Пиар на смерти

Рубрика: Историческое достоинство

Летом этого года скончался Вадим Григорьевич Светлаков, кандидат исторических наук, заведующий партийным архивом Пермского обкома КПСС с 1981 по 1991 гг., директор Государственного архива новейшей истории и общественно-политических движений Пермской области (ныне Пермский государственный архив новейшей истории) с 1991 по 2001 гг.

Не прошло и двух месяцев, как в своём интервью В. Гладышев подлейшим образом манипулировал именем покойного Светлакова, пытаясь «пристегнуть» его мнение к своему.

«В пользу переименования улицы С. Окулова тогда выступал и кандидат исторических наук В. Г. Светлаков, член городской топонимической комиссии (ныне, увы, уже покойный: Вадим Григорьевич ушел из жизни в этом году). Если кому-то покажется странным, что эту позицию занял член компартии, много лет заведовавший партийным архивом, то ничего удивительного в этом нет. Именно в партархиве хранился и хранится внушительный пакет документов, проливающих свет на подлинную, не выдуманную историю восхождения на олимп Степана Окулова, объявленного в Перми героем Гражданской войны № 1».

Во-первых, коллеги и просто знакомые со Светлаковым люди утверждают, что он был противником уничтожения советских названий вообще. Но, даже если в случае с данной улицей Вадим Григорьевич действительно предпочёл имя Мешкова, то это не значит, что он разделял презрение Гладышева к Окулову. А ведь именно на это намекает нам краевед, когда говорит, что партийный архив, которым заведовал Светлаков, хранит страшные разоблачения личности пермского героя.

Однако нам известно, что Вадим Григорьевич является автором неизданной пока книги в защиту Окулова, рукопись которой хранится в ПермГАНИ, но ещё не успела пройти процедуру фондирования. Информацию о существовании данной книги озвучил на одной из своих лекций краевед Владимир Сергеевич Колбас, а в дальнейшем нам удалось ознакомиться и с самой рукописью (почти законченной), которая называется «АНТИ-СИВКОВ, ИЛИ ИСТОРИЯ СУДИЛИЩА НАД С.А. ОКУЛОВЫМ (Черновой набросок. Тезисы исследования)».

Книга разбивает версию об Окулове-«трусе» и Окулове-«предателе», введённую в оборот В. Сивковым и его единомышленниками в 1960-70-х годах и эксплуатируемую их современными последователями. Кроме того, рукопись рассказывает кое-какие любопытные факты, которые нам раньше по понятным причинам (кто ж об этом расскажет?) не встречались. Так, например, Вадим Григорьевич сообщает, что Окулов в годы Первой мировой отличился в боях и был награждён двумя Георгиевскими Крестами 3-й и 4-й степеней (а не одним, как все пишут).

Помимо ссылок непосредственно на документы (именно на те, которые, как выразился Гладышев, «проливают свет на подлинную, не выдуманную историю»), в книге представлены мнения других учёных-историков и даже выводы из работ целых коллективов:

«Разбирая обвинения в адрес Окулова по поводу его руководства полком, группа учёных, привлечённая для участия в дискуссии, изучив боевой путь 260 полка 29 дивизии (приказы, записи в полевой сумке и т.д.), пришла к четким, однозначным выводам: «Окулов… проявил определённые качества военачальника, способствующие выполнению полком боевых оперативных задач. С.А. Окулов, как командир 260-го полка, освободившего Советское Прикамье от белогвардейцев и интервентов, имеет определённые заслуги за участие в гражданской войне»…
Институт военной истории в своём ответе (04.10.77 г) на запрос Пермского областного краеведческого музея, совета секции ветеранов революции и гражданской войны подтвердил мнение пермских учёных-историков…»

Обратите внимание на год — конец 70-х, кампания по очернению имени Окулова уже давно запущена, а историки, тем не менее, честно отвечают, что он был хорошим полководцем.

Какое же отчаяние, должно быть, овладело Гладышевым, что он пошёл на такую подлость? «Примечательный момент. В пользу переименования улицы С. Окулова тогда выступал и кандидат исторических наук…» В этом месте краевед мог бы привести мнение своего коллеги Нечаева, он тоже кандидат. Хотя, видимо, ссылки на своих соратников Гладышеву уже недостаточно – на фоне протестов ветеранов, жителей улицы и собственной подмоченной репутации.

Кстати, в связи с этой манипуляцией Владимира Гладышева вспомнил омерзительную выходку Александра Калиха в связи с самоубийством работника ФСБ. Когда застрелился бывший замначальника свердловского УФСБ Леонид Плотников, Калих не только пытался зачем-то построить на данном случае назидание к «Сути времени», но и одобрил поступок Плотникова: «Но если все на самом деле так — это было самоубийство, — то я бы этому человеку посмертно уважение выразил». Не так грубо, как «убей себя ап стену, кровавая гэбня», но смысл примерно тот же.

Видимо, родовая черта нашей либерально-правозащитно-антисоветской тусовки — осквернение памяти (в том числе пиар на смерти). Между прочим, постоянные завышения масштабов репрессий и бесконечная зацикленность на этой теме — явления из того же ряда. Владимир Гладышев переврал не только факты, установленные его оппонентом по вопросу Окулова, но и смерть самого оппонента не побрезговал использовать. Столь достойный и честный исследователь уже много лет выступает ведущим экспертом по истории Перми.

Олесь Гончар

 

Читайте также:

Дело о «Новом городе»

Жители улицы Окулова сказали «Нет» переименованию.

 

 

 

Оставить комментарий

*