ПАВЕЛ МИКОВ ПРОТИВ ДИМЫ ЯКОВЛЕВА

Рубрика: Родительское сопротивление

Комментарии к заявлениям уполномоченного по правам ребёнка в Пермском крае

Уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае Павел Миков сделал ряд важных заявлений по вопросам внедрения в России «ювенальной юстиции» и принятия так называемого «закона Димы Яковлева». В феврале уполномоченный дал серию интервью (1 , 2), в которых он выступает против инициатив «Родительского Всероссийского Сопротивления». Ряд его заявлений, находящихся в мейнстриме российского ювенального лобби, опираются на аргументы весьма специфического характера, о чём мы уже писали. Вольное обращение с юридическими терминами и статистическими данными вызывают недоумение: неужели чиновник настолько некомпетентен? Или он выступает здесь не как эксперт, а как американский пропагандист? Быть может, имеющиеся в открытом доступе данные, противоречащие словам Микова, недостоверны? В общем, судите сами.

Одно из интервью было опубликовано в газете «Новый компаньон» и его содержание с уверенностью позволяет предполагать, что омбудсмен действительно считает Россию, страну, в которой он является государственным служащим, этаким адом и тюрьмой для детей-сирот.

Чего стоит один заголовок статьи: «Дети-сироты в России ХХI века — это крепостные!». Когда чиновник говорит такое о нашей стране, наверное, даже у самого равнодушного и далёкого от политики обывателя возникнет вопрос: неужели всё настолько плохо и сироты у нас никому не нужны? Неужели этот закон действительно обрекает их всех, в том числе инвалидов, на бедственное существование?

К сожалению, граждане, выслушав доводы Павла Владимировича и поддавшись порыву, начинают негодовать: ну как же так? Как можно запрещать иностранным гражданам усыновлять сирот, в том числе инвалидов, если больше всего таких детей усыновляют иностранцы? Мы что, изверги, чтобы издавать такие законы? Также часто можно слышать, что инвалиды эти у нас обречены на смерть, что в США к детям однозначно будут относиться хорошо, что сироты получат всё необходимое, что «у них» детям точно будет лучше, чем у нас.

Так ли это? Давайте, в конце концов, детально и объективно рассмотрим ситуацию с усыновлениями в России и проанализируем те аргументы, которыми пользуются противники «закона Димы Яковлева».

Первый же комментарий, который даёт омбудсмен к новому закону, вызывает очень много вопросов.

«Мы же столкнулись с тем, что возможности устроить детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (особенно это касается детей с неизлечимыми заболеваниями), не просто ограничиваются, а практически сводятся к нулю».

«По сути, напряжение между двумя государствами сказалось на судьбе детей, которые фактически лишаются возможности быть устроенными в семью и обрести любящих родителей».

Для начала хотелось бы узнать — сколько же реально усыновляют иностранные граждане наших сирот?

Обратимся к данным, опубликованным на портале «Усыновление в России». Здесь можно ознакомиться с официальной информацией и статистикой по «сиротскому вопросу», представленными Министерством образования и науки РФ и Департаментом государственной политики в сфере защиты прав детей.

На рисунках 1 и 2 представлены данные по усыновлению детей-сирот нашими и иностранными гражданами с 1993 по 2011 год в графическом виде. Сразу оговорим, что усыновление – лишь одна из существующих форм устройства сирот в семьи.

Рисунок 1

Рисунок 2

С 1993 по 2011 год иностранными гражданами усыновлено всего 31,4% детей. Глядя даже на эти данные, уже можно заключить, что Павел Владимирович, мягко говоря, неточен. Кроме того, нашими законами предусмотрено несколько способов помещения ребёнка в семью: усыновление как таковое, безвозмездная форма опеки (попечительства), возмездная форма опеки (попечительства) (в эту же категорию входит приёмная или патронатная семья).

Наверное, ни для кого не секрет, что в теперешнее, постсоветское время граждане наши в той или иной степени материально нуждаются. А ребёнок – это всегда затраты, зачастую – немалые (тем более, если это ребёнок-инвалид). Мало кто откажется от материальной помощи государства, если таковая возможна. А именно оформление опеки над ребёнком позволяет эту помощь получить. Она не такая большая – 7-9 тысяч рублей в месяц, в зависимости от региона, но даже эта сумма является серьёзным подспорьем. Особенно если учесть, что в малых городах она порой равна средней зарплате. Поэтому кажется вполне естественным, что желающие устроить ребёнка в свою семью часто выбирают вариант «опеки», а не «усыновления». Иногда даже сотрудники опеки предлагают его родственникам ребёнка или посторонним гражданам. У иностранных граждан, естественно, такой возможности устройства ребенка в семью нет.

Итак, почему же граждане часто выбирают именно форму опеки, какие у этой формы есть преимущества?

1) Опека устанавливается решением органа опеки и попечительства, вследствие чего оформляется быстрее, чем усыновление, т.к. не требуется решения суда.

2) Опекуну ежемесячно выплачиваются средства на содержание ребенка и оказывается содействие в организации обучения, отдыха и лечения опекаемого.

3) По исполнении опекаемому 18 лет ему выделяется жильё, если его у него нет.

4) Менее жёсткие требования к кандидату в опекуны в части дохода и жилищных условий. Если учесть, что многие, желающие завести ребёнка живут небогато, но дом их чист и ухожен, это вполне может быть одним из решающих факторов.

Преимущества есть и у формы возмездной опеки:

1) На содержание ребенка ежемесячно выплачиваются средства, согласно установленному в регионе нормативу, выплачивается ежемесячное вознаграждение за услуги по воспитанию.

2) Договором могут быть предусмотрены дополнительные льготы, выплаты, требования и ограничения. Например, региональные органы опеки по договору могут предоставлять льготы по транспортному обслуживанию, жилью, оказывать помощь в обучении, отдыхе и лечения опекаемого; в некоторых случаях может выделяться служебное жилье, могут выплачиваться целевые средства на ремонт, приобретение мебели и т.п.

3) По исполнении приемному ребенку 18-ти лет ему выделяется жилье, если его у него нет.

Наверное, стоит поговорить о конкретных цифрах. Сколько же будет получать средств на ребёнка опекун в Пермском крае?

Вот, например, информация, которую даёт сайт «ТУ Минсоцразвития по Чайковскому муниципальному району»:

1) Единовременное денежное пособие при передаче ребенка (детей) из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и проживающим на территории Пермского края в размере 12 637,18 рублей.

2) Назначается вознаграждение приемным родителям, которое составляет 2 500 рублей и увеличивается на:

15% — районный коэффициент,

50% — за воспитание ребенка старше 14 лет,

50% — за воспитание ребёнка-инвалида, ребенка, имеющего заболевания

3) Назначается единовременная денежная выплата на приобретение оборудования для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в приемных семьях в размере 15 840 рублей.

4) Выплачиваются ежемесячно денежные средства на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством), в приемной семье:

Размер выплат на одного ребенка в месяц 0-1 год 8967,53 рублей
Размер выплат на одного ребенка в месяц 1-3 лет 8461,57 рублей
Размер выплат на одного ребенка в месяц 3-6 лет 8859,04 рублей
Размер выплат на одного ребенка в месяц 6-18 лет мальчики 5643,78 рублей
Размер выплат на одного ребенка в месяц 6-18 лет девочки 5895,03 рублей

Таблица 1

А что же получит тот, кто пожелает осуществить прямое усыновление?

1) Единовременное пособие назначается гражданам РФ, усыновившим ребенка  (детей), проживающих на территории Пермского края, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и проживающим на территории Пермского края, в размере 100 000 рублей.

2) Единовременное денежное пособие усыновившим ребенка (детей) из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и проживающим на территории Пермского края в размере 12 637,18 рублей.

Несложно догадаться, что тот, кто берёт ребёнка из детского дома, наверняка решит посчитать и прикинуть: надолго ли хватит денег, которые выделяются при прямом усыновлении. И какой вариант («усыновление» или «опека») в итоге окажется лучшим в плане материального обеспечения семьи, если ребёнка растить до совершеннолетия ещё лет 10-15.

Часто можно слышать от тех, кто яростно выступает против «закона Димы Яковлева», о том, что «усыновление» от «опеки» очень сильно отличается, что у опекунов и усыновителей разные права и т.д. В связи с этим хочется их спросить: если ребёнок так или иначе попадает в семью, где он находит необходимые внимание и заботу, а вариант с «опекой» позволяет немного улучшить материальное положение этой семьи, то так ли уж важно, какая форма устройства в семью была выбрана?

Нередко в ответ на такой довод можно услышать, что люди эти и семьи, которые берут детей, на самом деле на сиротах наживаются. Что дети им нужны только для того, чтобы получать эти ежемесячные пособия. В связи с этим интересно: неужели противники «закона Димы Яковлева» всех родителей, оформивших опекунство, считают настолько низкими и алчными?

Есть ещё один нюанс, о котором как-то забывают. Существует такая штука, как тайна усыновления. Нарушению тайны усыновления посвящена статья 155 УК РФ. То есть, когда маленького ребёнка усыновили, у него уже практически нет никакой возможности узнать, кто его настоящие родители. Бывает, что это играет определенную роль при принятии решения о выборе формы устройства в семью.

Как же будет выглядеть ситуация с усыновлениями, если посмотреть на них с учетом этого, очень важного аспекта? Предлагаем читателю ознакомиться с рисунками 3, 4 и 5. На рисунках представлены данные по устройству детей в семьи за 2007-2008, 2009-2010 и 2011 года. Источник — всё тот же портал «Усыновление в России» Минобрнауки.

Ознакомимся с данными по России в целом:

Рисунок 3

Рисунок 4

Рисунок 5 (2011 год)

Итак, какие же цифры мы видим на этих диаграммах, сколько же было усыновлено детей в процентном соотношении иностранными гражданами за 2007-2011 года (таблица 2):

2007 3,5%
2008 3,6%
2009 4,2%
2010 4,4%
2011 5%

Таблица 2

Конечно, глядя на таблицу 2, можно сказать, что за последние годы процент усыновлений иностранными гражданами немного вырос. Но общую картину это не меняет совсем – за 5 лет в структуре семейного устройства детей процент усыновления иностранными гражданами составляет всего 3-5%.

Можно посмотреть также период с 2002 по 2011 год, как развивалась ситуация в течение 10 лет:

Рисунок 6

Итак, если учесть все практикуемые в России формы устройства детей в семьи, получается, что за последние 10 лет среди всех российских детей, оставшихся без попечения родителей и нашедших новую семью, лишь 6% были усыновлены иностранными гражданами.

Наверное, для большего понимания, кроме процентного соотношения, стоит дать еще и конкретные цифры. Рассмотрим, например, данные за 2010 и 2011 годы, наиболее близкими нам по времени из тех, по которым имеется официальная статистика (статистика за 2012 год пока отсутствует).

В 2010-м году принято в семьи
Безвозмездная опека (попечительство) 42379
Возмездная опека (попечительство) 9218
Приемные семьи 6988
Патронат и СВГ 206
Российское усыновление 3965
Иностранное усыновление 3355
Из иностранного усыновления — 1432 гражданами США

Таблица 3

В 2010-м году устроено детей в семьи Российских граждан – 62756, усыновлено иностранными гражданами – 3355 детей, из них гражданами США – 1432 ребенка.

В 2011-м году принято в семьи
Безвозмездная опека (попечительство) 34291
Возмездная опека (попечительство) 8700
Приемные семьи 6977
Патронат и СВГ 136
Российское усыновление 3542
Иностранное усыновление 3400
Из иностранного усыновления — 956 гражданами США

Таблица 4

В 2011-м году устроено детей в семьи Российских граждан – 53646, усыновлено иностранными гражданами – 3 400 детей, из них гражданами США – 956 ребенка.

Ну, если это та самая «манипуляция цифрами», о которой говорит уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае Павел Миков, то, может быть, «цифры» — совсем не нужны? К чему тогда собирать все эти данные и вести какую-то статистику?

А как же обстоит дело с семейным устройством детей-инвалидов? Рассмотрим ситуацию на 2011 год:

Семейное устройство детей-инвалидов в РФ в 2011 году:
Родственная опека 1043
Неродственная опека 153
Приемные семьи 609
Патронат и СВГ 113
Российское усыновление 26
Иностранное усыновление 213
Из иностранного усыновления — 97 гражданами США

Таблица 5

В 2011-м году устроено детей-инвалидов в семьи Российских граждан – 1944, усыновлено иностранными гражданами – 213 детей, из них гражданами США – 97 детей, это менее 5 % от всех устроенных в семьи детей инвалидов.

А вот, например, данные, которые озвучило Министерство Иностранных дел: «МИД опровергает информацию о том, что чаще всего граждане США усыновляют сирот-инвалидов. “В 2011 г. на 965 усыновленных гражданами США пришлось, по разным данным, лишь от 44 до 89 несовершеннолетних с ограниченными возможностями».

Как же после этого можно говорить о том, что при принятии закона, запрещающего усыновление наших детей гражданами США, «возможности устроить детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (особенно это касается детей с неизлечимыми заболеваниями), не просто ограничиваются, а практически сводятся к нулю» (П.Миков).

Ну, как же «к нулю», Павел Владимирович? В не столь далёком ещё от нас 2011-м году из всех детей-инвалидов, устроенных в семьи, 2157 детей нашли свой дом в семьях российских граждан и лишь 97 – в семьях граждан США. И вряд ли статистика за 2012-й год будет сильно отличаться.

Но это – данные по России в целом. Какова же ситуация в Пермском крае? Тут, наверное, не имеет смысла искать данные по региону, достаточно послушать самого Павла Владимировича. Интересно то, что в рассматриваемом интервью он фактически себе противоречит. Потому как после фразы про «возможности, сводящиеся к нулю», позже он говорит буквально следующее: «На протяжении последних трёх лет Пермский край — лидер в семейном устройстве детей-сирот, в том числе в усыновлении. У нас 94% сирот проживают в семьях».

Но, позвольте, как же так? Как могут «возможности устроить детей практически сводиться к нулю», если наш край на протяжении последних трёх лет – лидер в семейном устройстве? Далее идёт ещё одна фраза: «При этом две трети детей-сирот в нашем регионе усыновляются российскими гражданами».

Говорит он буквально следующее: наш край, на протяжении последних трёх лет, является лидером в семейном устройстве детей-сирот, две трети детей-сирот в нашем регионе усыновляются российскими гражданами, но возможности устроить детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (особенно это касается детей с неизлечимыми заболеваниями), не просто ограничиваются, а практически сводятся к нулю.

Напрашивается вывод, что Павел Миков сознательно вводит людей в заблуждение по поводу ситуации с устройством детей в семьи у нас в стране. Зачем он это делает – вопрос открытый.

Есть ещё кое-что, о чём просто необходимо сказать и о чём так упорно молчат противники «закона Димы Яковлева».

Как сообщил 18 декабря, на пресс-конференции в РИА Новости, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, Россия должна была принять “список Димы Яковлева” еще в 2010 году. Дело в том, что, отправляя наших детей в США вместе с их усыновителями, мы фактически отправляем их в неизвестность. Неизвестность эта страшна. Страшна тем, что абсолютно нельзя сказать, обретёт ли ребёнок в США своё счастье или же будет подвергаться насилию, будет убит, будет продан на органы или попадёт в сексуальное рабство. После того, как ребёнок оказался в США, практически невозможно контролировать его жизнь, так как при въезде в страну он получает американское гражданство, а также новые имя и фамилию.

В интервью Павел Миков утверждает, что «до 1 января 2013 года в обязанности любых иностранных усыновителей (и неважно, американцев, немцев, французов) входило один раз в полгода в течение трёх первых лет жизни в семье усыновителя предоставлять отчёт о ребёнке в органы опеки. Что касается Пермского края, то эти отчёты поступали и поступают регулярно. И это не просто два листка бумаги! Есть установленная форма, обязательно должны прилагаться фото- и видеоотчёты».

Ну что ж, вполне возможно, что кто-то эти отчёты действительно посылает. Но что будет делать уполномоченный, если их не пришлют? Запросит ребёнка обратно? И что на это ему скажут США? Наверное, скажут то, что сказали по поводу брата погибшего Максима Кузьмина: никто возвращать ребёнка не будет. Не будет, и всё тут. Что предлагается делать в такой ситуации?

Павел Миков говорит: «Мы должны так выстроить систему, чтобы государство имело возможность контроля». Но позвольте, о каком нашем государственном контроле над чем бы то ни было в США может идти речь, если США принимают вопиющий, по своему содержанию, попирающий все нормы международного права и наш суверенитет «акт Магнитского»?

На данный момент есть только одно решение: запретить усыновлять гражданам этой страны наших детей. И иного быть не может!

В интервью газете «Новый компаньон», Павел Миков упомянул о 10 детях с диагнозом «ВИЧ-инфекция», которые по причине принятия нового закона не смогут уехать в США. Вполне возможно, что у этих детей действительно стоит страшный диагноз «ВИЧ-инфицирован». Конечно, если те, кто хотел усыновить этих сирот, были действительно хорошими и добрыми людьми, то очень прискорбно, что больные дети не обретут семью. Но нельзя забывать об одном очень важном моменте:

Часто детям в наших детских домах пишут подобные страшные диагнозы. Однако после того, как происходит усыновление и ребёнок отбывает в США, эти диагнозы снимаются. Зачем нужны подобные фальсификации? Ответы просты:

1) Это делают для того, чтобы существенно упростить процедуру усыновления американцами русских детей.

2) Это делают по причине того, что в США те, кто усыновляет ребёнка-инвалида, получают с его помощью значительные льготы и привилегии.

Федеральным законодательством США при усыновлении инвалида предусмотрено значительное единовременное пособие, предоставляется серьёзный налоговый вычет. Предусмотрены льготы и для работников, которые усыновили таких детей и даже для их работодателей. Усыновителям предоставляются беспроцентные ссуды.

Кроме этого, дополнительные льготы есть у различных штатов. Фактически, усыновители часто получают возможность жить за счет льгот и пособий, выделяемых американским государством на приемных детей. Кстати, нередки ситуации, когда детей усыновляют именно по финансовым причинам, а при первых же возникших проблемах от них отказываются.

Необходимо помнить об этом, читая статистику усыновлений наших детей-инвалидов гражданами США. Безусловно, среди иностранцев есть и вполне искренние люди, желающие добра детям. Но есть и те, у кого корыстный интерес стоит на первом месте.

Теперь хотелось бы поговорить о том, что может ожидать детей, которые покинули просторы РФ и отправились в США вместе со своими усыновителями.

За последние 10 лет гражданами США были убиты 19 российских детей. Еще несколько детей погибли в результате несчастных случаев и болезней. По информации отдельных некоммерческих организаций, которые осуществляют мониторинг фактов гибели российских детей в семьях американских усыновителей, в США погибли и изувечены не менее 40 российских детей.

НПО “Американское профессиональное общество по борьбе со злоупотреблениями в отношении детей” (American Professional Society on Abuse of Children) утверждает, что каждое четвертое международное усыновление там заканчивается неудачей и приводит к психологическому или физическому ущербу для ребенка. Также есть информация НПО “Чайлдхелп”: ежедневно в США от жестокого обращения погибают в среднем пять детей. По оценкам этой организации, в 50-60% случаев истинная причина гибели ребенка от рук взрослых скрывается.

МИД РФ также напоминает, что «США (в компании с Сомали и Южным Суданом) не участвуют в Конвенции ООН о правах ребенка под предлогом того, что этот универсальный договор подрывает «традиционные принципы» американского законодательства и воспитания. В их числе, по данным НПО «Родительские права», – такой общепринятый «метод воспитания», как «разумная порка» (reasonable spankings). В школах 19 штатов США до сих пор разрешены телесные наказания. Согласно информации ряда общественных организаций, две трети родителей занимаются рукоприкладством».

Также МИД РФ утверждает, что американские суды далеко не одинаково наказывают убийц американских и русских детей. Можно привести следующие факты:

1) В 2008 г. суд графства Фэйрфакс полностью оправдал (!!!) М. Хэррисона, который оставил своего 21-месячного сына Д. Яковлева привязанным в машине на 9 часов в 50-градусную жару.

2) Супруги Крейверы получили 16 месяцев тюрьмы (!!!) за «убийство по неосторожности» Ивана Скоробогатова. На его теле было обнаружено 80 ран, включая тяжелейшую черепно-мозговую.

3) Б. Дикстра был признан невиновным (!!!) в смерти усыновленного им И. Каргынцева, несмотря на то, что судмедэксперты заявляли о неправдоподобности версии отца, будто бы мальчик упал с лестницы.

МИД РФ утверждает, что за аналогичные преступления против американских детей их родители, как правило, приговариваются к пожизненному заключению.

Неужели наши дети в США – люди второго сорта? Иначе чем можно объяснить подобное отношение судей? А ведь упомянутые выше случаи были весьма громкими. И то, что убитые дети были усыновлены в России, удалось узнать потому, что эта информация каким-то образом попала в СМИ США. Но что говорить о тех случаях, о которых не пишет американская пресса?

Однако противникам принятия «закона Димы Яковлева» этого недостаточно. Они усмехаются и с этой усмешкой начинают говорить о том, что насилие над детьми в России не идет ни в какие ворота по сравнению с насилием над детьми в США. И что мы мешаем детям-сиротам бежать из нашего Ада в благословенные Штаты.

Давайте просто послушаем противников пресловутого закона.

Один из ярых критиков всего и вся, а в основном – нашей родной страны и нашего народа, Юлия Латынина, буквально кричит, приводя слова генерального прокурора Юрия Чайки: «За год жертвами насилия в России становятся более 100 тысяч детей — это цифра, официально названная генпрокурором Юрием Чайкой».
Действительно, если проверить это утверждение, то Александр Бастрыкин в 2010 г. приводил статистику за 2009 год, и называл цифру в 105 тысяч преступлений.

При этом было названо общее количество всех преступлений, там нет ни слова о насилии над детьми в семьях.

Если мы поделим цифру насилия, которую приводит Юлия Латынина на количество часов в год, получим, что в час происходит 11,4 насилия. Соответственно – в нашей стране каждые 5,2 минуты происходит насилие над детьми.

Стоит, однако, посмотреть, как с этим дело обстоит в США.

По данным отчета американского госкомстата о ситуации с насилием над американскими детьми в 2011 г., в госорганы США поступили более 3,3 миллиона заявлений о насилии над более чем 6 миллионами детей. Как же часто происходит насилие над детьми в этой «благословенной стране»? А происходит оно не каждые 5,2 минуты, как у нас, а каждые 5,2 секунды!!! Благословенная страна, не правда ли? Тот факт, что в США население почти в два раза больше, ничего по большому счёту не меняет.

Можно обратиться к информации, которую озвучивает Павел Астахов, хотя она аналогична: «Согласно американскому докладу Child Maltreatment 2011, в прошлом году более чем 3,7 миллионов детей (3,6 миллиона в 2010 году) были подвержены насилию. При этом особенностью доклада является то, что ребенок может быть учтен дважды и более раз, в зависимости от количества и видов насилия, совершенного в отношении него» (http://vz.ru/news/2012/12/18/612474.html).

За последние десять лет более 20 тысяч американских детей погибли у себя дома, став жертвами своих же родственников (Информация с сайта BBC).

Или вот, например, график, взятый с сайта американской организации Childhelp, помогающей детям, пострадавшим от насилия.

Рисунок 7

В 2010 году показатели таковы — каждый день в США от жестокого обращения погибает больше пяти детей.

Также хотелось бы обратить внимание читателя на утверждение, которое принялись тиражировать некоторые СМИ и которое каждый раз пытаются озвучить те, кто, толком не разобравшись в ситуации, начинает критиковать новый закон. Звучит оно примерно следующим образом (форма может меняться): “В России за 15 лет, начиная с 1991 года, погибли 1220 усыновленных российскими гражданами детей, из них 12 человек были убиты своими усыновителями. Такие данные привела эксперт Уполномоченного по правам ребенка Москвы Галина Семья в понедельник на пресс-конференции”.

Все видят общее число погибших детей и не обращают внимания на то, что по вине усыновителей погибло 12 детей, а вовсе не 1220. А мы бы хотели заострить внимание читателей именно на этих 12 случаях, т.к. все остальные не связаны с фактом усыновления. То есть, это является манипуляцией, ведь иначе зачем выделять погибших усыновлённых детей из общего числа погибших детей?

Данные эти взяты из опубликованного в 2005-м году сборника статей, где чётко написано: «Из 1220 детей 12 погибли по вине усыновителей и опекунов».

Вообще – очень часто имеет место манипуляция, когда называют какие-либо данные по преступлениям в отношении детей и подростков за год, называют количество смертей детей, не упоминая, что эти смерти могли произойти вовсе не по вине родителей. Например, на kp.ru была опубликована такая информация: «В 2008 году жертвами домашнего насилия в России стали 25 тысяч детей. Из них около двух тысяч погибли от рук собственных родителей или опекунов».

А вот информация, которую даёт следственный комитет при Генпрокуратуре: «За 2008 год совершено 62 тыс. преступлений в отношении детей и подростков, погибло более 2 тыс. несовершеннолетних, из них в результате умышленных убийств — 388 детей».

Например, к неумышленным убийствам детей могут быть отнесены ДТП, уличная преступность, несчастные случаи и прочие несчастья, которые так или иначе происходят в жизни. То же самое и с умышленными убийствами. Что характерно — в исходных данных нет ни слова про родителей, опекунов или усыновителей.

Бывает, некоторые СМИ сознательно обрезают фразу про умышленные убийства, добавляют фразу про «домашнее насилие» и, вставив фразу «по данным следственного комитета прокуратуры», пускают эту информационную бомбу в свободное плавание по сети. Поэтому, безусловно, нельзя ориентироваться только на цифры и утверждения, которые дают СМИ. Необходимо знать, из какого источника они были взяты и желательно – сам этот источник прочитать.

Интересную официальную статистику на 18 декабря 2012 года приводит Американский Департамент образования: число бездомных детей в США достигло почти 1 млн. человек. Один МИЛЛИОН бездомных детей…

Или вот что пишут некоторые СМИ США:

Заголовок: «Трагедия наркотического опьянения приемных детей — они используются в качестве медицинских морских свинок?» Система данных Техаса о приёмных семьях: «Больше половины приемных детей в возрасте от 6 до 12 лет , 67% — детей от 12 до 17 лет посажены на психотропные препараты, чтобы улучшить комфорт родителей и чтобы решить проблему депрессии. 12% малышей, до 5 лет, тоже кормят транквилизаторами и психотропными препаратами»

Воистину — «благословенная страна»… Ну и чем же она лучше нашей страны? Которая является для наших детей Родиной.

Что же можно сказать, если опираться на озвученную информацию:

1) Утверждение, что «наши дети нам не нужны» – это прямая ложь. Иностранные усыновления вовсе не лидируют в статистике устройства детей в семьи. За пять лет иностранцы усыновили всего 3-5% детей от общего числа детей, которые были устроены в семьи. За десять лет – всего 6%.

2) Иностранные усыновления отнюдь не лидируют в устройстве детей-инвалидов в семьи. Например, за 2011 год иностранцами было усыновлено всего около 10% таких детей (213). Именно гражданами США было усыновлено 4,5 % (97 детей) от общего числа детей-инвалидов, которые были устроены в семьи в 2011 году.

Соответственно, утверждение Павла Микова о том, что с принятием «закона Димы Яковлева» «возможности устроить детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (особенно это касается детей с неизлечимыми заболеваниями), не просто ограничиваются, а практически сводятся к нулю» не соответствует истине.

3) Утверждения о том, что в нашей стране якобы процветает насилие по отношению к детям – так же не являются правдой. Насилие в США по отношению к детям совершается гораздо больше и совершается оно гораздо чаще.

4) По непонятным причинам, в США за убийство русских детей виновным крайне редко выносится какое-либо наказание, адекватное их преступлению. Бывает, они вообще избегают наказания. В то время как за аналогичные преступления против американских детей, виновные часто получают пожизненное заключение.

5) США не идут нашему государству навстречу в том, что касается контроля над жизнью ребёнка в США и над его усыновителями. Когда ребёнок попадает в США, нет практически никакой возможности осуществить соблюдение его прав. Что происходит с нашими детьми в США и как складывается их жизнь – узнать это практически невозможно.

На данный момент, в условиях, когда наши дети, будучи усыновлёнными американцами, отправляются в эту страшную неизвестность, самое правильное решение – это запрет в усыновлении наших детей гражданами США. Это понимает любой нормальный человек, ознакомившийся с изложенной информацией.

Павел Миков говорит о том, что «когда же дело касается интересов детей, мы должны смотреть не с точки зрения интересов государства, а с точки зрения интересов и прав ребёнка». Это, безусловно, так. И в сложившейся ситуации нужно смотреть, прежде всего, с точки зрения права ребёнка на жизнь и безопасность! А когда постоянно возникают очень серьёзные сомнения в том, что его жизни в США ничего не будет угрожать – нельзя отправлять туда наших детей, никак нельзя!

После прочтения очередного интервью уполномоченного по правам ребёнка, появляется ощущение, что он предлагает принять абсолютно неприемлемую позицию «отправим детей туда, и будь что будет». Возникает вопрос – а соответствует ли этот человек занимаемой им должности?

Да, возможно, кто-то из детей находит своё счастье. Но если бы США предоставляли всю необходимую информацию об усыновлённых детях и давали возможность контролировать усыновителей, если бы не было всех тех ужасных случаев с детьми, о которых мы узнали благодаря СМИ, если бы не все те специфические условия жизни русских детей в США – возможно, и не надо было бы принимать этот закон. Но сейчас он – абсолютно необходим. Вообще – хватит относиться с себе как к стране третьего мира и торговать своими детьми. Если нашим детям плохо у нас, значит – надо делать так, чтобы им было у нас хорошо. Именно у нас, а не где-либо ещё.

Почему этого не понимает уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае Павел Миков – абсолютно неясно. Равно как и непонятно, зачем он вводит людей в заблуждение относительно усыновлений в России в целом и в Пермском крае в частности и занимает очень странную (для своей ответственной должности) позицию, когда речь идёт о защите прав наших детей на жизнь и безопасность.

 

Алексей МАЗУРОВ,
председатель Пермского краевого отделения
«Родительского Всероссийского Сопротивления»

 

 

Оставить комментарий

*