Пермь толерантная

Рубрика: Родительское сопротивление

Слово “толерантность” ворвалось в наш язык стремительно, с напором. Обзор каталога Научной электронной библиотеки показывает, что с начала 2000-х годов число гуманитарных публикаций по теме толерантности выросло примерно в 100 (!) раз: с единичных работ в 2000-2001 годах до 250 в 2013 году. Это объясняется повышенным финансированием соответствующих исследований, обилием целевых конкурсных программ и грантов, посвященных толерантности. Новомодный термин взрывными темпами захватывал информационное пространство, одновременно настойчиво вторгаясь в сферу образования.

Стоит почитать введение любой статьи, посвященной толерантности, и мы узнаем, что в России, оказывается, в молодежной среде, стремительно растет уровень агрессии, нетерпимости, ненависти. Что советская идеологическая рамка, обеспечивавшая единство и сплоченность народа СССР, распалась – ныне человек человеку волк. А потому необходимо найти новое средство достижения мира и социального комфорта. И якобы в этом нам поможет та самая толерантность. И воспитывать ее надо непременно с детства.

Различные программы и планы по обучению школьников толерантности призваны заверить нас в том, что если не учиться этому важному «нравственному качеству», Россия и мир непременно погрязнут в войнах и жестокости. Расшифровывая смысл понятия «толерантность», ему нередко приписывают всю христианскую добродетель. На деле же сформулированное в «Декларации принципов толерантности» (Конференция ЮНЕСКО, 1995 год) определение предполагает просто уважение и принятие взглядов другого, которое, казалось бы, свойственно любому вежливому человеку. Однако защитники новомодного концепта акцентируют внимание на том, что принятие должно быть не пассивным («другой, ну и пусть»), а активным («другой! добро пожаловать!»). При этом в группу «взглядов другого» нередко попадают совсем спорные в нравственном плане позиции, которые, тем не менее, требуют к себе «толерантного» отношения.

На заседании межведомственной рабочей группы по вопросам межнациональных отношений, вице-премьер Д. Козак, не особо деликатничая, заявил, что в вузах и школах необходимо реализовывать масштабные мероприятия по воспитанию в подрастающем поколении толерантности и «для этого буквально, что называется, “промывать мозги”». По-видимому, именно на это рассчитана новая государственная программа национальной политики, принятая в 2012 году указом президента «О стратегии государственной национальной политики на период до 2025 года». В 2014 году затраты на ее реализацию больше не будут распределяться по различным ведомствам, а прописаны в бюджете отдельной строкой. Как утверждают авторы программы, стоимость первого этапа ее осуществления может составить 1 млрд. рублей.

На этой волне в Пермском крае было принято Постановление Правительства Пермского края от 03.10.2013 N 1326-п «Об утверждении государственной программы “Обеспечение взаимодействия общества и власти”», в котором отдельными подразделами прописаны мероприятия по формированию межэтнической и межконфессиональной толерантности. Развитие толерантности финансируется краевым Правительством с2011 г. В 2013 году на эти цели было выделено 4,8 млн. руб., в 2014 запланировано выделить 4,1 млн.

Основной целевой аудиторией для “промывания мозгов” на тему толерантности являются дети. В 2013 году в Перми произошел внезапный всплеск интереса ко Всемирному дню толерантности – 16 ноября – в учреждениях среднего и дополнительного образования. По Пермскому краю прошел губернаторский автобусный тур “Толерантность – культура мира”, включающий детские этнофестивали в ряде городов Прикамья. А в Перми провели одноименный фестиваль национальных культур. Отличились и многие средние школы, изобретая свои способы отметить этот внезапно ставший нужным и актуальным праздник. В некоторых из них имела место аж “Неделя толерантности”, включающая классные часы, конкурсы, викторины, концерты и т.д. Примечательно, что в этот же день в Перми “толерантно” снесли памятный знак “Орден Ленина”. Тоже отпраздновали.

Финал фестиваля “Толерантность — культура мира — 2013″.
Фото с сайта ddmperm.ru

Пермь славится западничеством и либерализмом. Поэтому совсем не удивительно, что множество представителей власти, правозащитников, директоров библиотек, преподавателей и учителей с готовностью подхватили новомодную тенденцию, проявляя рвение в импортировании заграничного опыта “решения конфликтов”. Однако сюрпризом оказалось возникновение негативного ответа со стороны, прежде всего, православной общественности. Так, уже давно стало притчей во языцех открытое письмо епископа Пермского и Соликамского Иринарха (Грезина). Письмо было опубликовано 11 февраля 2009 года как реакция на проходящую в Перми с 10 февраля научно-практическую конференцию “Толерантность как основа для взаимодействия религиозных конфессий в решении социальных проблем” и готовящуюся на тот момент Всероссийскую научно-практическую конференцию «Библиотеки и  толерантность в информационном обществе». В своем послании епископ справедливо критиковал иностранное понятие “толерантность”. Отмечал, что за ширмой добродетели происходит легитимация порока. Заявлял, что экспансия понятия “толерантность” создает духовную национальную и государственную угрозу России и что это Запад должен учиться у России жить в мире и согласии. Письмо породило мощный информационный всплеск на региональном и федеральном уровнях. Либеральные журналисты и блогеры нетолерантно глумились, а правозащитники комментировали «невежество» епископа.

Епископ Пермский и Соликамский Иринарх (Грезин).
Фото с сайта www.prm.ru

В этом контексте чрезвычайно интересным вышло и само содержание Всероссийской научно-практической конференции «Библиотеки и  толерантность в информационном обществе», прошедшей в Перми 16-20 февраля 2009 года. Пафосная атмосфера, изрядно “подпорченная” письмом епископа, сводилась на нет критикой “толерантности” со стороны библиотекарей, педагогов и психологов. Более того, курьезным оказалось выступление американцев, отметивших, что в России нет таких межэтнических проблем, как в США, поэтому хорошо бы, чтобы мы поделились своим опытом.

Однако дальше демонстраций своего негативного отношения к напирающим “импортерам” западного опыта дело не пошло, никакого согласованного отпора со стороны педагогической общественности не было. Толерантность продолжает просачиваться в школьные и вузовские программы. И не удивительно. Какой педагог сегодня откажется от дополнительного финансирования и возможности быть в тренде?

В 2005 году в Перми силами методистов, профессоров, а также – куда ж без него? –  ”детского” правозащитника Павла Микова, была разработана методичка по курсу “Уроки толерантности” для школьников. В предлагаемом пособии в качестве областей “проявления нетерпимости” рассматривались следующие: большинство и меньшинство, богатые и бедные, люди с ограниченными возможностями и здоровые люди, нетерпимость по отношению к инакомыслящим, нетерпимость к асоциальным группам, проблемы межнациональных отношений, отцы и дети, мужчины и женщины.

Если с межнациональными отношениями все более или менее понятно, то, например, противоречие “богатые и бедные” предполагает, по-видимому, что обнищавшее в 90-х население России должно благосклонно принимать сложившееся положение дел, свято веря, что богатые всего добились своим трудом.

Проблематики “большинства и меньшинства”, а также “нетерпимости к инакомыслящим”, разумеется, целиком заточены под меньшинства и под инакомыслящих. На словах заявлено, что уважение заслуживают интересы и тех, и других, однако на деле никто не рассматривает защиту интересов большинства как проблему. Отличным примером тому может служить поведение т.н. “креативного класса”, во всей красе проявившего себя зимой-весной 2011-2012 годов: себя протестующая на Болотной площади толпа считала свободной и образованной, а пришедших на Поклонную гору – распропагандированными властью рабами. Что касается инакомыслящих, то здесь невольно вспоминаются “современные художники”, устраивающие омерзительные провокации и обвиняющие впоследствии общество и правоохранительные органы в гонениях на искусство.

Вызывает немалую настороженность и проблема «отцы и дети», поскольку, безусловно, очень сильно завязана на ювенальную юстицию (в широком смысле слова) с ее готовностью вторгаться в семью по первому сигналу.

Противоречие между людьми с ограниченными возможностями и здоровыми людьми и вовсе повергает в недоумение, поскольку до пришествия к нам “толерантности” мы и не ведали, что такие противоречия вообще существуют. Оказывается, инвалидам жизненно необходимы не сочувствие и особые условия для того, чтобы хоть как-то компенсировать печальное положение дел. Им, если верить идеологам толерантности, нужно отношение как к равным. В Перми тема инвалидов и людей с ограниченными возможностями активно развивается, например, на базе коррекционной школы № 18 и 84-й общеобразовательной школы.

Рассмотрение в “проявлениях нетерпимости” темы “мужчины и женщины” явно адресует к шагающему по миру феминизму, уже достаточно продемонстрировавшему свою неистовость и нелепость. Что интересно, в 2000-х годах в ряде детских садов Перми (№ 69, № 411, № 161) прорабатывались методики обучения дошкольников гендерной толерантности, на основе чего даже были защищены соответствующие диссертации [1, 2]. Описание методик открывает нам, что целью такого обучения является достижение “отсутствия предубежденности в оценке его [человека противоположного пола] внутренних особенностей и поведения”, что само по себе уже – заявка на снятие различий между полами и нивелирование традиционных гендерных ролей.

Наконец, “проявление нетерпимости” в сфере межнациональных отношений. По удивительному стечению обстоятельств, именно с приходом “толерантности” в Пермский край начался рост межэтнической напряженности, тогда как ранее такой проблемы вообще не было в повестке дня. По-видимому, и формирование разнообразных “школ межэтнической толерантности” на базе библиотек и общеобразовательных учебных заведений, и миграционная политика, и явный подогрев радикально националистических тенденций в регионе – тесно связаны между собой и представляют разные стороны одного деструктивного процесса.

Невозможно не отметить, что и в США, и в Европе сегодня огромное количество конфликтов на почве миграции, феминизма, сексуальных и прочих меньшинств, а также на национальной почве. При этом толерантность не просто показала себя неэффективной – она стала причиной ряда таких проблем. Сегодня даже создаются специальные институты, призванные определить границы применимости толерантности в целях государственной безопасности. В этом контексте чрезвычайно сомнительными выглядят попытки “просвещенного” Запада вторгаться со своим уставом в наш монастырь, где до недавнего времени о существовании всех этих конфликтов даже не знали.

Президент России В. Путин в своем Послании Федеральному собранию 12 декабря заявил об определенных претензиях России на моральное лидерство в мире за счет защиты традиционных семейных и духовных ценностей. Глава государства провозглашал принципы уважения к национальному суверенитету и самобытности народов и апеллировал к многовековому опыту России – не “бесплодной толерантности”, а “совместной органичной жизни разных народов”. После этого иностранные СМИ пестрели заголовками: «Путин в послании обличил “аморальный интернационал”» (ВВС), «Владимир Путин утверждает Россию в качестве морального компаса в мире» (Guardian), «Путин собирает поход против западной “толерантности”» (Reiters) и т.д.

Отразится ли это на дальнейшей семейной и национальной политике в стране либо останется на уровне регламентаций? Недавно лоббисты ювенальной юстиции фактически протащили ряд опасных для традиционной семьи норм посредством принятия ФЗ № 249303-6 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Не будем также забывать о весьма сомнительных “стратегии государственной национальной политики” и “Национальной стратегии действий в интересах детей”, утвержденных в 2012 году. Вспомним и факт принятия Госдумой весной в 2013 году “Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений”, ратующей за секспросвет с дошкольного возраста. Увы по-прежнему красивые слова президента остаются просто словами.

Лариса Магданова

 

 

Читайте также:

Гендерная наука и гендерная демократия

Радужный Мемориал, или Бок о бок с фондом им. Генриха Белля

 

 

 

Оставить комментарий

*