РУССКАЯ ДЕРЕВНЯ: 20 ЛЕТ БЕЗ СССР

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА. В рубрике «Народная трибуна» мы публикуем материалы, которые не вписываются в форматы современного медиа-пространства. Материалы, в которых, как правило, нет новизны горячих новостных лент и той «актуальности», которая сформирована бешеной скоростью распространения разнокачественной информации и не менее бешеной информационной войной. Ни в «Живом журнале», ни в «Фэйсбуке» сегодня нет места непосредственности переживаний и искренности, не окрашенной иронией, не прикрытой штампами политического рунета. Мы перестали ценить и даже просто распознавать пафос, а точнее – многообразие пафосов, которым отмечена подлинно живая человеческая речь. Именно подлинный пафос сегодня остается «вне формата», и потому он, как правило, ищет консервативных форм выражения, тяготея то к проповеди, то к исповеди, то к отповеди. Между тем, нам не мешало бы научиться слышать гул тех эмоциональных бурь, которые бушуют помимо Интернета, вдали от него. Мы не беремся оценивать эти живые отклики на современность с литературной стороны. В каком-то, весьма условном, смысле эти отклики приобретают характер документа, эмоционального следа современности. Искренность, открытый пафос, демонстративная «антиактуальность» подачи, эмоциональная подлинность – то, чего мы ищем в материалах «Народной трибуны». Думается, все сказанное непосредственно относится к предлагаемой статье.

Новогодние каникулы случились как нельзя кстати – в разгар студеной зимней поры силы человеческие истощаются без солнышка и тепла, хочется залечь в своей берлоге в спячку. А тут эти замечательные зимние каникулы, которые начинаются грандиозными домашними пирами, когда в ход идут самые мудреные кулинарные рецепты и хозяйки превосходят сами себя в искусстве накрывать умопомрачительный праздничный стол, а едоки, соответственно, удивляются безграничным возможностям собственного организма поглощать и пробовать все новые и новые яства, имея в планах сходить еще куда-нибудь в гости и еще поугощаться, поскольку в гостях всегда вкуснее, это всем известно… А впереди целых 10 дней безделья, и вот на пятый день, когда лениться уже нету сил, раздается телефонный звонок: это родственники приглашают в деревню на Рождество. Заманчивое предложение захотелось принять, не испугали даже прогнозы синоптиков, весьма устрашающие рождественским морозом. Все, еду в Лисью, Большесосновский район. Это родные места моего отца, где проживает огромный клан близких родственников. А какое славное название – Лисья. Это целая история. Оказывается, давным-давно в этих местах из лисьей норы забила мощная струя нового родника, который теперь бурлит по задам деревенских огородов и впадает в красавицу Сиву-реку, извилистую, крутобережную, с песчаными отмелями и темными омутами, окруженную дремучими лесами, богатыми зверем и птицей.

В здешних удивительных местах проживает очень смышленая диаспора лисиц, про которых известно множество историй. Например, вот такая. Сидел как-то на бережку реки Сивы дедушко, не то рыбачил, не то еще чем занимался. А только видит он, на другом берегу бегает вокруг стога лиса и вдруг зачем-то выхватывает из него большущий клок сена и бросается в реку. Дело то было поздней осенью, уже и ледок кое-где по реке встал – с чего бы лисе в холодную воду прыгать, да еще с сеном в зубах? Доплыла лиса до самой стремнины и вдруг выплюнула сено в воду, а сама скорей к своему берегу гребет. Дедушко-то и полюбопытствовал, подгреб сено из воды к себе поближе. Глядь, а на этом пучке целое сонмище блох гимзит, спасается от холода. Да только куда там, затонуло то сено Титаником вместе с пассажирами… Так умная лисичка перехитрила своих паразитов и избавилась от них перед самой зимой.

Вот и держу я путь в эту самую Лисью деревню, от трассы 4 километра – это же счастье протопать пешком по морозцу, только вот сумка с гостинцами обременяет, но я себя успокаиваю, мол, ежели вдруг выскочат из леса волки, я на бегу буду им из сумки выкидывать тортики с конфетами, глядишь и останусь в живых… Зимняя природа заколдовывает и меня тоже, я такая усыпанная снежными искрами, как и деревья вокруг. Ель величественной коронованной особой в горностаевой мантии царит на самом видном месте. Вокруг полукруглыми хороводами растут вербы и березы, составляя царскую свиту. Уже начинают тенькать синицы, еще совсем робкая песенка «цинь-цинь», а как солнце совсем повернет на тепло – будут подпевать снегири и клесты. Мороз крепчает, снег под ногами скрипит и повизгивает, и вот впереди уже торжественные дымы столбами упираются в небо. Ура, печки да бани топятся и я добралась благополучно. Что за радость попасть с мороза в жарко натопленную избу, где большое семейство за большим столом дружно лепит пельмени! Норма выработки – два стола, уж и не знаю, сколько это в штуках… А на плите уже закипает вода – снимать с них пробу. А в русской печи томится жаркое из петуха, источая умопомрачительные ароматы. Параллельно жарятся желтые от маслица блинчики, достаются из кадушек капустка, рыжики, груздочки, ну и летние заготовки салатов-овощей. Уральское ритуальное застолье, да с мороза, да в хорошей веселой компании, самые младшие члены которой еще груднички!!! А еще в планах посетить в Сочельник сельский клуб, поводить возле елочки хоровод, попеть детских песенок. А потом по сорокоградусному морозу с песнями домой. Интересно все-таки: выходили из дома – ковш Большой Медведицы лежал на спинке, идем из клуба – ковш уже стоит на ручке. И звездное космическое небо, где оказывается мириады созвездий и планет сверкают на темно-фиолетовом фоне драгоценными каменьями и ожерельями, до которых запросто дотянуться рукой и насобирать полные карманы, а снег становится таинственно светящимся и особенно звонко хрустящим, и очень верится в библейскую легенду о Рождестве, Вифлеемской звезде и волхвах. Но скорее в избу, там жарко, уютно и надо готовиться к Рождеству. Посадили меня чистить картошку для жаркого, я стараюсь, ростки выковыриваю, кожуру чищу тоненько. Заходит хозяин, могучий мужик, глянул в ведро с очистками, заругался: «Что ж ты за бестолочь городская, после твоей чистки и корове дать нечего!» Эхе-хе, век живи, век учись, а я надеялась, меня похвалят за рачительность… Наступило Рождественское утро и уже идут с колядками по дворам дети, мы их поджидаем, наготовили гостинцев и денежек. Румяные и веселые дети заливаются:

 

Коляда-Моляда, отворяй ворота!

Прикатилось Рождество к господину под окно!

Нынче ангел к нам явился и пропел «Христос родился»!

Мы пришли Христа прославить и вас с праздником поздравить!

Ты хозяйка, ты хозяин, пошевеливайся, поворачивайся!

Подавай пироги, можно сладости!

Открывайте сундучки, доставайте пятачки!

Открывайте коробушки, доставайте серебрушки!

Не дадите нам добра – мы скотину со двора!

Не дадите пирога – мы корову за рога!

 

Отдарились мы от гостей, да и сами в гости направились – колядовать и Рождество праздновать. Я наколядовала целый мешок гостинцев – там и замороженная земляника, и домашняя тушенка, и куль с пельменями, и фарш деревенский, и яички из-под курочки, и капустка квашеная, и венички березовые… Ну вот, погостили-поели-домой полетели. И впереди еще много дней каникул – можно походить на лыжах, заказать баньку и еще праздновать Рождество!!!

Что ж, хорошо конечно в гости залететь на праздники, да вот только впервые пришло на ум поинтересоваться, а так ли уж идиллически и по старозаветному прекрасна жизнь в деревне? Если честно, есть вопросы… Особенно летом бросается в глаза, как хиреет и пустеет справное и зажиточное когда-то село – поля зарастают молодым ельником, брошенные избы чуть ли не по самую крышу захвачены репейником, крапивой и бурьяном, падают заборы, ветшают и на глазах разрушаются коровники и свинарники. Когда-то на этих полях работало две бригады механизаторов, доярки, свинарки – шутка ли – больше двухсот дворов крепких крестьянских семей. Особая прослойка населения – сельская интеллигенция – агрономы, зоотехники, учителя, медперсонал – для всех хватало дела и заботы…А что теперь?

А теперь «20 лет без СССР» – наглядная и очевидная разруха, когда по непонятной (а может, наоборот – очень понятной?) государственной стратегии, сельский народ теряет работу, а вместе с ней теряется родительское гнездо, теряются традиции и коверкается народная матрица, согласно которой человек в труде и трудом обретает высокие смыслы служения своей земле и жизни на этой земле своего народа… Кратко перечислим с огромным трудом и жертвами завоеванное и теперь утраченное, бессмысленно уничтоженное «невидимой рукой рынка» :

  • колхоз без государственной поддержки обанкрочен, поля в запустении, хозяйство разрушается, техника без ремонта ржавеет;
  • народ ищет лучшей доли на стороне, пустеют детские сады и школы, пустеют дома и улицы;
  • целевое направление в ВУЗы уже давным-давно не практикуется и нет на селе молодых специалистов, уйдут на пенсию ветераны – после них никого;
  • уже сейчас недостаток квалифицированных сельских специалистов (ветеринаров, агрономов, учителей, фельдшеров) лишает село перспективы;
  • ушлые городские спекулянты скупают все, что плохо лежит – колхозные паи, технику, строения, водокачку – и пускают все прахом;
  • и народ потихоньку расчеловичивается…

И так без конца, куда не кинь – всюду горе и беды людские… Однако теплится еще боевой задор в сельчанах и бьются они на последних рубежах своей малой родины – вот затеяло высокое районное начальство закрыть местный ФАП (фельдшерско-акушерский пункт), который один на 20 верст в округе. И восстал народ, рыкнул, заворчал, возмутился – и ведь отстояли ФАП. И все ждут на селе подмоги: когда уже родное государство вспомнит, что без села у России подрубаются корни, отрезается живительная влага народной силы и все могучее дерево страны зачахнет и рухнет рано или поздно, ежели не вспомнят наши вожди о народном самом наболевшем – о деревне, о селе, о родной земле… Ни для кого не секрет, что любое государство, даже расположенное в самых выгодных природных условиях – всегда дотирует свое сельское хозяйство, создает для аграрного сектора экономики самые привилегированные условия, всячески укрепляет основу своего продовольственного, а значит, и реального суверенитета. Почему же наше село брошено в условия заведомо неравной конкуренции, в пучину рыночных отношений без малейшего намека на помощь? Где государственные стратеги, где академики и управленцы, которые понимали бы, что, убивая собственное село в угоду правилам ВТО и рыночному экономическому укладу, они тем самым убивают Родину, народ и всю нашу великую и трагическую историю и, самое главное, наше будущее?

Неужели погибнет великая северная крестьянская цивилизация России? И что же тогда останется всем нам? И неужели мы до такой степени утратили историческое достоинство, что не скажем во всеуслышание «Довольно убивать село! Даешь государственную программу «Поднятая целина»!»

Лира Постарнак

 

Материалы в рубрику «Народная трибуна» сайта «Суть времени – Пермь» принимаются по электронному адресу rogotnev05@mail.ru с пометкой «Народная трибуна».

 

 

Оставить комментарий

*