Либерально-тоталитарная идеология и гражданская журналистика

Рубрика: Пермское информбюро

Давно привык к тому, что представители самоназванного либерально-правозащитного сообщества почти никогда не примеряют образцы либерального поведения к людям из другого лагеря. К тем, кто имеет другую позицию, кто не готов преклоняться перед Западом и каяться за своё советское прошлое, применимо любое шельмование, любое нарушение их прав. Ведь права человека, в их понимании, бывают только у настоящих людей, т.е. у тех, кого таковыми признаёт сам либерал. Вспомним уже знаменитое разделение людей по Минкину на «пчёл», которые поддерживают позицию Н. Сванидзе в передаче «Суд времени», и «мух», разделяющих доводы С. Кургиняна. Или разделение людей, используемое Латыниной, на «дельфинов», которые пришли на Болотную, и «анчоусов», митинговавших на Поклонной.

Уже давно перестал удивляться такому поведению, но сам феномен мгновенного превращения человека, возмущённого репрессиями и ограничениями свободы слова, в тоталитарного цензора, использующего ложь для оправдания своих действий, до сих пор хранит в себе какую-то тайну.

Очередную иллюстрацию этого феномена я недавно увидел собственными глазами. 26 июля в гостинице «АМАКС» состоялась дискуссия «Гражданские журналисты: Лидеры мнений или аутсайдеры», организатором которой выступило руководство музея политических репрессий «Пермь −36». Дискуссия должна была состояться на форуме «Пилорама-2013», но ввиду того, что форум был отменён, её провели в Перми.

Дискуссия «Гражданские журналисты: Лидеры мнений или аутсайдеры»

Как журналист газеты «Суть времени — Пермь» я посетил данное мероприятие. Как только я стал устанавливать видеокамеру, на меня набросился Александр Калих, основатель пермского «Мемориала», а ныне его почётный председатель: «Убери камеру!», «Я не хочу, чтобы ты здесь снимал!», «Это «Суть времени»! Они снимают, чтобы устраивать провокации и давать свои гадкие комментарии!», «Вы нас врагами народа называете!». Пришлось объяснять правозащитнику, что я явлюсь корреспондентом официально зарегистрированной газеты, и попросить его привести хоть один пример какой-то провокации со стороны нашей организации, её место и время, процитировать хоть одну нашу статью, где была бы ложь или употреблялись слова «враг народа». Калих исступленно стал кричать: «Муть времени», «Дурак!», «Я тебе сейчас камеру разобью!». Я ответил мемориальцу, что он лжец и нарушает закон о СМИ, посоветовал ему и дальше в том же духе раскрывать свою либеральность, а я как журналист имею полное право на видеосъёмку публичного мероприятия.

Александр Калих, основатель
и почётный председатель Пермского общества «Мемориал»

Тогда Калих вышел к микрофону и объявил: «Здесь снимает «Суть времени». Кто против – поднимите руку! Давайте проголосуем, чтобы он ушёл». Зал с удивлением наблюдал за этой сценой. Руки никто не поднял, и поборник свободы пошёл искать поддержки у организаторов, которые усадили его и стали успокаивать.

Давайте вдумаемся в этот феномен. Правозащитник, поклонник западной либеральной демократии, пожилой человек, в прошлом журналист, на дискуссии по гражданской журналистике хамски пытается запретить другому журналисту осуществлять свою журналистскую деятельность, нарушая помимо норм элементарной морали ещё и сразу несколько законов! Вот, например, статья 58 Федерального закона о средствах массовой информации:

«Ущемление свободы массовой информации, то есть воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны граждан, должностных лиц государственных органов и организаций, общественных объединений законной деятельности учредителей, редакций, издателей и распространителей продукции средства массовой информации, а также журналистов, в том числе посредством: осуществления цензуры, принуждения журналиста к распространению или отказу от распространения информации, нарушение прав журналиста, влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Какая за это полагается ответственность – давайте уточним, возьмём уголовный кодекс РФ. Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов:

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Возникшую между мной и «правозащитником» перепалку (или как там её правильно квалифицировать) снимал на видеокамеру журналист т.н. «общественного телевидения» Е. Веселковой. Последняя является помощницей Татьяны Марголиной, Уполномоченного по правам человека в Пермском крае, главным опекуном музея «Пермь-36» и спонсируемых из-за границы НКО. «Теперь это всё записано на видео!» – гордо заявил мне журналист по окончании скандала. Но каково же было моё удивление, когда Е. Веселкова вместо того, чтобы выложить в сеть зафиксированный на видео момент, разместила прелестное описание под роликом с дискуссией о гражданской журналистике:

«В конференц-зале отеля был аншлаг. Впрочем места хватило всем. И приверженцам Международного Гражданского Форума “ПИЛОРАМА 2013″, который проводил Мемориальный музей памяти политических репрессий “Пермь −36″, и иностранным гостям, пермским, российским и международным журналистам, постоянным посетителям и участникам Форума, политологам, представителям Адиминистрации губернатора Пермского края, поэтам, блогерам и даже противникам “ПИЛОРАМЫ”…Правда, в борьбе за место Павел Гурьянов, активист движения”Суть времени” , вступил в спор со старейшим журналистом и право-защитником Прикамья Александром Калихом. Журналист не хотел сидеть рядом с провокатором ( по мнению многих независимых пермских блогеров представители движения”Суть времени” написали пермскому губернатору Виктору Басаргину донос на МГФ “ПИЛОРАМА”, обвинив его в анти-российской деятельности, клевете на СССР и извращении исторической правды, это, якобы, послужило основанием для сокращения бюджета МГФ и дальнейшей отмены ФОРУМА). Организаторам пришлось предупредить участников дискуссии и представителей СМИ ” о праве каждого на отказ в участии фото и видео съемке”… На том и успокоились. Хотя наша видеокамера зафиксировала, как неуютно чувствовал себя “суть-временщик” в рядах право-защитников и гражданских активистов».

Е. Веселкова

Очень хотелось бы понять, как сама Веселкова и её камера не зафиксировали, что нас с Калихом разделяло два ряда кресел? Не записали криков Калиха: «Убери камеру!», «Я тебе сейчас камеру разобью!»? Так осчастливьте же общественность этой замечательной видеозаписью. И на каком основании журналистка, возглавлявшая когда-то пермский канал «Уралинформ-ТВ», а теперь помогающая правозащитной деятельности Уполномоченного по правам человека, так легко бросается словами типа «провокатор»?

Я решил позвонить Веселковой и взять комментарий у журналистки:

- Елена, на каком основании Вы назвали меня провокатором?

- Ну, это же была провокация.

- В чём была провокация?

- Давайте не будем сейчас…

- Вы называете провокатором журналиста, которому хотели запретить снимать открытое мероприятие, что является нарушением закона.

- Если Вы не согласны – оставляйте комментарий. Я с вами об этом по телефону говорить не буду. Это моё оценочное суждение – воспринимайте так.

- Если у Вас есть видеозапись того момента, почему Вы его не выложили тогда?

- Я не буду с вами сейчас на эту тему спорить. Спорьте со мной в публичном пространстве о том, почему Вы не провокатор.

- Но Вы же видели, что провокатором был Калих.

- Я на эту тему спорить не буду. Вы себя всегда ведёте, так сказать, смело и провокационно, и я имею право на это оценочное суждение.

- А в чём это проявляется?

- Давайте не будем спорить.

- Но Вы употребляете слово, не обосновывая его.

- У меня мало времени на это, Вы лучше последите за своими статьями, соответствуют ли они действительности.

- А хоть один факт вы нашли в наших статьях, не соответствующий действительности?

- Много.

- Например?

- Ну, подавайте в суд, если хотите. Я не могу больше с Вами скандалить, – закончила Веселкова и положила трубку.

Вот такая она – либеральная ответственность за свои слова. Надо отметить, что слово «провокация» живёт сейчас своей особой, удивительной, отдельной от его смысла жизнью. Так, в интервью Виктора Шмырова, директора музея Пермь-36, данного им после отмены форума «Пилорама», он мало того, что привычно обвинил «Суть времени» в провокациях и попытках срыва форума, так ещё и оказывается только полиция могла сдержать её активность.

Директор музея «Пермь-36» В. Шмыров

Кто-то мне может объяснить, какую провокацию устроила или планировала «Суть времени»? Когда и при каких обстоятельствах её сдерживала полиция? Где это всё было на проводимой нами АнтиПилораме? В июне 2013г. на пресс-конференции форума «Пилорама-2013», когда ещё не было известно, что его отменят, исполнительный директор «Пермь-36» Т. Курсина обвинила меня в пресловутой «провокации», а именно – в сожжении на «Пилораме-2012» Красного знамени Победы, отобранного у местного отделения ЛКСМ.

Абсурдность этого обвинения, предъявленного человеку коммунистических взглядов, дополняется известным заявлением руководителя комсомольцев С. Андриянова, который прямо заявил:

«Но самым гадким образом либералы проявили себя в ночь на воскресенье, обманом завладев копией Знамени Победы и затем похитив флаг Ленинского Комсомола, демонстративно под аплодисменты работников Пермских СМИ (в том числе представителей радио «Эхо Перми») и сотрудников аппарата уполномоченного по правам человека в Пермском крае Татьяны Марголиной, сожгли их на костре».

Сидевшая рядом с Курсиной Т. Марголина, тот самый Уполномоченный, сразу урезонила единомышленницу: «Ну, зачем? Не надо этого говорить».

По итогам же той дискуссии 26 июля «Гражданские журналисты: Лидеры мнений или аутсайдеры», с которой начался мой рассказ, приглашённый на неё журналист известного либерального издания «Сноб» Евгений Бабушкин написал душещипательную статью «Конец пермского периода: об иностранных агентах, современном искусстве, политических репрессиях и о том, почему больше ничего нигде не будет».

Евгений Бабушкин, корреспондент «Сноб»

Евгений Бабушкин пишет: «Мы вежливо и пылко беседуем о гражданских инициативах и новых формах журналистики в фойе паршивой гостиницы, каждую секунду ожидая, что местные последователи Кургиняна устроят какую-нибудь гадость. Есть почти античный героизм в танце на краю могилы. Братской могилы, в которой скоро окажутся все НКО в России». И это при том, что Евгений лично наблюдал за тем, кто совершал «гадость» на мероприятии, и даже попросил у меня экземпляр нашей газеты, узнав, что я журналист «Сути времени».

На дискуссии 26 июля констатировалось, что люди всё меньше доверяют средствам массовой информации и всё больше прислушиваются к гражданским журналистам и блогерам. Скажу, почему: людям надоело враньё как официальных СМИ, источающих елей о замечательной жизни в стране и средних зарплатах в 30 тысяч рублей, так и частных либеральных, где любой отход от линии поклонения и послушания Западу является «провокацией». Ввиду вышесказанного, не сомневаюсь, что как данную статью, так и все мои последующие, представители либерально-тоталитарной идеологии заклеймят «провокацией».

Павел Гурьянов

 

Читайте также:

На подступах к «Пилораме-2013»

Уполномочена Госдепом

Русское покаяние по немецкому рецепту

Новое слово в дискурсе “новых перестройщиков”

 

 

 

Оставить комментарий

*