе не несет.

Конечно, многие детские дома, мягко говоря, не идеальны. Проблемы бывают разные, начиная с проблем финансирования, состояния зданий и заканчивая проблемами персонала и т.п. Да, сердце сжимается, когда видишь детдомовских детей, особенно детей в возрасте до 5 лет. Каждый раз желаешь им обрести семью, понимая при этом, что какая-то часть этих детей так никогда в семье и не окажется. Но стоит ли при этом любой ценой пытаться воплотить это желание в жизнь, объявляя фостерную модель панацеей от «проблем детских домов»?

Я уверен, что нет. И вот почему. Назову только три основных причины:

Во-первых, фостерная технология в принципе основана на том, что главное в ней не дети, а деньги. Ведь изначально вся идея построена на вознаграждении опекунов. Главным мотивирующим фактором прямо называется вознаграждение за услугу. Безусловно, находятся люди, которые руководствуются совсем другими мотивами. Но сама идея-то подразумевает именно это. Об усыновлении ребенка речи не идёт, и даже более, появление его привязанности к приемной семье нежелательно: а вдруг получится так, что семья захочет прекратить «оказывать услугу»?

А раз главное не дети, а деньги… Денег надо платить чуть больше, чтобы люди лучше мотивировались. Отсюда также появляется перекос в сторону финансирования государством фостерных семей, в то время как многие кровные семьи испытывают финансовые проблемы и довольствуются нищенскими пособиями либо же вообще не получают финансовой помощи от государства.

Во-вторых, действуя в рамках фостерной модели, государству приходится занижать требования к опекунам. Иначе часто получается так, что количество сирот серьезно превышает количество желающих взять их в семью. Ведь надо как-то образовываться, проходить какие-то аттестации, доказывать, что вы можете взять детей. Все ли готовы на такое? Практика показывает, что нет. И в результате сирота может попасть в такие семьи, по сравнению с которыми детдом оказывается не таким уж и плохим вариантом.

В-третьих, государству опять же приходится убирать барьеры, которые препятствуют возврату детей. Иначе количество желающих стать опекунами опять же уменьшается, ведь не каждый, кто решил взять сироту ради денег, оказывается к этому готов. К чему это приводит? Это приводит к тому, что порой некоторые дети до достижения
совершеннолетия меняют по нескольку десятков семей. Такие случаи известны. Что происходит с психикой таких детей? Вопрос крайне серьезный.

Это три основные (но не единственные) причины, по которым я не принимаю фостерную модель. Как по мне, так описанные проявления этой модели ужасны и перечеркивают всю якобы пользу от её применения.

Помимо всего прочего, фостер также системно связан с моделью ювенальной юстиции западного образца, являющейся машиной по созданию социальных сирот и выступает в ней как механизм распределения изъятых детей.

Сама по себе возмездная опека не является чем-то недопустимым. Напротив, в наших сегодняшних реалиях приёмные родители часто выбирают именно эту форму устройства детей, поскольку в данном случае государство даёт больше денег, чем при прямом усыновлении.
Возмездная опека полезна но только при соблюдении следующих принципов:

- Увеличения требований к опекунам
- Увеличения количества барьеров, препятствующих возврату детей
- И самый, наверное, главный принцип, который должен быть положен в её основу: дети должны передаваться в семьи всё-таки с целью усыновления или практически усыновления. То есть, ребенок должен быть в семье и ощущать себя её частью, а не чувствовать себя источником дохода семьи, являющейся его временным пристанищем только по этой причине.

Но это уже не фостер, это нечто совсем другое, требующее и других подходов, и других средств. И в этой связи непонятно, почему бы вместо продвижения этих форм опеки лучше не заняться совершенствованием системы детских домов? Ведь у нас есть крайне богатый советский опыт. Зачем его выкидывать?

Собственно, как показал опрос АКСИО-4 по поводу усыновления, аналогичным образом думает большинство граждан России.

Алексей Мазуров

 

 

 

Читайте также:

“Страшные” детдома vs “хорошие” семьи

Контроль за семьями. Недорого

Нытвенский эксперимент

Ювенальная юстиция: демократические репрессии против тоталитарного большинства

 

 

 

Оставить комментарий

*