Культурный фронт: битва за Воронеж

 Рубрика: Культурный фронт

Подводя итоги деятельности Марата Гельмана в Перми, я говорил о том, что новая культурная политика не сводится к деятельности отдельных личностей (акторов). Подобные эксперименты в сфере культуры (которые подаются под вывеской «современное») выражают интересы и представления о культуре узкой либеральной группы, которую можно назвать «коллективным гельманом». И пока Марат Гельман (незадолго до своего увольнения) продолжал раскручивать «Пермский проект», один из активных участников этого проекта Эдуард Бояков подготавливал свежую почву для новых экспериментов в Воронеже.


Пермский опыт Эдуарда Боякова

Эдуард Бояков с группой экспертов предложили к обсуждению воронежской общественности объемный доклад «Воронежский пульс. Культурная среда и Культурная политика». В свое время команда Марата Гельмана в Перми предъявила манифест «Пермский проект», который должен был стать теоретико-методологической базой культурной реформации. Кстати, среди разработчиков «Пермского проекта» была Наиля Аллахвердиева, которая принимает участие и в разработке доклада «Воронежский пульс».

В рамках «Пермского проекта» Бояковым на базе пермского Драмтеатра была создана театральная институция «Сцена-Молот». О целях и задачах этой площадки лучше всего говорит содержание спектаклей, поставленных и показанных на сцене.

Созданный в 2009 году, театр «Сцена-Молот» сразу обозначил стратегию своего развития. В 2010 г. был показан спектакль «Коммуниканты»:

С «обнажёнки» и нецензурной брани открылся новый сезон театра «Сцена-Молот». «Новые герои»: проститутки и депутаты, — завоёвывают «нового зрителя».Они сквернословят и не стесняются показывать публике маленькие достоинства большого искусства.

«Аргументы и факты»

Мат, секс и насилие на сцене укладывались в единую концепцию театра «Сцена-Молот»:

Театр «Сцена-Молот», кажется, просто создан для любви и секса. «Коммуниканты», «Вера Павлова: стихи о любви» (стихи в основном не о любви, а именно об «этом»), «Лед» Корнелио Мундруццо, показанный на фестивале «Текстура», и вот опять… Перед входом в зал толпа, жаждущая то ли культуры, то ли обнаженки.

«Аргументы и факты»

Еще одним проектом Эдуарда Боякова в рамках новой культурной политики стал ежегодный фестиваль «Текстура»:

«Даже вырванные наобум из афиши творения говорят сами за себя. Впрочем, если, как выражается Эдуард Бояков, такой фестиваль, как «Текстура», «необходим потому, что посвящен сегодняшнему дню и отвечает на вопрос, что такое актуальное искусство», то он достиг цели: секс, наркотики, мат, рок-н-ролл — круг замкнулся. И стоит ли пенять на зеркало апологетам современного искусства, если… Продолжение знают все».

«Звезда»

Очевидно, что содержание подобного творчества может привлечь очень узкую группу зрителей, готовую воспринимать современную культуру в виде порнографии и мата. Эти проекты в Перми не стали популярными у жителей (несмотря на очень серьезную рекламу), билеты на мероприятия зачастую распространялись со скидкой среди студентов и школьников (!).

Из письма в редакцию газеты «Звезда» по поводу экспериментов над культурой Перми и над её жителями: «И вот в один из учебных дней старшие классы сняли с уроков и во главе с директором школы (кстати, филологом) повезли в театр (Сцена-молот). Сначала дети радовались возможности прогулять уроки, но после спектакля радость испарилась, и «окультуренные» подростки стали спрашивать у учителей: «В сочинении матюки писать, как слышали, или заменять на пи-пи-пи?» Некоторые охарактеризовали спектакль кратко, но ёмко: «Г…но». А на родительском собрании классный руководитель пояснила: «Спектакль, конечно, не подарок, но он показывает нашу жизнь. Школа должна приобщать детей к искусству».

Помимо «эстетической» стороны вопроса, необходимо коснуться и финансовой, ведь всех жителей региона всегда волнует вопрос, куда расходуются бюджетные деньги. Свои экспериментальные проекты в Перми Эдуард Бояков реализовывал и реализует (очередной фестиваль «Текстура» состоится в конце октября) за счет бюджетных средств Пермского края. Результаты проверки контрольно-счетной палатой использования бюджетных средств на мероприятия в сфере культуры и искусства (2009-2011 гг.) выявили огромное количество нарушений. В итоговом отчете КСП есть отдельные пункты, посвященные  неэффективности расходования бюджетных средств на реализацию проекта «Сцена-Молот», который даже после нескольких лет работы просто не имел никакой официально-юридической базы (отсутствовал акт о создании, целях и задачах проекта).

Именно неэффективность использования бюджетных средств (в ситуации увеличения финансирования культурной сферы) привела к тому, что фактическая стоимость традиционных культурных услуг, оказанных населению, оказалась ниже нормативной в 3, в 5, в 10 и даже в 12,5 раз, т.е. жители региона зачатую были лишены необходимых условий для развития своего культурного потенциала. Но в презентованной пермской общественности в 2010 г. концепции новой культурной политики («Пермский проект») речь шла о развитии культурного пространства и человеческого потенциала, что должно было стать локомотивом социально-экономического развития региона. Только вот красивые и громкие цели и задачи проекта так и остались реализованными только на бумаге, несмотря на то, что под его реализацию выделялись миллиарды бюджетных средств (при том, что он не был принят на законодательном уровне). Результаты деятельности идеологов «Пермского проекта» абсолютно не соответствуют заявленному в культурной концепции, о которой сегодня участники проекта стараются вообще не вспоминать. А все тоже начиналось с громких заявлений, красивых слов, общественных слушаний и масштабных планов, а закончились сокрушительным провалом, проклятиями в адрес чиновников и жителей, бегством главных идеологов обратно в Москву.

В 2010 году научное сообщество Перми глубоко и всесторонне проанализировало «Пермский проект», профессионально разгромив его на концептуальном уровне. Тезисы пермских ученых с анализом концепции сформировали «Культурную альтернативу», которая не позволила принять продвигаемый Гельманом и Ко проект на законодательном уровне. Доклад «Воронежский пульс» тоже требует подробного экспертного анализа, а также проработки альтернативных подходов к культурной политике Воронежской области.


«Воронежский пульс»: политический аспект

Появление и укрепление позиций Эдуарда Боякова в Воронеже связано с поддержкой его деятельности губернатором области Алексеем Гордеевым. Руководителя региона в таком сотрудничестве может привлекать возможность за относительно маленькие средства сделать большой пиар себе и своему региону, одновременно отвлекая внимание от более сложных и серьезных проблем. В своих интервью Бояков уже делает губернатору красивый пиар

«В последнее время мы с Алексеем Васильевичем Гордеевым много и глубоко общаемся.  Я испытываю большой интерес к нему, уважаю его политическую квалификацию. Он мощный игрок. Я достаточно часто встречался с губернаторами, и у меня немного было таких впечатлений — сильных, и тем более, радостных».

Так же в свое время и Марат Гельман делал пиар губернатору Пермского края Олегу Чиркунову, вот только это не помогло главе региона сохранить свой пост. Новый губернатор Виктор Басаргин продолжал поддержку проектов Гельмана до тех пор, пока сам не оказался под информационным ударом из-за очередной провокации политтехнолога-галериста, сделавшего себе на этом скандале очередную порцию пиара. Серьезный репутационный удар и политические риски подтолкнули администрацию края расторгнуть контракт с Маратом Гельманом.

Если губернатор Алексей Гордеев действительно человек высокой «политической квалификации», то он должен хорошо понимать современную ситуацию острого противостояния политических элит – прозападных групп («либералов»), выступающих за интеграцию в Европу любой ценой, и государственников («консерваторов»), защищающих целостность и суверенитет России. Риторика Боякова, постоянно отсылающего к западному опыту (Нью-Йорк, Лондон и т.д), и участие в его проекте экспертов, связанных с «Советом Европы», говорят о том, что будет осуществляться попытка интеграции культурного слоя региона в европейское пространство через конструирование культурной среды по западному образцу. Такая стратегия развития не будет иметь поддержки большинстважителей региона, придерживающихся культурных традиций и консервативных ценностей. Реализация стратегии развития культуры в интересах меньшинств приведет к росту общественного недовольства.

Активное сотрудничество региональной власти с Бояковым, известным своим участием и поддержкой митингов на Болотной площади, может привести к резкому обострению политической ситуации. Являясь частью московской либеральной тусовки, Бояков уже начал привлекать экспертов, близких ему по взглядам и также относящихся к московскому «креативному» бомонду (Антон Носик).Подобные заигрывания региональной власти с «коллективным гельманом» провоцируют конфликты, которые на практике приводят к серьезным политическим кризисам и могут стать поводом для переформатирования «сверху» региональных политических элит.


Стратегия сопротивления

Рассмотрев ситуацию, развивающуюся вокруг деятельности Эдуарда Боякова и Ко в Воронеже, могу сказать, что есть серьезные предпосылки (симптомы) к повторению пермской ситуации. В одной из своих статей я подробно анализировал ход борьбы пермской интеллигенции с новой культурной политикой, реализуемой в Перми Маратом Гельманом. Учитывая то, что в ситуации с Бояковым, губернатором Гордеевым и «Воронежским пульсом» есть своя специфика, хотелось бы акцентировать внимание на основные моменты в истории противостояния на культурном фронте Перми.

Одной из первых и главных задач является формирование консолидированного патриотического штаба, который объединил бы ученых, деятелей культуры и искусства, общественных деятелей и гражданских активистов.

Сформированный штаб, подробно проанализировав доклад команды Боякова, должен предъявить свой взгляд на развитие культурной политики Воронежской области – собственную стратегию, опирающуюся на собственную же аналитическую базу.

Основные тезисы и предложения могут высказываться и обсуждаться на круглых столах и дискуссионных площадках. По итогам этих обсуждений может быть сформулировано обращение к региональной власти. Власть должна быть заинтересована в диалоге с общественностью и в разрешении назревающего в культурной сфере конфликта. Одним из решений может стать создание Совета по культуре при губернаторе, в который войдут представители всех заинтересованных сторон. Например, в этом году в Пермском крае был создан такой совет, в который вошли как противники «новой культурной политики», так и её непосредственные участники (одним из его членов является Бояков). Таким образом, достигается баланс интересов и появляется орган для формирования стратегии развития культуры региона и разрешения конфликтных ситуаций, а губернатор распределяет часть ответственности за принятые решения между членами совета.

Но если региональные власти окажутся от диалога и попытаются передать монополию на принятие решений в культурной политике Боякову и Ко (именно по такому сценарию развивалась ситуация в Перми), то сопротивление может перейти в более активную фазу с протестными акциями (пикеты, митинги) и обращениями к властям федерального уровня.

Но главной поддержкой и опорой в этой борьбе является народное большинство, во имя развития которого необходимо отбросить разногласия и мобилизовать свои интеллектуальные и творческие усилия на культурном фронте. Главная идея сопротивления должна выражаться в тезисе о том, что культура не может отражать и обслуживать интересы узких прозападных либеральных групп, а должна учитывать культурно-исторические особенности России, развивать культурные традиции и служить всему народу.

Никита Федотов

 

Оставить комментарий

*