Ювенальная модель. Сделано у них

Рубрика: Родительское сопротивление

Каждый раз, когда заходит речь о «ювенальной юстиции», обязательно находятся люди, которые начинают утверждать, что мы путаемся в понятиях. Не разбираемся, мол, что это вообще такое – «ювенальная юстиция». На приводимые доводы, факты и цифры они отвечают плясками вокруг этого многозначного понятия и обвинениями в борьбе с ветряными мельницами. Всевозможные «специалисты» любят наводить тень на плетень, заявляя, что речь идёт только о специальных судах. Что-то в этом роде пытался промямлить Борис Надеждин в «Поединке» с Сергеем Кургиняном – правда, делал он это по чужой подсказке, поэтому выпалил совершенную несуразицу: нет никакого законопроекта о соцпатронате, есть законопроект о ювенальных судах… Консультировавшие Надеждина лоббисты «ювеналки» запутали своими терминологическими играми даже правоведа из московского физтеха.

Не устанем повторять: название той самой системы, против внедрения которой мы ведём борьбу, закреплено в федеральном законопроекте «Об основах системы ювенальной юстиции», который был выпущен в 2005 году. Именно там прозвучало современное определение «ювенальной юстиции»:

«Статья 2. Понятие системы ювенальной юстиции

Под системой ювенальной юстиции понимается совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего).

В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы, проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, психологического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию ребёнка (несовершеннолетнего)».

Как видим, речь не о судах, а о разветвленной системе учреждений и громадном чиновничьем аппарате, призванном осуществлять всевозможные ювенальные мероприятия. Именно в этом законопроекте заявлен приоритет прав и свобод ребёнка над правами родителей.

«а) приоритет прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего)».

Однако признаем: обсуждаемый термин многозначен. Нынешняя система «ювенальной юстиции» могла быть обозначена другими терминами, и вполне возможно, мы бы сейчас выступали против той же самой системы, только действующей под другим именем. Название не имеет абсолютно никакого значения. Названия могут быть разными, суть останется одна. Эту самую суть, сущностные принципы ювенальной системы мне и хотелось бы обсудить, поскольку многим до сих пор неясно, о чем идет речь.

На протяжении более чем полугода мы собирали письма протеста против принятия вполне конкретных законопроектов: № 42197-6 («О социальном патронате») и № 3138-6 («Об обеспечении прав сирот»). Термин «ювенальная юстиция» в них не употребляется, но эти законопроекты направлены на внедрение всё тех же механизмов, которые были описаны в законопроекте о ювенальной юстиции.

Все эти манипуляции с многозначным понятием (когда понятие то выдвигают вперед, то спешно изымают из употребления, то пытаются вернуть ему устаревшее значение) нужны только для того, чтобы отвлечь внимание от сути проблемы. А проблема в том, что у нас всячески пытаются внедрить западную систему, опыт применения которой в западных же странах вызывает  огромное количество вопросов и имеет немалое количество негативных примеров: разрушенные семьи, психические травмы, искалеченные судьбы. Не говоря уже о том, что за ювенальными органами тянется шлейф суицидов и детских смертей в результате всевозможных «несчастных случаев».

Многие эксперты говорят о том, что:

  1. Предлагаемая система противоречит конституционным основам РФ и действующему законодательству.
  2. Принятие чуждой системы «защиты ребенка» приведёт к абсолютно необоснованному и непродуманному изменению нашего семейного законодательства.
  3. Создание ювенальных судов противоречит конституционному принципу разделения властей.
  4. Ювенальная юстиция сводит на нет независимость семьи, разрушает авторитет родителей. Она направлена на демонтаж кровной семьи и традиционных духовно-нравственных ценностей.
  5. Одной из самых главных проблем является то, что ювенальная юстиция абсолютно не учитывает религиозные установки конфессиональных групп, проживающих в РФ, а то и противоречит им по основным вопросам.

Что же представляет собой действующая система ювенальной юстиции, внешне столь благородная, но вызывающая столько опасений? Когда она возникла и где, в каких странах она принята как норма? Каковы результаты её применения?

Первоначально ювенальная юстиция возникла как система детских судов и была реализована в США. Первый детский суд состоялся в 1899 году. Но прошло несколько лет и система ювенальных судов превратилась в «ювенальную систему», в которую входили различные учреждения, занимавшиеся вопросами детства. Этот опыт распространился на Великобританию (законы 1908 года) и Францию.

Ювенальщики любят приводить довод, что «ювенальная юстиция» якобы уже давно существовала в дореволюционной России. Действительно, первый ювенальный суд в России проработал с января 1910-го до 1918-го года. Только вот они почему-то забывают сказать о том, что права родителей в рамках той системы были неотчуждаемы, да и вообще она представляла собой нечто совершенно отличное от западного варианта. Например, были отменены все судебные церемонии, которые могли бы напугать ребёнка. Не было формальной судебной процедуры и отсутствовал формальный судебный акт. Судопроизводство было достаточно простым и проходило в виде беседы судьи с несовершеннолетним. Существовал институт попечителей из достойных граждан, которые осуществляли присмотр за осуждённым несовершеннолетним и, в основном, в качестве меры воздействия применялся именно попечительский надзор. В любом случае, родительские права были превыше всего. Родители, для воспитания неспокойных детей-хулиганов имели право применять домашние наказания, заключать несовершенных нарушителей порядка в тюрьму и жаловаться в органы судебной системы. Сейчас же от «ювенальщиков» исходят предложения сделать всё наоборот.

После октябрьской революции ювенальные идеи были забыты и советская власть постепенно нашла альтернативные варианты решения проблем семьи и детства, и, между прочим, добилась в этом огромных успехов. Вспомним хотя бы о результатах деятельности по искоренению беспризорности выдающегося педагога Макаренко. В СССР органы милиции организовывали и обеспечивали систематическое изъятие с улиц беспризорных, безнадзорных, заблудившихся детей и подростков. Вели борьбу с их хулиганскими проявлениями в общественных местах, а также нищенством, спекуляцией, приставанием к гражданам. Привлекали к административной ответственности родителей и опекунов за оставление детей без присмотра. С первых же дней советской власти охрана материнства и младенчества получила государственный статус и с течением времени семья в СССР получала всё большую социальную защищенность.

К сожалению, с развалом Советского Союза произошёл и развал всей системы, а в 90-е из системы образования вообще был выведен такой элемент как воспитание, что сразу же разорвало связь школы и семьи (чем и обеспечивался в значительной степени процесс социализации советского ребенка).

Различают несколько моделей ювенальной юстиции: англосаксонскую, континентальную и скандинавскую. Эксперты говорят о том, что сейчас в России пытаются внедрить несколько модифицированную копию с канадской системы, которая, в свою очередь, относится к англосаксонской модели и ориентируется на документы ООН. Доказательством тому может служить учебное пособие «Ювенальная юстиция», изданное в 2009 году одним из главных «ювенальщиков» нашей страны А.С. Автономовым, представившим в том же году «законопроект о ювенальной юстиции». В аннотации указывается:

«Настоящее издание подготовлено в рамках российско-канадского проекта

«Усовершенствование работы с молодежью группы риска в Российской Федерации»

под руководством Ассоциации университетов и колледжей Канады

в партнерстве с Российским благотворительным фондом «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН)

при финансовой поддержке Канадского агентства международного развития (CIDA)»

Кстати, в этом пособии мы можем прочитать следующее:

«Вместе с тем важно обратить внимание на то, что ювенальная юстиция не должна и не может замыкаться исключительно на уголовном праве. Несовершеннолетние являются участниками разнообразных общественных отношений при сохранении своей специфики, что, впрочем, находит отражение и в законодательстве. Поэтому ювенальная юстиция опирается на нормы всех отраслей права».

Регулятором в отношении несовершеннолетних преступников в Канаде выступает “Закон об уголовной ювенальной юстиции” (Youth Criminal Justice Act). Этот закон практически не затрагивает нормы семейной жизни и воспитания детей. Тем не менее, система ювенальной юстиции в том самом, широком, значении, о котором мы говорим, в Канаде укоренена.

Модель, которую пытаются создать по образу канадской, подразумевает не только создание ювенальных уголовных судов для несовершеннолетних, но и создание ювенальных гражданских судов, решение различных вопросов по делам несовершеннолетних, в том числе и тех, чьи родители лишены родительских прав. Данная модель предусматривает крайне широкие полномочия для социальных служб, которые получают практически неограниченные возможности для контроля над детьми и родителями, вмешательства в процесс воспитания детей. Также существующая система предполагает участие ювенальной бюрократии в вопросах сексуального просвещения детей и планирования семьи.

Граждане Канады свидетельствуют: общая идея существующей системы в том, что дети, конечно, рождены родителями, но в то же время – они как бы «сами по себе». Они располагают полным объемом прав с самого рождения, но поскольку ребёнок, пока он не повзрослел, просто не в состоянии полностью реализовать свои права, то общество поручает биологическим родителям воспитание и соблюдение прав ребенка. Если, с точки зрения ювенальных служб, биологические родители не справляются с этим «поручением», то детей передают приёмной семье. Например, службы могут посчитать, что вы неправильно воспитываете своего ребёнка, потому что запрещаете ему ходить на уроки «сексуального просвещения». К посещению детьми школы служба опеки Канады относится очень серьезно. Попасть на учёт можно, например, если ваш ребёнок пожалуется в школе на то, что папа или мама шлёпнули по попе или «нарушают его права».

То, что творится в Канаде вокруг «сексуального просвещения», заслуживает отдельного разговора. Не так давно в прессе появилась новость: «В канадской провинции Онтарио власти шокировали многих родителей объявлением, что они собираются усовершенствовать программу секс-воспитания в школах, сделав его более ранним. Третьеклассникам, а в Канаде это означает — восьмилеткам, будут объяснять, что такое гомосексуализм и кто такие лесбиянки». Благодаря противодействию консервативно настроенных родителей и религиозных групп эти законы удаётся сдерживать, но к чему приведёт это противостояние, пока неясно. В целом, широко понятая идея «толерантности» побеждает, и на мнение верующих законодатели обращают всё меньшее внимание.

Многие уже знакомы со скандальным известием, что «на недавней парламентской сессии канадские психологи заявили, что педофилия является “такой же сексуальной ориентацией, как и гомосексуализм или гетеросексуализм”».  Представители родительской общественности в Канаде не сомневаются, что новые «научные идеи» будут внедряться в курируемые ювенальщиками курсы сексуального просвещения.

Конечно, вполне вероятно, что многие канадцы сочтут вполне «благополучной» жизнь даже в устраиваемом ювенальном чистилище. Странное, однако, счастье выбрали люди Запада: отказаться от извечных, казалось бы, традиций и ценностей, от реального воспитания своих детей и фактически позволить чужим людям решать судьбу твоего ребенка!

Канада – отнюдь не единственная страна, где действует ювенальная система. В основе всех подобных систем лежат одни и те же принципы:

  1. В стране, помимо собственно ювенальных судов, существует служба опеки, неподконтрольная внутренним и международным судам.
  2. Служба опеки имеет право досмотра любой семьи и может изъять из неё ребёнка по своему усмотрению. Решение суда для этого не требуется.
  3. Существует приоритет прав ребенка. Семья не рассматривается как нечто цельное. По сути, действует презумпция виновности родителей.
  4. Воспитание в традиционном понимании рассматривается как насилие над детьми.
  5. Ребёнок может и даже должен в случае конфликта с родителями жаловаться соответствующим службам (учителю в школе, по телефону доверия, психологу). Поскольку фактически действует презумпция виновности родителя, жалобы ребенка достаточно для вторжения чиновника в любую семью.
  6. Родителям диктуют обязательные для исполнения методы воспитания и ухода за детьми. Совершенно неважно, что родитель при этом считает правильным. Отход от предписанных норм считается нарушением закона.

Неудивительно, что наши представления о семье очень сильно отличаются от представлений в тех странах, где действует ювенальная юстиция. Наверное, именно поэтому многие родители, являющиеся выходцами из России и столкнувшиеся с системой ювенальной юстиции, часто сравнивают день, когда у них отобрали детей, с днём начала войны. Они описывают своё состояние как абсолютно шоковое. Многие из них прожили много лет до столкновения с органами опеки в стране, которую они избрали своим домом. Они жили вполне привычной для них жизнью, жили согласно своим традициям и представлениям о семье, о любви к детям, об их воспитании. И вдруг, в какой-то день начиналась эта «ювенальная война»… Враг выступал против их семей, и с какой стороны ждать его атак, жертвам агрессора было совершенно непонятно. На стороне врага оказывались те службы, которые, казалось бы,  должны стоять на защите семьи: полиция, система здравоохранения, школа…

Почему эти люди попали в ситуацию «войны»? Да просто потому, что они оказались под пристальным вниманием органов опеки. А поскольку они являлись носителями наших традиций, то автоматически становились в глазах чиновников нарушителями закона.

Конечно, в каждой стране, где действует ювенальная юстиция, существуют свои нюансы её функционирования. Можно вспомнить немало случаев, когда с этой машиной сталкивались как выходцы из России, так и коренные жители. Не стоит забывать и о том, что система эта благоприятствует «детскому бизнесу», ведь продажный чиновник от опеки всегда может забрать нужного ребёнка из выбранной в жертвы семьи (и этот чиновник, как правило, неподконтролен никаким судам). Патронатная (фостерная) семья всегда может получать за принятых детей деньги, а в случае, если ребёнок «доставляет неудобства», она может посадить его на психотропные препараты, а если уж ребенок патронатной семье совсем не понравится, то после определённого срока она может сдать его обратно органам опеки.

Ювенальная система, по сути своей, не стала системой защиты ребенка. Основополагающие принципы «ювеналки» делают из нее

а) машину по производству социального сиротства,

б) машину навязывания «инновационных» социальных норм,

в) машину вторжения в частную жизнь граждан.

Многое можно вспомнить в связи с обширной темой ювенального беспредела. Но что можно сказать с уверенностью, ознакомившись с главными принципами функционирования ювенальной юстиции как системы, проникающей во все области права: система эта нам чужда, она абсолютно не подходит к внедрению в нашей многонациональной и многоконфессиональной стране, она противоречит нашим традициям и представлениям о семье, и наш народ никогда её не примет.

Алексей Мазуров

 

 

Оставить комментарий

*