Новая стратегия оранжевой революции: откровения Михаила Дмитриева в Перми

Рубрика: Политическая война

21 октября 2013г. в Пермской краевой библиотеке им. Горького в рамках  мероприятий «Пилорама – Продолжения» состоялась лекция известного либерального социолога Михаила Дмитриева. Лекция должна была состояться ещё летом в рамках международного форума «Пилорама» в музее «Пермь-36», однако форум был отменён после открытого обращения в адрес губернатора Пермского края пермского отделения движения «Суть времени», где говорилось о том, что форум  направлен на дестабилизацию политической ситуации в стране и является позором для Пермского края. Министерство культуры края, однако, пообещало передать неизрасходованные на проведение форума 2,5 миллиона для проведения мероприятий в формате «Пилорама – Продолжение», который подразумевает организацию лекций известных гостей «Пилорамы» в течение года. Кстати, в следующем году, благодаря гранту Президента РФ в размере почти двух миллионов рублей, «Пилорама» вновь будет проведана в привычном летнем формате. Вновь за госсчёт зазвучат пилорамные дискуссии об организации «бескровной революции», неизбежности регионализации и даже развала России, гениальности акций Pussy Riot и прочие пункты либеральной повестки дня. Но вернёмся к Дмитриеву.

Михаил Дмитриев, социолог, директор центра стратегических разработок

Татьяна Курсина, исполнительный директор музея «Пермь-36», открывая выступление, представила директора центра стратегических разработок Дмитриева как эксперта предложившего весной 2011 года «очень неожиданный прогноз» будущих волнений в выборный период, в котором главную роль будет играть т.н. средний класс. Начиная доклад, М. Дмитриев сразу заявил, что страна, общество, экономика сейчас вступили в довольно динамичную фазу: период медленного и стабильного развития закончился, и поэтому на основании социологических исследований необходимо понять, каким будет развитие ситуации, поскольку это имеет очень большое значение для будущего страны в долгосрочной перспективе.

Сразу оговорюсь, что доклады либерального социолога Михаила Дмитриева (в 1980-х входившего в ленинградский кружок Анатолия Чубайса) я считаю не исследованиями, а боевыми конструктами, легитимирующими действия элитных группировок под предлогом объективно складывающихся обстоятельств. И в этом смысле наиболее показателен именно тот самый упомянутый доклад  Михаила Дмитриева и Сергея Белановского, сделанный в марте 2011 года.

Изложу основные тезисы того доклада, большую часть из которых приведу в оригинальных формулировках, иногда с сокращениями:

1. В 2011 году происходит быстро нарастающий процесс делегитимации власти в глазах населения, недоверие к Медведеву, Путину и «Единой России», в связи чем страна вступила в глубокий политический кризис. Кризис ускоряется, а неизбежное ухудшение немодернизированной экономики не даст ему  угаснуть и рано или поздно переведет его в открытую и острую форму по образцу кризиса конца 1980-х годов, т.е. будет перестройка-2.

Итак, всё плохо, народ не доверяет властям, неизбежна Перестройка-2

2. Поскольку мы движемся к постиндустриальному обществу, основу стабильной демократии в котором составляет массовый средний класс, то появление массового среднего класса закрепляет новые стандарты политической свободы, которые ни одно правительство уже не сможет игнорировать. В частности, этот класс значительно менее, чем современное российское общество, склонен к перераспределительному популизму, снижающему устойчивость демократических институтов и их способность обеспечивать экономическое развитие. Это наиболее квалифицированная часть российского общества, более всех остальных заинтересованная в модернизации страны. Среднему классу нужны будут новые лидеры.

Главная протестная сила – средний класс (впоследствии этот «продвинутый» сегмент российского общества будут называть «креативный класс», или «креаклы») – становится опорой страны; он не может жить без демократии, а поэтому и без новых лидеров. Ими станут Навальный, Немцов, Касьянов, Собчак, Рыжков, Удальцов и пр.

3. Ранее поддерживающее власть конформистское большинство начнет все активнее группироваться вокруг оппозиционных центров влияния, причём не только в широких слоях общества, но и внутри партийно-государственного аппарата. К оппозиции будут присоединяться и многие члены «Единой России», и чиновники, которые увидят в этом шанс для продолжения карьеры при новом режиме. Протестные настроения получат развитие и в силовых структурах, причем сдерживать их будет значительно труднее, чем прежде. Аналогичные процессы — причем раньше, чем где бы то ни было, — получат развитие и в медийной среде. В Интернете они уже развернулись в полную силу к началу весны 2011 г.

Массы, СМИ, интернет и элиты, в т.ч. силовые и провластные («Единая Россия»), будут переходить на сторону оппозиции. Вспомните поведение даже центральных каналов, пиаривших Болотную и Сахарова (а я уж не говорю про ТВ «Дождь»), а также заявления таких преданных псов режима, как Сурков, в духе «На митинги вышла лучшая часть российского общества». Именно так развивалась ситуация  в период до митинга на Поклонной горе. Переход силовиков будет обозначать невозможность силового подавления полицией и армией всевозможных эксцессов, организованных белоленточниками. Вспомним разговоры вокруг перехода Сердюкова в стан оранжевого крыла Кремля – на сторону Медведева, странные подсчёты численности полицией антиоранжевого митинга «Сути времени» на ВДНХ (когда вместо 4-6 тысяч участников была выдана цифра 1 тысяча) и т.п.

4. Главные источники протеста – большие города будут активно распространять оппозиционные настроения по всей территории страны. Эффективно противодействовать этому процессу власти будут не в состоянии.

Как мы знаем, в городах были организованы массовые митинги, участниками которых стала обслуга непроизводящей сырьевой экономки – наиболее вестернизированная часть общества. Раскачка и координация протеста осуществлялась также по доступным в городах интернет-сетям: facebook, twitter, вконтакте.

5. Окончательная утрата властями морального и идеологического лидерства. Девальвация слов и идей, исходящих от представителей власти, будет способствовать развитию кризиса. Обновление политической риторики и экономических программ не остановят падения политической поддержки. Напротив, они будут становиться предметом всеобщей критики, насмешек и недовольства, как бы обоснованны и конструктивны они ни были в действительности. Особенно это касается политической деятельности «Единой России»: любые инициативы, лозунги и программы будут вызывать неприятие уже по той причине, что выдвигаются от ее имени. Появление новых инициатив, исходящих от власти, становится все более рискованным. Предвыборный диалог будет заведомо проигрышным для представителей власти.

Кажется, капитуляция перед лидерами креативного класса уже неизбежна.

Право на выдвижение популярных идей будет постепенно переходить к новым политическим лидерам и оппозиционным движениям. Появление таких идей может приводить к полной дискредитации прежнего контента, исходившего от властей в период популярности режима. Будучи не в состоянии в этих условиях самостоятельно обновлять политический контент, власти будут вынуждены заимствовать его у оппозиции, следуя в ее интеллектуальном и идеологическом фарватере. В конечном счете, это будет способствовать росту авторитета и влияния оппонентов режима.

Помните предложения Д. Медведева по введению выборности губернаторов, изменению порядка регистрации партий, на которые он пошёл как бы под давлением митингующих на Болотной, и которые лишь ещё более их раззадорили?

6. Механизм выборов уже не обеспечивает эффективного диалога с населением и даже наоборот – они могут стать одним из каналов распространения кризиса.

Вспомним, как уже в выборную ночь произошли первые столкновения с полицией и как в интернете появлялись ролики, доказывающее факт фальсификаций на выборах, датированные иногда почему-то датой 2-3 дня до выборов.

7. Подконтрольность выборов все еще позволяет обеспечить большинство в Думе для «Единой России» и добиться переизбрания В.Путина (но не Д.Медведева) на очередной срок. Но «нечестная» победа «Единой России» на парламентских выборах, скорее всего, ускорит делегитимизацию выборов как таковых. Это поставит под вопрос легитимность президентских выборов и избранного на них кандидата власти. Возникнут условия для продолжения политического кризиса в период после выборов.

Выборы уже заранее признаны нелегитимными, кстати, именно на этом до последнего настаивала оранжевая оппозиция, не соглашаясь, однако, ни на пересчёт протоколов, ни на организацию гражданского альтернативного ЦИКа на президентских выборах.

8. Остановить эти протесты будет практически невозможно. Наличие развитого аппарата принуждения создает лишь иллюзию возможности поддержания стабильности силовым путем. В последние два десятилетия заметно возросло неприятие российским населением любых проявлений насилия, угрожающих жизни и здоровью людей. Попытка опоры на силу быстро обратится против самой власти, поскольку приведет к окончательной утрате легитимности режима в глазах населения и к эскалации конфликтов на этой почве.

Мы видим прямую угрозу властям от бэкграунда авторов доклада: «Что бы ни происходило – не смейте использовать силу».

9. Применение силы будет ограничиваться и внешнеполитическим давлением. Возможности такого давления возрастают благодаря проведению серии крупных международных событий – саммита АТЭС, Олимпиады в Сочи и чемпионата мира по футболу. Столкнувшись с невозможностью сдерживания протестов, власти будут вынуждены все чаще идти на уступки протестующим. В свою очередь, успехи первых протестных акций будут способствовать их широкому распространению.

Помните заявления Хилари Клинтон о тот, что она не считает выборы “ни свободными, ни справедливыми”, а американская администрация “всерьез обеспокоена” сообщениями о нарушениях на парламентских выборах в России? Затем последовал общий вой Запада в развитие темы недемократичности выборов, недопущения использования властями силы и необходимости ухода Путина.

10. Непопулярные власти не смогут проводить ответственную экономическую политику и реформы, необходимые для успешного экономического и социального развития, что породит порочный круг нестабильности, высокой инфляции, оттока капитала, ухудшения экономических ожиданий и дальнейшего падения политической поддержки властей.

11. Для выхода из сложившейся ситуации авторы доклада предлагают:

- Выдвижение новой когорты политических лидеров, но они ни в коем случае не должны  исходить от прежних лидеров, поскольку не вызовут тогда доверия. Причём такое движение в направлении демократизации не преследует целью комплексную трансформацию политической системы на принципах конкуренции.

Т.е. пришедшие во власть на протестной волне лидеры среднего класса не должны оказаться в ситуации реальной конкуренции с другими политическими лидерами. Креаклы должны прийти раз и навсегда.

- Создание партии, выражающей интересы среднего класса Москвы и других крупных городов (возможно, на базе одной из существующих партий).

- Отказ от попыток любой ценой добиться парламентского большинства для «Единой России». Формирование после выборов коалиционного правительства, опирающегося на поддержку двух или более партий, включая «Единую Россию», не обладающую большинством голосов в Думе.

- Поскольку для победы на президентских выборах потребуется гораздо более жесткое использование административного ресурса, чем когда-либо ранее, это приведёт к ускорению делегитимизации власти. Новый Президент России фактически будет лишен возможности эффективно исполнять свои функции, что откроет путь для реализации самых деструктивных политических сценариев. В связи с чем необходимо увеличить интервал между парламентскими и президентскими выборами, осуществив перенос последних на лето или осень 2012 г., для того чтобы новое коалиционное правительство смогло выработать новую повестку дня и предложить новых лидеров.

То есть за год новое коалиционное правительство креативного класса с министерством правды во главе с коллективным Сванидзе готовит «правильные» и абсолютно «демократические» выборы, на которых побеждает кто-то очень креативный, в максимальной степени выражающий интересы наиболее передовой части российского общества – среднего класса. Вспомните предложение лидера «Левого фронта» Удальцова к Медведеву на встрече с лидерами болотной оппозиции перенести президентские выборы на 2 года. На что действующий тогда Президент ответил: «Очень интересно, но слишком поздно». Встреча произошла уже после митинга на Поклонной горе, когда расстановка сил кардинальным образом поменялась.

Сергей Удальцов предлагает Д. Медведеву отложить выборы Президента на 2 года

- Перераспределение функций от Президента в пользу Парламента и коалиционного Правительства, поскольку концентрация власти в руках Президента при отсутствии достаточных сдержек и противовесов ведет к опасной и демонстративной концентрации коррупции внутри административной вертикали, а сохранение такой системы будет препятствовать восстановлению доверия населения к власти.

Цель – выбить рычаги управления у Путина и поддерживающих его элитных групп.

- Если власть не пойдёт в выборный период на вышеуказанные действия, то для восстановления доверия общества необходимо будет обновление руководства «партии власти» и омоложение руководства оппозиционных партий (в первую очередь КПРФ и ЛДПР). Потом нужно будет провести досрочные парламентские выборы и формирование коалиционного правительства, в котором будет представлено обновленное руководство оппозиционных партий. Далее в течение какого-то времени (ориентировочно одного года) будет происходить «обкатка» этих лидеров в публичной политике, после чего можно будет назначить досрочные выборы нового Президента.

Кстати, как мы видим, силы, посылающие данные месседжи через доклад Дмитриева, вполне рассчитывали на возможность организовать ротацию в оппозиционных партиях. Например, сменить в КПРФ Зюганова, время от времени что-то вякающего об «оранжевой проказе», на, например, приветствующего болотные протесты Мельникова или других. Или поменять в «Справедливой России» ориентирующегося на Путина Сергея Миронова на лидеров оранжевого протеста Гудкова или Пономарёва, бывших тогда депутатами Госдумы от «Справедливой России».

И. Пономарёв — в 2011-2012 гг. депутат Госдумы во фракции «Справедливая Россия»

Если же власть не пойдёт ни по одному из описанных сценариев, то неизбежно обвальное ухудшение ситуации, которая приведет к потере управляемости, переходу кризиса в конфронтационный формат и, возможно, дезинтеграции страны. В частности, спусковым крючком для такого развития событий может послужить вероятное обострение ситуации на Кавказе, хотя возможны и иные события, инициирующие резкое обострение кризиса по модели перестройки 90-х годов.

Несмотря на то, что предлагаемые изменения никак ни в какое конституционное и вообще правовое поле не укладываются, исторические прецеденты говорят о том, что чем сильнее кризис, тем больше возникает возможностей для реализации ещё вчера казавшимися невозможными изменений.

Для внимательно следивших за политическим процессом 2011-2012 гг. ясно, что описана не объективно складывающаяся ситуация, а план боевых действий на политических и информационно-психологических полях сражений, снабжённый призывом к безоговорочной капитуляции действующей власти в пользу представителей самозваного креативного класса, а по сути мощных транснациональных элитных групп, укорененных также в Кремле. Политический анализ связанного с выборами кризиса, данный С.Е. Кургиняном в передачах «Смысл игры», показал, что имеет место абсолютно рукотворная попытка захвата власти, а не объективный процесс. Однако цель авторов и заказчиков доклада убедить общество и элиты именно в объективности и неизбежности процесса, чтобы придать ему легитимность, безальтернативность – и сломить волю к сопротивлению. Под видом научной социологии нам представлен боевей конструкт от очень осведомлённых, могущественных и размещённых в элите (в т.ч. международной) сил.

Отмечу, что этот доклад был опубликован 28 марта 2011 года, за месяц до знаменитого заявления Алексея Навального в журнале The New Times, данного в интервью Евгении Альбац «Я думаю, власть в России сменится не в результате выборов». Навальный поясняет: «Могут избрать кого угодно в марте 2012 года, а в апреле уже все закончится. Я думаю, власть в России сменится не в результате выборов». На вопрос Альбац, будет ли в России разыгран Тунисский и Ливийский сценарий, он отвечает: «Мы называем это тунисским сценарием, потому что нет другого названия». Его спрашивают: «Другими словами, вы ждете, когда пойдет волна снизу?». Ответ: «Я не жду, я ее организую». «Так или иначе режим сменится в результате давления широких слоев общества на власть. Это давление может быть разной интенсивности: от переговоров до стояния на улице и толп людей, которые вышвыривают чиновников из их кабинетов и вешают. И чем быстрее сама власть, наиболее прозорливые ее представители пойдут на переговоры, тем менее вероятным становится сценарий, при котором их просто будут вытаскивать за шиворот». Согласитесь, весьма созвучно докладу Дмитриева.

Михаил Дмитриев уже выступал на дискуссиях форума «Пилорама» в 2012 году с докладом  «Общество и власть в условиях политического кризиса», подготовленным по заказу А. Кудрина по горячим следам протестов под знаком «белой ленты». Представленная аналитика касалась тех основных ошибок, которые не позволили несистемной оппозиции добиться выполнения всех заявляемых ею требований. Оказывается, отсутствие широкой народной поддержки протестного движения «белых лент» и недоверие граждан к лидерам несистемной оппозиции стали основными преградами на пути реализации сценария «Перестройка-2».

В основе роста новой протестной активности среднего класса, по мнению Дмитриева, лежит круг проблем, связанных с неудовлетворительным состоянием по вопросам образования, здравоохранения, личной безопасности, сферы ЖКХ. В докладе отмечается, что данный круг проблем способен объединить все массовые слои общества. Судя по всему, именно этого и будет добиваться несистемная оппозиция. А новая волна либеральных реформ (ВТО, ювенальная юстиция, повышение тарифов ЖКХ, новая волна приватизации) даст дополнительные основания для роста социальной напряженности.

Кстати, на днях белоленточные лидеры провели в Перми довольно большой митинг как раз на тему повышения тарифов и других непопулярных действий власти.

6 ноября в интервью «Московскому комсомольцу» Дмитриев рассказал об исследованиях своего центра на предмет возможности новой революции. Согласно этим данным, на текущий момент русские к революции, увы, не готовы: «Наиболее подавлено русское население страны, оно не готово действовать. То есть революция пока в умах, а не на улице». Но у Дмитриева есть надежда. На вопрос корреспондента «Русские не готовы, а какие национальности готовы действовать?», Дмитриев ответил: «Мы обследовали представителей дагестанской общины в Москве – из числа тех, кто поддерживает тесные связи с родственниками и друзьями в Дагестане. Выяснилось, что среди них нет такого распространения депрессии, как у русских. В российской глубинке – пассивность и подавленность, а в кавказской – отношение к властям, как и у русских, не очень хорошее, но есть уверенность, что повлиять на власть можно. Кавказцы смотрят на все свои проблемы с активных позиций: мы сами себе хозяева и вправе как-то действовать по отношению к власти». В качестве примера начинающегося протеста «простого народа» Дмитриев привел террористические атаки в Дагестане против постов ГАИ…

Итак, как мне кажется, я показал, что доклады  директора Центра стратегических разработок нужно воспринимать как боевые конструкты и планы боевых действий белоленточников на ближайшее будущее, а потому они заслуживают повышенного внимания. Теперь собственно перейдём к анализу планов околокремлёвских заказчиков Дмитриева, изложенных в его новом докладе, зачитанном в конце октября 2013 года в рамках «Пилорамы – Продолжения».

1. Согласно М. Дмитриеву, экономика вступила в динамичную фазу, а период медленного и стабильного развития закончился.

2. Уровень доверия к власти и Президенту, драматически снижавшийся в период протестной активности выборов 2011-2012 гг., сейчас восстановился на отметке 15-20% ниже состояния 2006-2010 годов. Объясняется это тем, что население видит в нынешней власти две существенные ипостаси:

- сильный лидер, способный защитить страну от внутренних и внешних угроз;

- патриотичный лидер, что сейчас выходит на первый план. Однако этот патриотизм – не стремление добиться успехов в развитии страны, а патриотизм охранительный – стремление не допустить распада того, что есть.

У этого равновесия есть ряд уязвимых черт. За последние 3 года произошло резкое изменение восприятия массовой протестной активности как позитивного явления. 75% опрошенных воспринимают протесты как законное, правильное выражение своих интересов перед властью. Нерешенность проблем  доступности и качества образования, здравоохранения, недостаточный уровень жизни, коррупция подтачивают популярность власти.

3. Как считает Дмитриев, проблема российской власти в настоящее время также в том, что она не вбирает в себя пассионарных людей, не привлекает их. Большей частью они оказываются в оппозиционном слое.

4. В последнее время произошел очень серьёзный всплеск антимигрантских настроений. 50% жителей Москвы и Петербурга – центров притяжения мигрантов – назвали миграцию в качестве главной социальной проблемы. Только коррупция оказалась примерно на таком же уровне.

Причём по оценке Дмитриева, управлять поведением мигрантов и выходцев с Кавказа власти всё менее в состоянии. В то время как москвичи весьма лояльно относятся к власти (25% считают её опасной, 35% — сильной), опрошенные дагестанцы примерно поровну относятся к власти как к сильной и слабой, и лишь 7% считают её опасной. События в Бирюлёво показали, что власти в Москве очень трудно иметь стороной конфликта дагестанцев, потому что они её не боятся. Попытки Собянина навести порядок среди таджикских, узбекских, дагестанских диаспор вылились в итоге в разгром вьетнамского рынка, т.к. диаспоры связаны с руководством в кавказских республиках (собственно, это их бизнесы в Москве) и любая попытка надавить на диаспоры в Москве приводит к ухудшению, обострению ситуации на Кавказе. Российские власти позволить себе этого не могут. Выборы мэра в Москве вызывают изменение в зонах влияния и конфликты между диаспорами, власти же как в Москве, так и в регионах их боятся, т.к. просто не умеют ими управлять. Это очень опасная ситуация, поскольку любое обострение на межнациональной почве может поставить под вопрос проведение Олимпиады в Сочи.

5. У власти существенно снизилась возможность для маневра в «отношении к демократии».

В Москве эксперты Дмитриева фиксируют гораздо более лояльное отношение к власти – Президенту и «Единой России», чем в регионах. Если Путин уйдёт, то ситуация ухудшится, считает 47% москвичей и только 29% жителей регионов. В Москве происходит рост поддержки партии власти, а в регионах – снижение уровня поддержки.

Далее Дмитриев привел совершенно неожиданные, но, как он утверждает, точно фиксируемые его экспертами данные. Регионы, согласно социологическим выкладкам Дмитриева, предъявляют гораздо больший спрос на демократию, чем Москва. И эти серьезные изменения сильно меняют политическую ситуацию и сужают возможность политического маневра власти.

Причём, как это ни удивительно, средний класс Москвы предъявляет запрос на демократию меньше, чем другие слои населения. Дмитриев даже подвёрстывает объяснение этим данным, полностью перечёркивающим выводы его доклада 2011 года, где средний класс Москвы объявлялся самой передовой модернизационной группой населения, требующей демократии и новых лидеров (см. выше). Оказывается, исследование в странах Европы и Кавказа показали, что спрос на демократию после  экономического кризиса вырос в небогатых странах, и, по-видимому, именно эта тенденция проявляется и в России.

Последние 10 лет сильно изменили экономическое положение населения в России, и оно стало проявлять спрос на решение проблем долгосрочного развития, в частности, жилья и ЖКХ, вопросы крупных инвестиций, образования, здравоохранения. Однако за пределами Москвы в последнее время вновь стали актуальны проблемы бедности и роста цен. Страхи попасть в нищету усилились, несмотря на самую низкую за последние 20 лет безработицу. Единственный регион, который этого избежал, – Москва, где основные запросы те же:  здравоохранение, образование, безопасность. Проблема доходов, жилья, безработицы Москву волнует по-прежнему гораздо меньше, чем регионы.

Анализ внутриполитической ситуации Центра Дмитриева показал, что готовность людей протестовать по поводу нечестных выборов оказалась выше за пределами Москвы. В случае экономического кризиса 63% опрошенных, живущих за пределами Москвы и Петербурга,  готовы протестовать, что гораздо больше желающих протестовать в обеих наших столицах.

Согласно опросам социолога, произошёл существенный сдвиг в возложении ответственности за возникающие проблемы с местного уровня на центральные власти. За период 2010-2013 гг. ответственность (в глазах народа) Президента за события на местах выросла до 37%, а губернаторов – одновременно снизилась до 25%. В целом по России 50% протестующих будут адресовать протест Президенту, а в городах-миллионниках к Президенту будут адресоваться до 80% митингующих. В этих условиях существующее политическое равновесие очень сильно будет зависеть от экономической ситуации. В настоящий момент происходит резкое снижение темпов экономического роста, вплоть до нулевых в третьем квартале (чего, как утверждает Дмитриев, никто не ожидал, а бесчисленные предупреждения и аналитические доклады о катастрофе российской экономики в случае вступления в ВТО, конечно, ни один либеральный эксперт заметить не мог). Надежды, связанные с возобновлением роста в Европе (считается, по данным Дмитриева, что российский рост сильно коррелирует с европейским) пока не оправдываются. Всё это уже сейчас привело к тому, что в сентябре во многих регионах средняя зарплата впервые снизилась со времён кризиса 2008 года. К концу этого года ожидается существенное падение уровня промышленного производства в ряде регионов. Бюджеты как регионов, так и страны в целом окажутся дефицитными. Всё это снижает возможности политического маневра в случае протестов по экономическим причинам.

6. Выборы в Москве, где второе место занял Навальный, набрав чуть менее 30%, и  Екатеринбурге, где победил оппозиционный политик Ройзман, указывают на появление новой политически активной, оппозиционной и предъявляющей спрос на демократию группы. В основном это молодые люди 20-30 лет. Причём они будут доминирующей электоральной группой в течение десятков последующих лет. Дмитриев считает, что именно реакцией на появление этой группы было голосование Думы за возвращение графы «против всех» в избирательных бюллетенях. Так в условиях присутствия сильного оппозиционного лидера она помогает отнять у него часть голосов оппозиционно настроенных избирателей, тем самым повысив процент кандидата от партии власти. В условиях отсутствия оппозиционного лидера она отнимала голоса у провластного кандидата, и поэтому была нецелесообразна для власти.

7. Накапливаются риски для экономической и политической ситуации в стране: отсутствие финансового ресурса, межэтнические проблемы, экономический кризис, молодое оппозиционное поколение – всё это вынуждает власть менять существующую социально-политическую модель. Причём ситуация последних 4 месяцев указывает на ускорение динамики обозначенных процессов. В целом, по мнению Дмитриева, в ближайшее время власти предстоит реагировать на растущую активность общества, чтобы растущая политическая напряжённость не вызывала дестабилизацию политической обстановки. Власть должна будет сменить социально-политическую модель считает социолог.

Мы подробно пересказали основные положения нового «пилорамного» доклада господина Дмитриева. Давайте попытаемся выделить главный нерв конструкта, планируемых в соответствии с ним действий, которые, по-видимому, попытаются разыграть в ближайшее время как стечение объективных обстоятельств.

В выступлении много внимания уделяется фактору снижения протестного потенциала Москвы и росту такового в регионах, что, как утверждается, объясняется диспропорцией в уровне жизни в столице и в провинции. Указывается, что в случае углубления кризиса регионы находятся в более уязвимом положении, они отреагируют раньше и сильнее в виде протестной активности, причём претензии, по большому счёту, будут только к центральной власти (к Путину, Думе). В виду отсутствия финансового ресурса, неясности дальнейшего течения мирового кризиса, нерешённости, запущенности многих центральных проблем и неопределённости в развитии страны властям придётся менять политическую модель.

О каком изменении модели идёт речь, не говорится. Говорится даже так: что бы власть ни сделала в политическом плане, это вряд ли положительно повлияет на экономическую ситуацию. Однако в выступлении делается упор на демократию и протестную активность, указывается, что локомотивом в этом выступят именно регионы. Учитывая это, а также фактор времени и места высказывания (форум «Пилорама») и прямые связи Дмитриева с видными либералами (Чубайс, Кудрин и другие), можно говорить о том, что под изменением социально-политической модели подразумевается всё та же дальнейшая либерализация политической, экономической и социальной жизни в стране, с последующей приватизацией и децентрализацией.

Ввиду того, что Москва не справилась с задачей в белоленточных протестах 2011-2012 годов, теперь на роль локомотива явно выдвигают регионы. В числе лозунгов новых протестов можно ожидать в том числе и сепаратистские требования, вроде создания Сибирской, Дальневосточной или Уральской республик. Ведь, согласно схеме Дмитриева, даже средний класс Москвы не хочет демократии и проявляет лояльность к властям в отличие от жаждущих демократии и оппозиционно настроенных регионов. Исходя из изложенного модели, регионы не смогут надеяться на изменения ситуации под давлением протестов в Москве, а значит, будут вынуждены решать проблемы самостоятельно, требуя или даже забирая себе всё больше полномочий, вплоть до попытки отделения от недемократичного (даже на уровне менталитета жителей столицы) Центра.

Отмечу, что в последнее время резко активизировалась либеральными и другими белоленточными силами работа в сфере пропаганды и проработки сценариев регионализации и даже развала России. Так, высшая школа экономика (ВШЭ) провела 7 июня круглый стол на тему «Какая федерация нам нужна?», где ведущие лидеры сепаратистов страны (такие как Штепа) и видные либералы рассуждали о моделях регионализации и даже «дезинтеграции такого имперского образования как Россия».

Круглый стол в Высшей школе экономики «Какая федерация нам нужна?». Модераторы круглого стола: научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин (министр экономики РФ 1994-1997 гг.) и вице-президент фонда «Либеральная миссия» Игорь Клямкин

24 сентября «Независимая газета» публикует на полосу доклад преподавателя ВШЭ Игоря Макарова о необходимости регионализации с подзаголовком «Чрезмерная централизация становится тормозом развития государства», 15 октября в эфире радиостанции «Эхо Москвы» С. Белковский делает заявление о необходимости отделения Северного Кавказа и в этот же день ещё один профессор факультета политологии ВШЭ Е. Альбац заявляет: «Не вижу особой проблемы, если Россия разделится по Уральскому хребту. Я думаю, что это неизбежно». Семинары и конференции по регионализации и созданию новых региональных идентичностей давно проходят в региональных вузах страны. Недавно к сепаратистской линии присоединись и националисты, которые всё больше попадают под влияние нацдемов Крылова, Севастьянова, Соловья. В требования националистов, прозвучавших на недавнем Русском марше (в т.ч. и на русском марше в Перми), входит создание русского национального государства (РНГ), предполагающее отделение территорий с преимущественно нерусским населением и превращение страны в «союз земель». Про организацию и пропаганду процесса регионализации и дезинтеграции страны, исходящую от либералов, белоленточников, нацдемов, олигархов (например, Прохорова) и власти (например, премьер-министра Медведева) можно говорить долго. Однако, согласно концепции Дмитриева, главное в этом процессе – различия в демократичности и оппозиционности жителей Москвы и регионов, а не планомерная организация заинтересованных в этом сил.

Самые тревожные ноты в оранжевой песне Дмитриева связаны с национальной темой. Социолог называет проблему мигрантов в качестве одного из самых уязвимых мест системы, но не ограничивается этим. Речь идет не только о накачке агрессивно-националистических настроений в русском большинстве, но и о параллельном росте политического протеста у представителей кавказских этнических групп, которые станут самостоятельной силой в общей оранжевой движухе. Как мы знаем, уже на январь планируется первый митинг протеста с кавказским акцентом. Раскрутка русско-националистического и «кавказского» протестов приведет к их столкновению как раз в канун Олимпиады. Последнюю господин Дмитриев также упомянул в своем докладе в качестве одного из факторов будущего политического кризиса. Акты террора в Волгограде, за которыми очевидным образом проступают контуры очень мощной террористической сети, говорят о том, что игра по-крупному уже началась. Новая парадигма антигосударственной смуты основана на радикализации, регионализации, межнациональных конфликтах на фоне усугубляющегося социально-экономического неблагополучия.

Таким образом, предложенный либералом Дмитриевым конструкт — ещё одна попытка легитимации как новой попытки оранжевого переворота, так и нового развала страны по модели разрушения СССР. Готовящаяся очередная острая фаза  «Перестройки-2» грозит стать испытанием для целостности страны и существования всего общества.

Дмитрий Чирков
Павел Гурьянов

 

Читайте также:

Круглый стол 25 января с лидерами белоленточников Перми «После 4 декабря. Будущее России. Рождение гражданского общества или оранжевая революция»

Дебаты с лидерами белоленточников Перми «Протестные выступления после выборов 4 декабря: выход из кризиса или игра по чужим правилам?»

Пермь-36: База подготовки белоленточных активистов и пятой колонны за полмиллиарда бюджетных рублей?

 

 

 

Оставить комментарий

*