Пермский проект: политический аспект

Рубрика: Культурный фронт

Новой культурная политика в Перми реализуется четыре года, а главные ее идеологи (М.Гельман, Б.Мильграм) так и не отчитались перед жителями за потраченные миллиарды, не представили результаты своей деятельности. В какой-то момент «Пермский проект» просто растворился, а на его месте оказался фестиваль «Белые ночи». Произошла подмена, которую почти никто не хочет замечать. Четырехлетний проект «превратился» на наших глазах в карнавальный фестиваль, год разменяли на месяц, миллиарды бюджетных средств перекрылись миллионами.

Создается впечатление, что единственным достижением новой культурной политики является фестиваль «Белые ночи», хотя за четыре года было организованно огромное количество фестивалей, концертов, выставок и других событий. Предложенная концепция новой культурной политики («Пермский проект») должна была связывать все события и мероприятия вместе, но с этой задачей не справлялась. Подробно о реализации «Пермского проекта» мы писали в статье «Ликвидком действует»:

«Пермский проект» призван пробудить креативность как основу экономического поведения в обществе знаний, но и здесь авторы не идут дальше злоупотребления заимствованными словами. Постиндустриальная креативность зарождается в так называемых инновационных средах, где огромное количество специалистов в ключевых областях постиндустриального производства могут неформально обмениваться информацией (примером служит знаменитая «Кремниевая долина»). Так что следовало создавать инновационную среду, а не караван­сарай «Белых ночей», где купаются в бассейне, слушают музыку, подают шашлык и кальян. Город пошел по имитационному пути создания ярких событий для массового досуга.

На сегодняшний день про концепцию забыли, другие культурные инициативы ушли в тень или утонули в темноте «Белых ночей» (с которой Гельман связывает новые надежды на формирование и распространение карнавализации городов круглый год и по всей стране). Если остальные инициативы проекта провалились, то это означает провал всего культурного проекта, а значит, и его идеологов, которые должны нести ответственность за потраченные бюджетные средства. Вместо этого Марат Гельман и Борис Мильграм продолжают руководить бюджетными учреждениями и крупными проектами (входят в оргкомитет фестиваля «Белые ночи»). Более того, они пытаются выставить провал новой культурной политики и свое сокрушительное поражение в виде победы, подменив «Пермский проект» фестивалем «Белые ночи».

Идеологи новой культурной политики продолжают создавать пиар себе и своей деятельности, но теперь уже на примере отдельного фестиваля. С этого проекта уже осуществляются попытки вернуть себе влияние над всей сферой культуры Пермского края, а также распространить его на другие регионы. Несколько лет назад для этих целей Маратом Гельманом (по слухам, это начинание поддерживал Владислав Сурков) был создан общероссийский проект «Культурный альянс». В 2010 году президиум партии «Единая Россия» утвердил этот проект, а в 2011 году на встрече с общественным комитетом своих сторонников идею «Культурного Альянса» поддержал Дмитрий Медведев

Изначально делались заявления о том, что проект «Культурный альянс» не имеет отношения к политической деятельности. В статье «Культурная политика и политические риски» на конкретных примерах мы показывали, что за фасадом «Культурного альянса» ведется опасная для культуры и целостности России политическая игра:  

Итак, Культурный альянс распоряжается региональными бюджетами, ведет при этом политическую игру, создавая сеть полисов, где на почву «культурной революции» (когда публичные пространства карнавализуются и захватываются символами антикультуры, покинувшей галерейную резервацию) должна прибыть «партия будущего» с Болотной площади… Политика Культурного альянса превращает культуру, призванную быть силой примирения и интеграции, в сферу острых символических и общественных конфликтов: нескончаемая череда скандалов, провокаций, публичных оскорблений — вот что сопровождало «культурную революцию» тихой Перми. Сам Марат Гельман (см. его записи и комментарии в блогах) нередко напрямую оскорбляет оппонентов, доходя до насмешек и откровенной брани. На наш взгляд, такое поведение непозволительно для человека, который презентуется как куратор и идеолог культурной политики в регионах.

В подтверждение хамского поведения Гельмана можно привести его слова, на днях написанные в твиттере по поводу политических оппонентов: «Тупее кургиняновцев нет никого». Такие оскорбления вообще недопустимы в адрес кого-либо, но они еще и озвучены были по поводу одиночных пикетов, к которым активисты движения «Суть времени» отношения не имеют. В этом высказывании Гельман демонстрирует пример хамства, наглой лжи и слабости в одном политтехнологическом наборе.

Со сменой губернатора позиции Гельмана в Пермском крае существенным образом ослабли. Связи на федеральном уровне, которые во многом и помогли галеристу закрепиться в регионе, уже не могли гарантировать поддержку админресурса. После назначения Басаргина губернатором, перед Гельманом втала серьезная задача: без рычага федерального центра воздействовать на краевые власти. А как это сделать? Необходимо было заинтересовать чем-то нового губернатора. Но если Чиркунов пытался на культурной политике заработать политические очки, сделать пиар, то Басаргинсразу сделал акцент на социальной сфере и пиариться не собирался. В этой ситуации Гельман попытался сыграть на желании нового губернатора получить поддержку большинства жителей края. Для этого было выбрано самое масштабное и популярное мероприятие – фестиваль «Белые ночи», которое его идеологи поспешили превратить в политический капитал, чтобы сохранить свои позиции и влияние в городе. Ведь закрытие проекта, пользующегося массовой популярностью, могло привести к падению политического рейтинга краевых властей (ситуацию усугубила бы критика со стороны Гельмана и его сторонников). Басаргин занял позицию компромисса, предоставив деятелям науки и культуры (экспертная комиссия по культуре) время для подведения промежуточных итогов, выработки новой стратегии. За прошедший год комиссия экспертов не смогла предложить культурной альтернативы, а чиновники от культуры вообще поставили под угрозу проведение фестиваля «Белые ночи». Отмена фестиваля в планы краевых властей не входила, что привело к продлению контракта с Маратом Гельманом. Таким вот нехитрым образом, прикрываясь фестивалем «Белые ночи», политтехнолог решил задачу сохранения своих позиций в регионе, сделал заявку на продолжение новой культурной политики в полном объеме (с сохранением финансирования всех проектов), продолжил реализацию проекта «Культурный альянс».

Политический капитал для любого политтехнолога выражается в количестве отданных за его работу голосов, поэтому для Гельмана особое значение имеет посещаемость фестиваля “Белые ночи”. Именно поэтому всех посетителей поставили на счетчик. С первого же дня происходит подсчет количества заходов в новый фестивальный городок, а цифры несколько раз в день озвучиваются как символ победы. Но победы кого и над кем?


Никита Федотов

 

Оставить комментарий

*