Пермь-36 год спустя

Рубрика: Историческое достоинство

Прошло уже более года, как мы начали расследовать деятельность «музея» «Пермь-36». В течение этого срока мы собрали и предоставили общественности массу доказательств истинной сущности «музея» — машины антисоветской пропаганды, работающей на вранье и манипуляциях. В число этих доказательств вошли многочисленные свидетельства ветеранов, служивших в 36-й колонии, слова людей, посещавших Пермь-36 во времена её функционирования, признания самих сотрудников музея, анализ материалов, выпущенных данным заведением, подробный отчёт об экскурсии, видео- и звукозаписи, непосредственно демонстрирующие сущность данного заведения.

Мы не раз вызывали руководство музея на открытый разговор. Однако директор музея Виктор Шмыров с коллегами предпочёл нас игнорировать, сперва отделываясь записками с извинениями и обещаниями, а затем и вовсе наотрез отказавшись от каких-либо дискуссий.

Вместо этого, весь год «Пермь-36» публично твердила заклинания: «Нам дадут деньги» и «Мы получим федеральный статус». Подавалось это так, будто деньги уже выделены, и многие восприняли данные информационные вбросы именно подобным образом. В реальности же всё обстояло несколько иначе.

Сперва стало известно о создании государственного учреждения, которое должно занять место сегодняшнего частного музея, что было одним из наших требований. Мы не могли, да и не хотели требовать закрытия «музея» — нашей целью было преобразование этого места в настоящий музей, рассказывающий правду о советском правосудии. Это не на шутку встревожило Виктора Шмырова, который с радостью готов брать деньги у ненавидимого им режима, но отчитываться ни перед кем не хочет. «Когда мы обсуждаем на разном уровне с чиновниками администрации краевого правительства, то мы говорим открыто: «Вы добиваетесь контроля!». И они говорят: «Да! Добиваемся. Добиваемся идеологического контроля. Наша цель -  снять риски, угрозы», — с возмущением говорит директор музея. Впрочем, есть подозрения, что Шмыров боится ещё и своего возможного отстранения от музейной деятельности (что тоже является нашим требованием):

«Если бы я был директором краевого музея, меня бы вызвали на ковёр и сказали, что никакой «Пилорамы» не будет. А если бы я выступил против, меня бы уволили и назначили другого».

Летом краевые власти сорвали проведение «Пилорамы-2013», урезав бюджет мероприятия наполовину. В результате этот гнойник лопнул и разбрызгался на отдельные «микропилорамы», шедшие на протяжении всей осени, а власти ещё некоторое время унижались, расшаркиваясь перед обделённой ими либеральной тусовкой. Нельзя однозначно утверждать, что стало реальной причиной отмены «Пилорамы» и каков наш вклад. Возможно, это была минимизация политических рисков после скандала с безобразными карикатурами на сочинскую Олимпиаду во время проведения фестиваля «Белые ночи». А, может быть, это был результат давления тех или иных политических сил, понимающих, что десоветизация ударит и по их позициям.

Более того, летом председатель правления АНО «Пермь-36» Алексей Симонов поделился, что у совета музея «есть ощущение, что у новой краевой администрации изменилось отношение к музею…» По словам председателя, он прямо заявил властям о своём недоверии. Ближе к зиме стали появляться слухи о скрытом конфликте между краевыми властями и «музеем». Интернет-газета NewsKo пишет о разногласиях между АНО «Мемориальный центр истории политических репрессий “Пермь-36”» и государственным учреждением с тем же наименованием и функционалом «по поводу редакции документа, регулирующего взаимоотношения двух организаций». Кроме того, в высокостатусной федеральной газете «Российские вести» появился ряд весьма критических материалов о «Перми-36». В частности, нашумевшее открытое письмо ветеранов, подписанное отставными полковниками ФСИН, ФСБ и МВД. Наконец, о существовании конфликта (правда, в прошедшем времени) высказалась член правления музея Нателла Болтянская:

«Была достигнута договоренность о написании документов, которые смогут снизить градус страстей по уничтожению взаимных претензий у «Перми-36» и краевой администрации».

В этом контексте весьма двусмысленно выглядит выделение из президентского фонда 1,9 млн. рублей на проведение «Пилорамы» и публичное поручение Путина взять на контроль ситуацию с «Пермью-36», адресованное Михаилу Федотову, председателю Совета по правам человека при Президенте РФ. С одной стороны, выделенных денег на Пилораму не хватит, с другой — примерно столько не хватило пилорамщикам в этом году, чтобы провести свой шабаш в полную силу, поэтому теперь судьба либерального шабаша зависит от краевых властей. Поручение же Федотову взять ситуацию с музеем под контроль смотрится странно, т.к. нет никаких сомнений, что он и без того опекает данный проект с самого начала. При этом уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина поспешила рассказать после встречи с Путиным, что тот поддержал музей («поручил Михаилу Федотову оказать музею помощь»), однако внятных оценок данного музея от самого президента пока не видно. Конечно, сомневаться в его антисоветизме не приходится. Однако, чем дальше, тем дороже будет обходиться Путину любимая «антисоветская рамка», объединяющая его с милой сердцу либеральной тусовкой. Во-первых, сама тусовка его люто ненавидит (потому что реальными хозяевами была дана команда «фас»). Во-вторых, эта рамка дорога и в прямом смысле — есть куда более насущные проблемы, требующие финансирования, а музей требует более полумиллиарда рублей из дефицитного бюджета. И всё это происходит на фоне наступающего экономического кризиса.

Кроме того, между музеем и деньгами, возможно, стоит ещё одно препятствие: обычно при софинансировании условием получения федеральных денег является включение в краевой закон о бюджете расходов на соответствующие цели. Если для страны подобные траты непозволительны, то для краевой казны — просто преступны, т.к. наш край занимает 8-9 место по дефициту среди всех субъектов РФ. Впрочем, депутат Заксобрания Александр Телепнёв рассказал на круглом столе «Политика десоветизации: факты, мнения, оценки», что в 2014 году бюджет краевого Министерство культуры будет вторым по величине среди прочих (хотя его детализация не позволяет понять, сколько из этой суммы получит «Пермь-36»).

Чтобы вы смогли оценить разницу между последними заявлениями «музейщиков» и праздничным настроением прошлогоднего брифинга, когда руководство «Перми-36» рисовало свои радужные перспективы, приведу некоторые цитаты из уже упомянутого декабрьского материала NewsKo:

«…Все участники процесса понимают: нет никакой гарантии, что программа будет реализована».

 «…По информации Шмырова, новый музей будет лишь филиалом Государственного центрального музея современной истории России (бывший Музей Революции на Тверской), и всё финансирование пойдёт через московский музей».

«Заместитель министра культуры Пермского края Ирина Ясырева испытывает похожие сомнения, но по другому поводу: анализ финансовой ситуации в России и в регионе показывает, что год предстоит очень непростой, в связи с чем создание нового дорогостоящего объекта может быть заморожено».

Пусть шмыровы меланхолично прикидывают свои шансы, а мы в новом 2014-м году продолжим бороться за нашу историю, привлекать новых сторонников и надеяться, что если не совесть, то хотя бы здравый смысл у наших властей возьмут верх над ненавистью ко всему советскому.

С наступившим Новым годом!

Олесь Гончар

 

Читайте также:

В Перми состоялись круглый стол и митинг против десоветизации

Почему власти необходимо было отказаться от «Пилорамы»

«Пермь – 36»: репрессии мозга

«Пермь-36. Правда и ложь»

 

 

 

Оставить комментарий

*