Доктор исторических наук о преподавании истории

Рубрика: Историческое достоинство

Мы продолжаем публиковать интервью с Михаилом Григорьевичем Сусловым, доктором исторических наук, профессором кафедры общей отечественной истории Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНИУ). Эта часть нашей электронной беседы посвящена проблемам преподавания истории в современной России.


Учебники: за объективизм, но против всего советского

Корреспондент: Сегодня существует множество учебников по истории. Какие учебники и каких авторов Вы бы рекомендовали?

М. Г. Суслов: Действительно, сегодня в стране более ста учебников по истории. В ПГНИУ их 36. Возникает парадоксальная ситуация, когда министерство требует эталонных знаний студентов при тестировании для аттестации вуза, но нет эталонного учебника. Многие из просмотренных мной учебников имеют свои достоинства и недостатки. В последние годы учебники для школ и вузов стали более взвешенными и сдержанными в оценках, стали насыщаться фактическим материалом и носить описательный характер. Рекомендовать можно, но кому и для чего? Если для формирования буржуазных взглядов на историю можно рекомендовать фактически все изданные за последние 10 – 15 лет учебники, то для формирования левых убеждений сторонникам левых взглядов особо порекомендовать нечего, поскольку почти все современные учебники призваны формировать буржуазные взгляды на прошлое нашей страны, и различаются они мерой и степенью объективизма [1] и антисоветчины в открытых или скрытых формах.

Корреспондент: 19 февраля В. Путин заявил о необходимости разработать единые школьные учебники истории России. Руководитель администрации президента С. Иванов пригласил участвовать в разработке учебника Российское историческое общество (РИО). В частности, как я понимаю, участие в разработке единого учебника примут сопредседатели РИО — академики А. Чубарьян, А. Деревянк и А. Торкунов. Как Вы относитесь к этой затее, каковы перспективы?

М. Г. Суслов: Заявление В.В. Путина о необходимости создания единого учебника отражает потребность государства и общества в большей определённости и заданности как системы образования, так и системы воспитания подрастающего поколения россиян. При наличии множества учебников и трактовок истории у современной молодёжи образуется каша в головах. Всякая власть нуждается в сохранении, а то и укреплении государства, в поддержании социальной стабильности, а потому старается формировать у граждан некое единство взглядов и оценок, которые бы формировали единство государства.

Что касается попыток создать единый учебник по истории в современной России, то это чрезвычайно сложная задача по ряду причин. Во-первых, российское общество сильно расколото по социальному, национальному и идейному признакам, а потому создать учебник, который бы не вызывал раздражения и острого несогласия, не просто трудно, а чрезвычайно трудно. Фактически же – невозможно. Во-вторых, современная российская элита очень политизирована и обо всём судит со своих групповых, клановых, национальных и прочих позиций и интересов. Поскольку эти интересы очень расходятся, то создание любого варианта учебника будет раздражать какую-то часть элиты, да и общества. Для власти выход один – волевым властным решением навязать обществу единый учебник, не важно, кем написанный. Идеальным (для этой власти) вариантом учебника будет учебник, написанный с предельно объективистских позиций, отдающих дань некоторым достижениям советского периода, но оправдывающих перестройку и реформы последних десятилетий.

Корреспондент: 14 января этого года директор Института всеобщей истории РАН А. Чубарьян поведал прессе о том, что «немецким и российским историкам удалось вместе написать учебник по истории ХХ века (он скоро выйдет)». Как Вы относитесь к такому подходу вообще и что Вам известно об этом конкретном проекте?

М. Г. Суслов: Об этом проекте известно только то, что он завершён. С нетерпением жду появления самого учебника. Мне известно и то, что многие немецкие историки дают образцы буржуазного объективизма, когда описываются лишь факты и события истории без их оценок. Будучи в Западной Германии, я приобрел учебник по истории для 10-х классов школ и увидел, как мастерски подается история именно в этом ключе. В этом учебнике есть разделы: «Империализм», «Технический прогресс и новая индустрия», «Мировая война 1914 – 1918», «В мире и демократии 1918 – 1933», «Диктатура в Германии 1933 – 1945» и другие. В разделе «Вторая мировая война 1939 – 1945» всего 7 страниц текста, на которых отразились проблемы начала войны, европейская война, блицкриг, тотальная война, война в воздухе и на море, борьба антифашистов и покушения на Гитлера, война в Азии и атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Есть раздел «Русская революция», в котором отразилась наша история с 1861 до 1953 гг. На 8,5 страницах  изложена вся наша история этого периода, где нашлось место реформам и революциям, ленинизму и сталинизму, коллективизации и индустриализации, террору и репрессиям. Если наши и немецкие историки наши общий язык, который довёл их до создания общего учебника, то, видимо, и наши историки поднимаются до высот голого объективизма. Но судить об этом будем только тогда, когда появится в руках сам учебник.

Корреспондент: Разными учреждениями сегодня выдвигаются всевозможные списки рекомендованных произведений. 11 января 2013 г. Министерство культуры РФ опубликовало список 100 отечественных фильмов для факультативного изучения школьников ( http://mkrf.ru/press-tsentr/novosti/spisok.php ) . Какие фильмы и книги, по-вашему, необходимо включить в такие списки, а какие включать нельзя ни в коем случае?

М. Г. Суслов: Списки из 100 фильмов и из 100 книг включают немало произведений, которые можно и нужно рекомендовать школьникам. Однако классика отечественного кино и литературы так богата, что в сотню выдающихся не уместится. Из списка рекомендованной литературы следовало бы исключить Гумилёва, «Красный террор» Мельгунова, «Анну Каренину» Л. Толстого. Что касается фильмов, то следовало бы исключить «Покаяние», «Маленькую Веру», «Холодное лето 53-го», а вместо них включить «Офицеры», «Кубанские казаки» и ряд других. Подборка фильмов обнажает и замысел составителей списка сформировать у молодых зрителей негативное отношение к советскому прошлому.


Либеральные проповеди: «Коммунизм хуже фашизма»

Корреспондент: Когда я учился в школе, к нам приходили читать лекции о репрессиях неизвестные люди. Рассказывали об ужасах депортации и т.д. Известно ли Вам что-нибудь о подобных лекциях или занятиях сегодня, кто их проводит, насколько они полезны?

Лекция красноярского общества «Мемориал»
в средней школе №2 районного центра Козулька

М. Г. Суслов: Не доводилось слушать этих людей и их лекции в школах, но знаю, что такая работа проводилась очень активно представителями «Мемориала» и других организаций, антисоветских по своей сути. Сегодня эта работа, как мне кажется, несколько ослабла, так как современная Россия не показывает ни тех темпов развития, ни тех образцов культуры, которые давала Советская страна. Понятие полезности весьма относительно. Для антисоветчиков и сегодня это очень полезное дело, для остальных – кому как. Слушая выступления таких известных мне пропагандистов, всегда испытываю неловкость за принадлежность их и себя к корпорации профессиональных историков. Когда наше советское прошлое сводится только к террору, репрессиям, ГУЛАГу, то это либо явный непрофессионализм, профессиональный изъян, либо патологическая, до диагноза, ненависть ко всему советскому. Впрочем, этому удивляться не стоит, так как в большинстве случаев истфаки начинают готовить такие кадры, которые в школе в качестве учителей дают мощный заряд именно антисоветизма.

Корреспондент: Вот на сайте того же «Мемориала» в разделе «В помощь учителю. Материалы к урокам» есть такой текст «1937 ГОД И СОВРЕМЕННОСТЬ. Тезисы «Мемориала»». Я его процитирую:

«Последние полтора десятилетия показали, что необходимо публичное рассмотрение политического террора советского периода с правовых позиций. Террористической политике тогдашних руководителей страны, и, прежде всего, генерального идеолога и верховного организатора террора — Иосифа Сталина, конкретным преступлениям, ими совершенным, необходимо дать ясную юридическую оценку…

Вероятно, для проведения полноценного разбирательства следовало бы создать специальный судебный орган — указывать на прецеденты в мировой юридической практике излишне…»

М. Г. Суслов: Потребность в судебном порядке заклеймить советское руководство вызвано нарастающим бессилием современного демократического направления в политике и общественной жизни. Демократы либерального толка, при виде бессилия власти, коррупции, анархии, преступности и всего прочего, понимают, что многие граждане страны могут сравнивать советскую и современную модель общества и управления и всё яснее сознавать бессилие власти, вред разгула анархии и преступности и могут склониться к положительной оценке советского прошлого. Чтобы затормозить этот процесс, требуется громкая кампания судебного разбирательства преступлений сталинского периода. По этому призыву к суду можно судить, что дела наших либералов, в том числе и из «Мемориала», не так хороши, а завтра будут ещё хуже.

Корреспондент: А вот ещё оттуда же: «Гулаг, Колыма, Тридцать Седьмой — такие же символы ХХ века, как Освенцим и Хиросима». Как Вы это прокомментируете?

М. Г. Суслов: Приравнять Гулаг, Колыму, 37-ой год к Освенциму и Хиросиме как символам – это не новый приём. Уже многие, в том числе В. Резун (Суворов), не просто уравняли Сталина и Гитлера, фашизм и коммунизм, но и представили коммунистов хуже фашистов. Такой подход можно было бы расценить как предвзятость, но это слишком мягко. В этом проявляется классовая ненависть или патологические отклонения, которые очень нужны не только тем, кто так заявляет, но и их сторонникам в России и за рубежом. Уравнивать коммунизм и фашизм – значит не понимать, что это доведённая до крайних пределов буржуазная классовость у фашистов и пролетарская классовость у коммунистов. Поскольку у них была разная классовость, то дело кончилось их смертельной схваткой во Второй мировой войне. Именно это сделало войну свирепой, предельно жестокой и бескомпромиссной. Уравнивать Колыму и Освенцим – значит не понимать природу явлений, обелять фашизм и клеветать на нашу страну и на нашу историю. Чтобы представить и понять разницу Колымы и Освенцима, посоветую прочитать книгу В.Н. Тряхова «Гулаг и война. Жестокая правда документов» (Пермь, 2005 г. 400 с.), в которой помещены секретные и совершенно секретные документы МВД, отражающие положение дел в советских лагерях. О немецких мы и без того знаем много.


Будущее?

Корреспондент: Происходят ли какие-то изменения во взглядах молодёжи на историю страны? Растёт ли интерес к истории?

М. Г. Суслов: Более 40 лет преподавания в ВУЗе позволяют отметить многие изменения в отношении студентов к истории. С конца 80-х до конца 90-х годов был интерес «не к той истории», т.е. не к официальной, не к советской, а к новым трактовкам исторического прошлого нашей страны. В нулевые годы наметилось желание разобраться в том, что же в действительности было и как к этому относиться. В последние годы заметен интерес к научному знанию. Не к оценкам отдельных исторических фактов, а к процессам, происходившим в нашей стране и в мире. Правда, такой серьёзный интерес пока на штучном уровне. В массе своей студенты воспринимают историю на обывательском уровне, на уровне здравого смысла, а не научного знания, а потому воспринимают и повторяют бредни недоучившихся публицистов и некоторых убогих историков-антисоветчиков.

Окончание интервью смотрите на нашем сайте в скором времени.

Вопросы задавал член движения «Суть времени»

Олесь Гончар

 


[1] Объективизм – мировоззренческая позиция, в основе к-рой лежит ориентация познания на социально-политич. “нейтральность” и на воздержание от социально-критич. оценок, суждений о ценностях и целях идеологически значимых проблем, а особенно от партийных выводов… (Большая советская энциклопедия).

 

 

Оставить комментарий

*