Депутаты и просто богатые, лошади и земельные площади, приватизации и всяческие махинации. Фарс о пермском ипподроме

Рубрика: Пермское информбюро

Не секрет, что последние два года пермский ипподром находится на грани то ли закрытия, то ли переноса. Мы попытались разобраться в том, как это получилось, кто виноват и что делать.

В советское время спортивные соревнования на Пермском ипподроме пользовались успехом у горожан

Ипподром в Перми ведёт свою историю с конца XIX века, за это время несколько раз переезжал и на сегодняшнем своём месте (шоссе Космонавтов, 162) утвердился в 1958 году. В 1967 году получил статус республиканского и вошел в пятёрку ведущих ипподромов СССР. За многолетнюю историю здесь было воспитано не одно поколение спортсменов-конников, которые становились победителями и призёрами российских и международных соревнований. На пермском ипподроме было установлено 5 Всесоюзных рекордов (в 1966, 1975, 1990 и 1991 годах). Дважды здесь проводились конноспортивные соревнования высшего уровня: в 1969 году – Чемпионат России по конному спорту, а в 2003 году – Всероссийские соревнования по коннозаводству.

В 1998 году пермский ипподром из федеральной собственности был переведён в областную, а в 2003 – был приватизирован и пошёл по рукам. В конце 2011 года частичным собственником стало ООО «Конкур-Пермь», на 19% принадлежащее Дмитрию Ивонину (а на остальные 81% — кипрскому оффшору), который, по предположению портала «НеСекретно», «действует в интересах» краевого депутата Алексея Луканина. Другая часть земель оформлена на ООО «ЛаТерра», учредителями которой являются тот же «Конкур-Пермь» и другой кипрский оффшор.

В 2012 году вокруг ипподрома развернулась борьба хозяев земли против владельцев лошадей, вызванная желанием первых выгодно продать землю московскому холдингу «РосЕвроДевелопмент», занимающемуся строительством торгово-развлекательных центров (ТРЦ) и аффилированному с «ЛаТеррой». Сайт холдинга заявляет о строительстве такого центра на месте конной арены:


«Планета» в Перми станет самым крупным ТРЦ суперрегионального формата в Приволжском федеральном округе… Открытие ТРЦ запланировано на 4-ый квартал 2015 года».

Проект ТРЦ «Планета», размещенный на сайте холдинга «РосЕвроДевелопмент»

Изрядная картина того, как власти, неуклонно следуя курсом отбрасывания любых обременений, избавились и от ипподрома. Характерно, что желающих взвалить на себя заботу о спортивном объекте среди представителей нашего криминально-буржуазного класса не нашлось. «Эффективные менеджеры» сменяли друг друга, спекулируя землёй, а ипподром умирал. Закономерно, что, в конце концов, его решили просто добить.

В январе собственники ипподрома, по словам коневладельцев, резко подняли плату за пользование объектом. Впрочем, сами собственники эти заявления опровергают. Однако в феврале они предприняли попытку разом очистить все конюшни (с помощью решения регионального арбитражного суда, посчитавшего строения аварийными), выселив компанию «ИнвестТрейд». Эта фирма занимается управлением имуществом ипподрома (а «Конкур-Пермь» — балансодержатель) и сдаёт конюшни владельцам лошадей, т.е. является искусственной «прокладкой».

В ноябре хозяева земли выставили её на продажу частями по 70 млн. руб. за гектар и начали агрессивно выживать коневладельцев на основании заключения технической экспертизы Ростехнадзора о состоянии конюшен, которые были признаны небезопасными и определены под снос (при этом часть других сооружений выглядит гораздо хуже тех объектов, которые хотят снести, но сдаётся под коммерческие склады и автомастерские). В декабре три приговорённые к сносу конюшни были обесточены, но часть коневладельцев всё же осталась, потребовав предъявить им судебное решение для освобождения конюшен.

В свою очередь владельцы лошадей в апреле собрали в пользу сохранения ипподрома якобы 9500 подписей, как заявил Сергей Левитан, пригрозивший в случае чего «вывести на Шоссе Космонавтов 300 лошадей и пустить их гулять по городу». Левитан, кстати, тоже вполне элитно-вписанный человек: побывал депутатом Пермского областного Совета, сенатором, членом комитета по международным делам. Сегодня он является владельцем табуна орловских рысаков Пермского конезавода №9.

В ноябре коневладельцы провели митинг на эспланаде в поддержку решения краевых властей о присвоении землям пермского ипподрома статуса ЦС-И (исключительно ипподромная зона), который запрещает находиться на этом месте чему-либо, кроме данного объекта. Митингующие отказались покинуть конюшни, а полиция проследила, чтобы собственники ипподрома не провели самовольный снос.

Небольшой штрих. В конце 2012 на сторону землевладельцев, поддержав переезд лошадей, встал Александр Кузовлев, руководитель краевой Федерации конного спорта. Пока между арендаторами и хозяевами ипподрома шла борьба, Кузовлев в мае выкупил участок у ООО «Сельхозцентр» 7,5 га (часть земель и имущества бывшего девятого конезавода неподалёку от станции Ферма), провёл там масштабный ремонт и получил комплекс с двумя крытыми манежами и конюшнями европейского уровня. Для Федерации в какой-то степени этот шаг был вынужденным, т.к. ей требовались тёплые манежи для круглогодичных тренировок, а на ипподроме их не было. Ремонт был закончен примерно тогда, когда у пермских коневладельцев начались проблемы с арендой, и новый комплекс Кузовлева был назван в числе четырёх мест, пригодных для переезда. Федерация верхового спорта Прикамья, напротив, выступила в защиту ипподрома.

Параллельно с выселением лошадей, шла борьба вокруг зонирования. 28 ноября 2012 года городская комиссия по землепользованию одобрила создание новой территориальной зоны «ЦС-И» для ипподрома и ряда смежных участков, чтобы защитить их от застройки. Причем, по информации «ФедералПресс.Приволжье», «главным инициатором появления новой зоны стал губернатор Виктор Басаргин, по просьбе которого все необходимые процедуры были проведены с максимально возможной скоростью». Далее состоялись публичные слушания, в которых участвовали порядка 50 горожан и представителей общественных организаций. Проект утвердили в соответствующем комитете гордумы и вынесли на суд депутатов, но в последний момент сняли с повестки пленарного заседания по просьбе «сити-менеджера» Анатолия Маховикова, которому вдруг потребовались какие-то «дополнительные консультации». По данным «Коммерсантъ (Пермь)», Маховикова об этом «попросил» всё тот же Басаргин, который якобы вёл некие переговоры с владельцами ипподрома и инвесторами (сделаем небольшую заметку на полях, что именно с начала 2013 года тянется конфликт части Заксобрания, куда входит Луканин, с губернатором).

И вот в начале 2013 года председатель правительства Геннадий Тушнолобов говорит, что власти намерены подписать соглашение, по которому инвестор сначала строит новый объект на другом участке и только после этого получает возможность застройки пермского ипподрома (кстати, это не новая идея, она обсуждалась ещё в 2007-м). Согласно плану, собственник ипподрома ООО «Конкур-Пермь» (по слухам, напомним, связанный с А. Луканиным) выкупает рядом со станцией Ферма участок земли у ООО «Сельхозцентр» (принадлежащий Юрию Борисовцу) и строит на данной территории новый ипподром, стоимость которого, как сообщает «Коммерсантъ (Пермь)» со ссылкой на землевладельцев, составит 250 млн. руб. Он должен быть передан краю безвозмездно, после чего городские власти переведут земли под старой ареной в нужный статус, и там начнётся строительство ТРЦ. Идею переноса ипподрома, естественно, поддержал и Кузовлев, но Левитан считает приведённый бюджет «смешным». По его словам, ипподромы в Уфе и Казани стоили 3 миллиарда рублей, а в Перми потребуется не менее 1 млрд.

Летом соглашение пересмотрели: работы решили проводить параллельно. Цинизм в том, что смена зонирования должна пройти общественные слушания, преодоление которых, судя по всему, уже «гарантировано». Начало строительства намечено на эту осень, окончание — через 2 года. Застройщики ведут подготовительные работы с начала 2013-го, т.е. до подписания соглашения и до перезонирования. Отсюда, видимо, и наглое обещание построить ТРЦ к 2015 году.

При этом А. Луканин и Ю. Борисовец принадлежат к той части Законодательного собрания Пермского края, которая находится в конфликте с губернатором и срывает заседания своей неявкой (не давая собрать кворум). Обсуждение этого конфликта уже вышло на федеральный уровень. Те же Борисовец и Луканин заявили о полном несогласии с повесткой очередного заседания, предложенной Басаргиным, а последний на этом фоне начал рассуждать о возможном переносе ипподрома… во Фролы — т.е. об угрозе сорвать депутатам выгодную сделку.

Сам губернатор при этом ссылается на сказанные в начале 2013 года слова представителей «Конкур-Пермь», что длина дорожки на новой арене будет в полтора раза меньше (1068 м), чем на старой. Впрочем, через полгода гендиректор компании-землевладельца Виталий Нахабин пообещал другое:

«Площадь комплекса не могу назвать точно. Могу лишь сказать, что он будет расположен на базе всего конезавода №9, и его размеры по сравнению с площадью ипподрома на Шоссе Космонавтов не уменьшатся».

Другую проблему в своём выступлении на радио «Эхо Перми» отметил Левитан:

«В Перми на сегодня считается лучшая дорожка России. И это очень сложное техническое сооружение, которое надо делать, начиная с котлована. Это огромный слоеный пирог, сложнее, чем просто автобан сделать, потому что она не асфальтовая, а она грунтовая. Она усаживается. Причем, несколько лет… И новые ипподромы в Казани и в Уфе, построив за три миллиарда сооружения, дорожки такого качества сделать не смогли».

Но, даже если хватит денег, земли и качество дорожки окажется приемлемым, это ещё не всё. Во-первых, без личного автомобиля добраться до нового объекта будет непросто (как до Фролов, так и до Фермы). Таким образом, увлечение лошадьми в Перми станет ещё более элитарным, недоступным большинству населения.

К тому же, на территории ипподрома действует секция лечебной верховой иппотерапии для детей с ограниченными возможностями. Теперь им придётся ездить за город, если данная секция вообще сохранится.

Татьяна Перевалова из конноспортивной школы олимпийского резерва добавляет в одной из телепередач:

«Школа, безусловно пострадает, а это 150 воспитанников и примерно столько же сотрудников. Большинство детей и тренеров не смогут добираться на новое место, это далеко».

По словам всё того же Левитана, перенос ипподрома грозит не только конному спорту, но и будущему орловских рысаков в Перми:

«Вообще система развития конного дела, бегового спорта состоит из трёх частей: конный завод, коневладелец и ипподром. Коневладельцы на конном заводе полуторников покупают, полтора года лошади, ставят на ипподром, испытывают, и лучшие кобылы и рысаки возвращаются для племенного воспроизводства в завод. Если будет разорвано хотя бы одно звено цепочки, всё погибло. Это гибель породы».

Есть ещё один аспект. Как пишет АиФ, директор пермского конезавода Ольга Чернявская считает, что «уничтожение ипподрома приведёт к культурному коллапсу в Пермском крае». Конечно, это преувеличение, но очевидно, что Пермь без доступного ипподрома станет более «провинциальным» городом: у нас нет нового здания для галереи, которой грозит выселение, у нас нет нормального «арбата», сколько лет мы не можем построить новый зоопарк. Теперь у нас не будет ещё и нормального ипподрома (если он вообще будет при таких «успехах»), а вместе с ним, возможно, исчезнет и один из «брендов» края — орловский рысак. Зато будет очередной «храм» потребительского культа.

Весьма показательно, что сегодняшняя борьба вокруг ипподрома — это борьба частных интересов: Борисовец и (если верить СМИ) Луканин, желающие провернуть выгодную сделку с землёй, московские застройщики, мечтающие о новом ТРЦ, Кузовлев, грезящий монополией на конюшни, Левитан, переживающий за свой коннозаводской бизнес, узкая прослойка обеспеченных коневладельцев (председателем совета которых является бывший мэр Аркадий Каменев)… и две спортивные федерации, пристёгнутые к разным сторонам конфликта. Характерно, что, вопреки перестроечным сказкам, общество от этой борьбы ничего не выигрывает. «Невидимая рука» нашего рынка способна разве что кого-нибудь придушить.

Полуразрушенные конюшни Пермского ипподрома, апрель 2013 года

Власти же в очередной раз оказались неспособны принять волевое решение и прекратить посягательства на ипподром. Что неудивительно, когда все заинтересованные лица либо непосредственно в эту власть входят (как Борисовец и Луканин), либо входили (как Левитан и Каменев). Вместо этого, губернатор и депутаты, судя по всему, используют спортивный объект как разменную монету в более крупном, политическом, конфликте (где, на самом деле, в основе — опять-таки чьи-то частные интересы).

Тем не менее, поскольку ипподром всё же имеет реальное значение для города (и без того стремительно теряющего наращенную в советские годы культурную инфраструктуру), сохранить его необходимо. Для этого, на наш взгляд, самым разумным будет требовать от властей присвоения земле под объектом статуса ЦС-И с последующим выкупом подешевевшей земли в краевую собственность и принятием целевой программы по развитию конной арены. Иными словами, ипподром должен быть национализирован.

Наталья Голикова
Олесь Гончар

 

Читайте также:

Приватизация, приватизация или приватизация?

 

 

 

Оставить комментарий

*