Атаки на “ядро культуры”: битва за молодежь

Рубрика: Культурный фронт

Несмотря на непрерывные информационные атаки, ведущиеся СМИ последние несколько десятилетий, «культурное ядро» народа сохранило свою целостность. Но внешние оболочки ядра под нарастающим давлением начинают разрушаться. Последствия этих разрушений мы можем увидеть на примере складывающегося мировоззрения детей и подростков – поколения 1990-х и 2000-х. Именно они оказались наименее защищенными от информационного воздействия стереотипов общества потребления, западных стандартов и рыночных моделей поведения. Создается ситуация ползучей интеграции подрастающих поколений в культурное пространство постмодернистского Запада. Такое культурное подданство молодежи, живущей на территории России, может привести к подрыву ее «культурного ядра».

В предыдущей статье я писал о «ядре культуры», его структуре и главном идеологе демонтажа этой структуры – советнике Ельцина Анатолии Ракитове. В начале 1990-х именно Ракитов разрабатывал механизм переформатирования «самоидентичности социума». В 2000-е годы Ракитов продолжает призывать СМИ «совершить переворот в мозгах», подтверждая тем самым отсутствие ожидаемых результатов от экспериментов над российским обществом в 1990-е годы. Спустя еще десятилетие, с новой силой поднимается вопрос о непокорности русского менталитета, так мешающего вхождению России в «цивилизованный запад». Например, в 2011 году в рамках Совета по внешней и оборонной политике, созданного Сергеем Карагановым, почти две сотни представителей московской интеллектуальной элиты обсуждали острые вопросы, один из которых звучал так: «Русская культурная матрица: тормоз на пути развития или его опора?». Понятие «культурной матрицы» выступает в данном случае как синоним «ядра культуры», по содержанию совпадающий с тем, о чем писал Ракитов.

Удивительней всего то, что под таким мощным информационным прессом ядро культуры сохранило свою целостность. Об этом говорят и социологические опросы (АКСИО 1, АКСИО 2), и голосования по телевидению, где подавляющее большинство граждан России стоят на патриотических позициях по отношению к истории страны, к ее культурным традициям. Навязываемые стереотипы и западные стандарты завязли в «защитном культурном поясе», повлияв на бытовую жизнь, но не став составной частью «ядра культуры». Все больше людей видит и понимает разрушительность курса на интеграцию в постмодернистский Запад. Слишком очевидна для большинства связь возникающих и обостряющихся проблем с перестройкой, уничтожением идеалов и отказом от своего исторического пути. За последние десятилетия плотное и организованное либеральное меньшинство делало все, чтобы разрушить ослабленное «ядро культуры». Наиболее незащищенными оказались поколения, родившиеся и воспитывавшиеся уже в искусственно конструируемой реальности, под воздействием стереотипов общества потребления, тотального индивидуализма, рыночных отношений. Результаты воздействия этих стереотипов можно увидеть на материале исследования детских рисунков. Социально-психологическое исследование, сделанное на основе тысяч детских рисунков «себя в будущем», показало, что большинство детей мечтает о профессиях, связанных с шоу-бизнесом, грезит о высоких материальных стандартах жизни, находится в футурологическом вакууме (нет позитивных представлений о будущем).  Исходя из таких результатов, можно сделать вывод, что подрастающие поколения некритически впитывают агрессивно навязываемые через СМИ рыночные модели поведения. Исследование детских рисунков «Героя, на которого я хочу быть похож» показало, что 76% изображенных героев имеют иностранное происхождение. Это означает, что большинство детей постепенно интегрируется в иное культурное пространство, впитывает иностранные культурные коды, отчуждается от своих родителей.

Такие результаты стали следствием пребывания в информационном вакууме, который отрывает подрастающие поколения от традиций, культурных основ, исторического опыта России. Именно поэтому идеологи новой культурной политики изначально делают ставку на молодежь, которая не имеет культурного иммунитета к постмодернистскому яду. Именно молодежь становится разменной монетой в современных политических играх, на нее сделана основная ставка, именно через нее хотят проникнуть и подорвать «ядро культуры». Следствием такой целенаправленной работы с детьми и подростками может стать конфликт и разрыв поколений, укорененных в разных культурных пространствах.

В рыхлой, разряженной культурной сфере начинают создаваться центры новой культурной политики, которые кристаллизуют вокруг себя самую активную молодежь. В Перми таким центром является музей современного искусства PERMM, с создания которого началась культурная интервенция в наш город. На этой площадке проходят  выставки, лекции, мастер-классы определенной постмодернистской направленности (женят людей на айфонах ,  учат предавать свои принципы за овощную терку и др.). Вокруг «музея» за четыре года уже сложился узкий круг почитателей, в основном молодых людей. Благодаря организации этого узкого круга, музей становится узловой точкой для работы в пространстве всего города. Через эту первую узловую точку устанавливаются сетевые контакты с музейными центрами новой культурной политики в других городах и регионах. В создании сети подобных учреждений по всей стране, через которые будет осуществляться культурная интервенция, заключается суть проекта Гельмана «Культурный альянс». Именно в ответ на эти вызовы «культурному ядру» мы инициировали создание объединения «Культурный фронт», постепенно налаживая контакты с активистами из других городов – Краснодара, Новосибирска, Красноярска, Сыктывкара, Подольска и Калуги.

Именно в Калуге в середине марта произошло событие, которое вписывается в общие тенденции новой культурной политики. В музее космонавтики им. Циолковского прошла презентация проекта по созданию «Домов новой культуры» (ДНК). В презентации приняли участие: заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Владислав Сурков, министр культуры РФ Владимир Мединский, губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, предприниматель Александр Мамут, художник Николай Полисский. Созданные Полисским в Перми красные человечки стали символом новой культурной политики, которую активно продвигает Марат Гельман. Более того, озвученная на презентации концепция «Домов новой культуры» очень напоминает проект музея современного искусства PERMM, куратором которого около четырех лет является Гельман. Два бывших министра культуры Пермского края, продвигавших в крае новую культурную политику, являются советниками министра культуры РФ, который тоже принял участие в презентации ДНК.

Главным идеологом нового проекта является Владислав Сурков, который на протяжении долгого времени фигурировал в СМИ как инициатор культурных проектов Гельмана. Но почему Гельман не фигурирует среди участников презентаций, не озвучивается опыт его «Пермского проекта» и «Культурного альянса»? Думаю, что такое дистанцирование от Гельмана вызвано желанием избежать излишней скандальности, которая может дискредитировать новый проект. В проекте с ДНК ставка делается на определенную респектабельность, балансирование на границе между консервативностью и либерализмом – имитацию политики компромисса. Отсутствие Гельмана среди участников представления новых проектов не исключает возможности его появления на более позднем этапе их реализации. Тогда его «Культурный альянс» сможет замкнуть на себя запланированные к 2015 году «Дома новой культуры». Но возможно и другое объяснение такого дистанцирования от Гельмана. Его проекты в Перми, Твери, Краснодаре не оправдали себя, а сам Гельман стал олицетворением скандальности и конфликтности. Подобные радикальные фигуры проблематизируют политику компромисса, на которую власть делает сегодня ставку.

Название нового проекта сразу вызывает ассоциации с генетикой, но уже на уровне культуры. Проблема передачи традиций, норм, принципов, из поколения в поколение сегодня стоит очень остро и требует серьезного обсуждения, принятия стратегических решений. Но проект ДНК, состав участников, их заявления не только не отвечают стратегическим задачам, но могут встраиваться в постсоветские тенденции по форматированию культурной матрицы. В Первоуральске (одном из трех городов-экспериментальных площадок)  Владислав Сурков рассказал о главных задачах будущих ДНК:

«В рамках Дома Новой Культуры мы будем достигать границ возможного и пересекать их. Мы можем меняться, и клубы культуры могут меняться, как бы ни были сильны наши национальные традиции, которые могут тормозить нас. Мы не плесень, не кошка, не крыса».

Слова Суркова о национальных традициях, «которые могут тормозить нас», обозначают продолжение линии по трансформации «ядра культуры», форматированию  «культурной матрицы». Создаваемые под эти цели «Дома новой культуры», могут стать узловыми точками, которые станут привлекать и организовывать вокруг себя молодежь. О системе поиска талантливых меньшинств Сурков говорил в Калуге:

«По мнению зампреда правительства России, такие центры дадут возможность творить тем, кто в меньшинстве. «В принципе это Дом меньшинств», — образно выразился Владислав Юрьевич. Дом, куда могут прийти те, кого многие не понимают. Это своеобразная поисковая система для талантов, которые идут против течения».

Ставка в этом проекте делается на молодежь, которая должна встать на сторону «креативного» Меньшинства в противостоянии с консервативным Большинством. Одновременно с этим процессом отбора и кристаллизации меньшинств, происходит попытка распыления Большинства, которое постепенно лишается общедоступных площадок для раскрытия своего творческого потенциала и развития. Ведь разговоры о трех «пилотных» ДНК ведутся на фоне тотального закрытия и разрушения библиотек, домов культуры, оздоровительных детских лагерей. Например, только в Пермском крае за четыре года были закрыты 197 библиотек, 77 учреждений культурно-досугового типа, 643 детских оздоровительных лагеря, 2 музея и т.д. Такие ликвидационные процессы подрывают общедоступность культурных и образовательных институций по всей стране, что лишает наш народ, страну и все человечество перспектив исторического развития. Единственная возможность ответить на глобальные вызовы современности – это задействовать уникальный потенциал, который заложен в «ядре культуры» нашего народа. А для этого необходима совершенно иная стратегия развития культуры – стратегия развития в интересах Большинства, сохранение и развитие культурных традиций, поддержка и создание культурных и образовательных институций. Но главная задача на сегодняшний день – это защита и укрепление «ядра культуры», которое является для нас главным и последним оплотом сопротивления.

Никита Федотов

 

 

Оставить комментарий

*