За нашу свободу?

Не так давно побывал на выставке, организованной АНО «Пермь-36» в краевой библиотеке им. А. М. Горького. Выставка достаточно скучная, как и любое пафосное самолюбование, но на некоторых фрагментах хотелось бы остановиться.

С первого же плаката нам сообщают, что лозунг «За нашу и вашу свободу!» принадлежит советским правозащитникам, которые главным образом защищают «право других людей высказывать собственное мнение и жить по своему усмотрению, даже если это мнение и этот образ жизни не совпадают с мнениями и образом жизни самих правозащитников».

И это заявляют о себе люди (и их идейные наследники), которые яростно проталкивают программу «десталинизации». Напомним, что данная программа как минимум в первой редакции содержала приложение №8 с достаточно откровенным названием «Иные меры противодействия возрождению тоталитарной идеологии в обществе», включающее, например, пункт «8.2. Принять официальное постановление о том, что публичные выступления государственных служащих любого ранга, содержащие отрицание или оправдание преступлений тоталитарного режима, несовместимы с пребыванием на государственной службе».

Кроме того, данное приложение включало также пункт «8.4. Целесообразно, чтобы Россия выступила с инициативой создания Международного института памяти, призванного стать центром совместной работы по осмыслению и преодолению тоталитарного прошлого…» Написано всё красиво, вот только в Польше в обязанности такого «института памяти» входит проведение демократических люстраций.

«Каким же боком к этому институту относятся наши правозащитники?» — спросите Вы. И я отвечу. В 2012-м году «в Международном Мемориале состоялась презентация доклада Лукаша Каминского, кандидата исторических наук, президента Института национальной памяти (Польша)», о чём с восторгом сообщает сам «Мемориал». Не будем затыкать ему рот: «Встречу, собравшую значительное количество пришедших, открыл председатель Правления Международного Мемориала Арсений Рогинский, подчеркнувший важную роль польского Института в современной жизни и европейской памяти». Обратите внимание, Рогинский — это уже конкретно тот самый советский правозащитник, который «за нашу и вашу свободу».

Дальше веселее! На том же мероприятии присутсвовала и икона советского правозащитного движения – Сергей Адамович Ковалёв: «Далее выступил член Правления Международного Мемориала, правозащитник Сергей Ковалев. Он высказался против люстрации, хотя, «если бы в России была люстрация, мы бы не имели нынешней власти». Если уж говорить о люстрации, продолжил Ковалев, то осуществлять ее должны суды, опирающиеся на законность, существовавшую во времена, когда жил и действовал «кандидат на вычистку». Главными же люстраторами, по мнению Ковалева, должны ощущать себя российские избиратели: «Нельзя быть президентом человеку из КГБ». Сергей Адамович как бы против люстрации, но как же нам её не хватает!!!

Впрочем, Ковалёв не первый раз дарит нам такие откровения. Мне никогда не надоест ссылаться на ролик, в котором известный борец за права человека произносит свою знаменитую фразу: «Демократия – это не власть большинства, прежде всего. Демократия – это права меньшинств».

Оба упомянутых правозащитных авторитета, что характерно, награждены орденом Заслуг перед Республикой Польша.

Кстати, о Ковалёве. Вот ещё один плакат с той же выставки. Обратите внимание на описание заслуг Сергея Адамовича во время нападения на Будёновск: «Ковалёв и его коллеги сыграли решающую роль в спасении заложников в Будёновске в июне 1995 г.».

А между тем, многие ветераны чеченской кампании до сих пор вспоминают геройского правозащитника и его коллег матерными словами.

(Непосредственно про Будёновск нужно смотреть с третьей минуты).

Не могу не присовокупить к ролику слова К. Никитина, офицера группы “А”, командовавшего тогда одним из подразделений:

«Степень продажности нашей прессы и отдельных государственных служащих, таких, как С.А.Ковалев — это притча во языцех. Наверное, только в нашей стране, в городке с населением тысяч сорок, где захвачено в заложники чуть меньше десяти процентов населения, может появиться государственный муж, правозащитник, и, обращаясь к возмущенной толпе, попытаться доказать, что черное — это белое, а террористы — это не террористы, а агнцы Божии, и их надо возлюбить и простить. Благо русские женщины своими действиями пресекли эти выступления. В первый раз он получил удар ногой в промежность, а во второй, раза три схлопотал по физиономии, пока его не уволокли охранники. После этого выступления прекратились»

Но вернёмся к выставке. Один из ее плакатов сообщает: «Впервые и нас (в нас? – О.Г.), в нашем мертвом обществе, возникал зародыш общественного мнения. На наших глазах начиналось движение в защиту прав гражданина. И надо было спешить, не дать ему заглохнуть».


Приведённый текст (цитата, надо полагать) на стенде, посвящённом Буковскому, отождествляет «зародыш общественного мнения» в «мёртвом» советском обществе с «движением в защиту прав гражданина». Иными словами, мнение всякого быдла общественным не считается. Общество — это правозащитники и те, кто с ними согласен. А все прочие — это биомасса («анчоусы», «мухи» и другие нелицеприятные создания, по версии либеральных журналистов). Похоже, лозунг советских диссидентов обращён исключительно к советским диссидентам.

Но главное, конечно, не это, уже привычное, лицемерие нашей пятой колонны. Главное — результат их «трудов» и то, как их самовосхваление соотносится с этим результатом. Считаю, что самым красноречивым и убедительным средством выявления истинной роли советских «правозащитников» в истории страны стало бы параллельное проведение выставки «20 лет без СССР». Чтобы каждый мог наглядно убедиться, что по факту восхваляют правозащитники и их апологеты из АНО «Пермь-36»:

Справа – фотография с выставки «20 лет без СССР»

 

Олесь Гончар

 

P.S. Приведу скудные отзывы на выставку оставленные в соответствующей книге (красным – мой)


 

 

Оставить комментарий

*