Суть времени - Пермь и Пермский край http://eotperm.ru Движение «Суть времени» Пермь и Пермский край. Политика, общество, история, культура, события. Fri, 17 Nov 2017 19:42:04 +0000 en hourly 1 Добрянская история: Вместо помощи — штраф и разлучение с ребёнком http://eotperm.ru/?p=7202 http://eotperm.ru/?p=7202#comments Fri, 17 Nov 2017 19:13:50 +0000 Igor http://eotperm.ru/?p=7202
Кузьма Петров-Водкин. Петроградская Мадонна. 1920
(Источник фото: ИА REGNUM)

На третьем съезде «Родительского Всероссийского Сопротивления» я читал доклад, в котором показал — сегодня в нашей стране сложилась практика, в рамках которой социальные и иные службы работают не на основе российских законов, а на основе инструкций, регламентов, методичек и прочей беллетристики. Всё это происходит в том числе по причине того, что в нашей стране при помощи различных НКО создана система, формирующая интерес соцслужб к изъятию детей из родных семей и помещения их в семьи приёмные, замещающие или подобные им. Вектор формирования подобной системы задала «Национальная стратегия в интересах детей на 2012—2017 годы».

О какой незаконной практике речь? Я хотел бы это продемонстрировать на примере случая Натальи Корьевой. Тем более что 2 ноября 2017 года Добрянский районный суд вынес решение, согласно которому Наталья была лишена родительских прав в отношении своей дочери, с которой она была разлучена около двух лет назад. На мой взгляд — оснований для вынесения подобного решения не было, мы намерены его обжаловать. Мы также намерены и далее всячески помогать матери. А читателей ИА REGNUM я продолжу знакомить с делом, пусть они сами решат, права ли была судья.

В предыдущей статье я рассказал о том, какая непростая жизнь была у Натальи до момента рождения дочери. В начале января 2016 года семья вернулась в поселок, но ненадолго, уже 14 января Наталья и Катя (имя ребенка изменено) оказались в больнице, мать вынудили лечь в Добрянскую центральную районную больницу на так называемую «социальную койку». По поводу дальнейших событий версии Натальи и соцслужб разнятся.

Женщина утверждает, что её в какой-то момент просто перестали пускать в больницу к ребенку, она неоднократно пыталась пройти в медучреждение и увидеть дочь, но ей в этом препятствовал персонал больницы. Как поясняет мать, соответствующее решение приняла заведующая детским отделением. Согласно показаниям одного из свидетелей на суде, она лично не давала пройти Наталье к ребенку. А 27 апреля 2017 года дочь Натальи отправили в ГКУ Пермского края «Межведомственный центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей», который находится в г. Пермь. Когда мать приезжала туда и пыталась увидеться с ребенком, сотрудники детского учреждения также отказывали ей в свиданиях.

Представители министерства социального развития излагают другую версию, согласно которой Наталья сама оставила дочь в добрянской больнице, возвращать её не собиралась, к ребенку не приезжала, видеть его не хотела, вещей не привозила. Правда, они, находясь в рамках своей версии, никак не могут ответить на вопрос — зачем тогда летом 2017 года Наталья вышла на пермских правозащитников, если ребенок ей не нужен?

Декларируемым принципом работы подразделений министерства социального развития Пермского края (МСР ПК) является «сохранение родной семьи». Каждый раз, когда пытаешься вести диалог с некоторыми сотрудниками министерства и других социальных служб, они едва ли не бьют себя в грудь, выражая приверженность данному принципу. Уже более четырех лет я занимаюсь расследованиями ювенальных дел и зачастую не вижу в этих высказываниях ничего, кроме лицемерия. Так было и на судебных заседаниях, в ходе которых представители ТУ МСР ПК заявляли, что они якобы сделали всё возможное для сохранения семьи, а Наталья — сама не захотела ребенка возвращать.

Предлагаю читателям посмотреть на то, каким образом сотрудники соцслужб пытались «сделать всё возможное» для того, чтобы «сохранить семью» Натальи Корьевой. Это особенно хорошо видно по документам, которые были предоставлены на обозрение в суде.

Итак, в больницу мать и дочь попали 14 января 2016 года. Там Наталью встретила сотрудник учреждения, в должностные обязанности которой входит социальное сопровождение беременных. Мать рассказала ей о своих проблемах: про то, как убежала из детдома в 13 лет, про отсутствие паспорта и прочее. Сотрудница решила, что женщине нужно как-то помочь. Но дело в том, что еще раньше — 12 января 2016 года, имея на руках информацию о семье и действуя в рамках своих должностных обязанностей, она решила послать соответствующие запросы в профильные организации, в том числе — в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП) Добрянского муниципального района.

Тут я сразу же хотел бы отметить, что сотрудник медучреждения составляла документ, основываясь на информации, которая была ей предоставлена другими подразделениями и службами. Например, в тексте сообщения написано, что отец ребенка «злоупотребляет спиртными напитками». Отец ребенка — не безгрешен, но тому, откуда в материалах дела появлялись подобные фразы, я посвящу отдельную статью, поскольку эти фразы применялись и по отношению к Наталье. Как человека на бумаге сделать алкоголиком, при том что он употребляет алкоголь крайне редко — это отдельное искусство, которым владеют наши чиновники. То же самое относится и к бытовым условиям, перечисленным в документе. Но разбор по этому поводу будет позже.

Сейчас же прошу читателей обратить внимание на окончание сообщения добрянской больницы, оно заканчивается словами: «Просим рассмотреть вопрос о постановке семьи <…> на учёт, в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав Добрянского муниципального района как семью, находящуюся в социально опасном положении». Согласно информации в отметке о принятии, этот документ был получен КДНиЗП уже 15 января 2016 года (то есть на следующий день после того, как мать и ребенок поступили в больницу на социальную койку). Копии этого же документа были направлены в добрянскую опеку и отдел МВД.

Согласно той логике, в которой мыслила сотрудница медучреждения, после получения её сообщения добрянская КДНиЗП должна была поставить семью Натальи на учет, как находящуюся в социально опасном положении (СОП). Логика понятна — после этого матери могли быть предложены социальные услуги и социальное сопровождение в рамках реализации закона № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», принятого в 2013 году.

К ФЗ № 442 можно относиться по-разному, например, позиция РВС по этому закону заключается в том, что, во-первых, после принятия этого закона некоторая «социальная помощь» была заменена на «социальные услуги», что вовсе не одно и то же. А во-вторых, он, как минимум, требует доработки, поскольку содержит откровенно ювенальные нормы. Например, то же «социальное сопровождение» по ФЗ №442 (ст. 22) — инструмент, заточенный в ювенальную сторону. Однако сам я убежден, что такое сопровождение семей можно реализовывать и не в ювенальном ключе, то есть действительно помогая семьям в преодолении их трудностей. Именно этим сейчас занимается пермское отделение РВС, когда помогает Наталье. Другое дело, что соцслужбы сегодня не могут, не хотят или не умеют так работать (и мы даже догадываемся, почему). Как бы то ни было, если бы семья Натальи была поставлена на учет, она могла бы получить различную помощь, в том числе — материальную и юридическую.

Так что же ответила КДНиЗП добрянской больнице на этот запрос о присвоении семье статуса СОП? Ответ пришел 25 февраля 2016 года.

Суть ответа — информация получена, направлена в отдел МВД, «в ходе проверки» было в том числе «установлено», что мать родила ребенка под вымышленной фамилией Кошкина, а по результатам этой проверки на неё «был составлен протокол по статье 5.35 КоАП РФ за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей».

То есть на фактический запрос об оказании помощи, т. е. постановки семьи в СОП, КДНиЗП Добрянки ответила тем, что Наталье «влепили» штраф по статье 5.35. ч. 1 КоАП РФ. Никакой статус СОП её семье присвоен не был, никакой помощи, в том числе юридической, Наталья не получила.

Но это еще не всё. Самое интересно было потом. 24 февраля 2016 года в Добрянскую больницу приходит совершенно фантастический запрос из органов опеки Добрянского муниципального района. Что же хотела опека получить от Добрянской ЦРБ?

Цитата из документа: «На основании того, что женщина поступила в ПККБ Перинатальный центр без документов, удостоверяющих личность, просим вас срочно выслать на наш адрес Акт об оставлении ребенка матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего её личность».

Возможно, читатель не сразу поймет всю абсурдность этой фразы. А когда поймет, наверняка сможет оценить степень заботы ТУ МСР Добрянского района о сохранении семьи Натальи. Как можно видеть, опека также попросила предоставить подобный акт «в кратчайшие сроки» — до 26 февраля 2016 года.

Тут необходимо отметить, что в момент, когда добрянская опека отправила этот великолепный запрос в больницу, все службы уже знали (Добрянка — город небольшой), что мать родила ребенка под вымышленной фамилией Кошкина и что у неё нет документов. Более того — по состоянию на 24 февраля 2016 все службы уже знали, что Наталья начала эти документы восстанавливать. Как раз из-за этого ей и пришлось периодически покидать больницу, поскольку нужно было ездить в г. Березники на суды. Один из свидетелей в ходе судебного заседания 27 октября 2017 года показал, что именно это стало причиной, по которой мать в один прекрасный момент перестали пускать в больницу к дочери, медперсонал отделения в разговорах между собой жаловался на то, что им с ребенком трудно, поскольку он сначала привыкает к матери, а потом ей приходится уезжать, и он ведет себя беспокойно. Прекрасная причина для разлучения матери с дочерью, не правда ли?

Впрочем, вернемся к странному запросу ТУ МСР Добрянского района.

Вероятно, в больнице нашлись люди, которые решили, что на запрос опеки нужно обязательно ответить, причем именно так, как опека того желает. Тем более что в своем запросе она заранее поблагодарила за сотрудничество. Судя по содержанию документа, главный врач больницы, пожав плечами, согласился с этим человеком, но заполнил документы весьма своеобразно, а точнее — в соответствии с тем, как фактически обстояло дело. Он вычеркнул в бланке фразы «родила ребенка» и «покинула медицинскую организацию, оставив ребенка <…>». Таким образом, в документе осталась лишь подчеркнутая фраза «обратилась после родов с ребенком».

Хороший документ получился? А ведь именно на основании этого сомнительного акта ребенок был признан добрянской опекой оставшимся без попечения родителей.

Тут стоит привести еще один документ из материалов дела об ограничении Натальи в родительских правах. Возможно, понимая, что вышеприведенный документ выглядит весьма неубедительно, уже 14 марта 2016 года добрянская опека направила в Пермский краевой перинатальный центр (где Наталья родила дочь) аналогичный запрос. И 21 марта 2016-го оттуда пришел однозначный ответ: «Названные основания для составления акта и сообщения в орган опеки и попечительства не имели места. Кошкина и её ребенок выписались домой 30.12.2015 г. <…> Таким образом, для составления в ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая больница» акта об оставлении матерью ребенка, не предъявившей документа, удостоверяющего личность, в отношении Кошкиной Н., не имеется правовых оснований».

Тогда же, 9 марта 2016 года, всё тот же сотрудник добрянской больницы направил в органы опеки Добрянки сообщение с просьбой оказать содействие в жизнеустройстве дочери Натальи в связи с тем, что сама она «попала в трудную жизненную ситуацию». Также больница попросила опеку «оказать помощь в оформлении документов матери».

Ответ из опеки в больницу пришел 15 апреля 2016 года. Его необходимо процитировать полностью, настолько красноречиво он показывает истинные намерения ТУ МСР Добрянского муниципального района.

«В ответ на Ваш запрос сообщаем, что Корьева Наталья <…>, оказавшаяся в трудной жизненной ситуации, оформляет документы, удостоверяющие её личность. В отношении её дочери, родившейся 17.12.2017 г., решается вопрос по оформлению свидетельства о рождении, после получения указанного документа будет издан приказ об устройстве ребенка в государственную организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Опека выполнила свое обещание «издать приказ об устройстве ребенка в государственную организацию». Документ был издан 08 апреля 2016 года, а 27 апреля ребенок покинул Добрянскую ЦРБ и был перевезен в Пермь.

И это еще далеко не вся история, забегая вперед, скажу — впоследствии уже ГКУ Пермского края «Межведомственный центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей», которое является подразделением ТУ МСР Пермского края по г. Перми, летом 2016 года обратилось в суд с «заявлением об установлении факта родственных отношений» между Натальей и её дочерью. В заявлении было указано, что это «необходимо для обращения в суд с исковым заявлением о лишении Корьевой Натальи <…> родительских прав». Наверное, таким образом уже органы опеки г. Пермь выражали желание вернуть ребенка матери.

Я не знаю, как можно назвать подобное последовательное поведение соцслужб, но на мой взгляд — это явно не «забота о сохранении семьи», а с точностью до наоборот. Социально незащищенной матери и её ребенку уже с первых дней после помещения на «социальную койку» был подписан приговор, согласно которому они должны были быть разлучены. И не только опека, но и другие ведомства последовательно выполняли данную задачу в обозначенный период.

Или можно как-то иначе трактовать эти документы?


Алексей Мазуров
Источник ИА REGNUM

 

 

Читайте также:

Добрянская история: Как разлучить мать и ребенка через «социальную койку»

 

 

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7202 0
Аналитический клуб «Суть времени» http://eotperm.ru/?p=7193 http://eotperm.ru/?p=7193#comments Tue, 14 Nov 2017 17:20:13 +0000 Nikita http://eotperm.ru/?p=7193
В четверг 16-ого ноября состоится торжественное заседание клуба “Суть времени”, посвящённое столетию Великой октябрьской социалистической революции. На клубе расскажут о мероприятиях движения, прирученных к празднованию революции, а также поговорят о её значении. Тема дискуссии:
Красный проект: достижения и поражения XX века
— подлинный смысл марксизма
— причины и последствия октябрьской революции
— нераскрытое содержание советского проекта
— ошибки советского проекта

Приглашаем всех желающих принять участие в обсуждении!
Начало встречи: 19:00
Адрес: г. Пермь, ул. Монастырская 14, офис 501 (5 этаж)
Запись по телефону: 8(909)103-51-86

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7193 0
В Пермском крае начинаются волнения из-за реорганизаций сельских детсадов http://eotperm.ru/?p=7180 http://eotperm.ru/?p=7180#comments Mon, 13 Nov 2017 18:25:50 +0000 Igor http://eotperm.ru/?p=7180
Николай Ульянов. Снегири. Детский сад. 1964
(Источник фото: ИА REGNUM)

В Пермском крае начинаются волнения по поводу сокращения объектов социальной инфраструктуры. 15 ноября в посёлке Верхнечусовские городки Чусовского района Пермского края пройдёт сход жителей, взволнованных тем, что их детский сад, единственное за последние годы созданное в посёлке учреждение социальной инфраструктуры, планируют реорганизовать, присоединив к местной школе. О том, чем оборачивается на деле реорганизация, местные жители знают не понаслышке. Так, после оптимизации Верхнечусовской больницы путём присоединения её к больнице в городе Чусовой был ликвидирован стационар, фактически люди оказались лишены скорой медицинской помощи, которая из Чусового едет более часа.

Перед тем как выйти на улицу, жители посёлка обратились к губернатору Пермского края Максиму Решетникову, местному министру образования Раисе Кассиной, уполномоченному по правам ребенка в Пермском крае Павлу Микову (ныне избран уполномоченным по правам человека в крае), главному федеральному инспектору Игорю Цветкову. Но пока внятных объяснений ни от кого не получили.


Детский сад в Верхнечусовских городках
(Источник фото: ИА REGNUM)

Автор обращения, заведующая детским садом Ирина Шабаршина, рассказала, что 20 сентября на экстренное совещание в Чусовском управлении образования были вызваны все руководители образовательных учреждений сельских территорий Чусовского муниципального района. Уже на месте им объявили, что в обязательном порядке предстоит реорганизация всех дошкольных образовательных учреждений на территории Пермского края до 1 января 2018 года путём слияния со школами. Якобы такое решение было принято в августе этого года министром образования Пермского края Раисой Кассиной, которое, в свою очередь, базируется на позиции губернатора — срочно устранить дошкольное образовательные учреждения (ДОУ) как самостоятельные юридические лица по всему краю.

Ирина Шабаршина: «Учитывая срочность совещания, руководителям было объявлено, что всё решено и нет смысла о чём-либо рассуждать. Также на совещании отмечено, что если нет реорганизации, то учреждение финансировать не будут. Руководителям для ознакомления не были представлены соответствующие распорядительные документы».

Своё решение власти обосновывают тем, что за счёт реорганизации будут сэкономлены средства: будут сокращены бухгалтер, заведующий детсадом, возможно, другие сотрудники. Якобы будет происходить обмен опытом между педагогами. По словам Шабаршиной, местные власти говорят о том, что после реорганизации будет снижена заработная плата, которая в детском саду якобы слишком высокая для Пермского края, при этом министр образования Кассина на своей официальной странице в Instagram ответила заведующей детсадом, что реорганизация, наоборот, нужна для повышения заработной платы. При этом сама министр отрицает обязательность всеобщей реорганизации в виде тотального слияния школ и детсадов в сельской местности.

Знакомая с ситуаций Шабаршина рассказывает, что при составлении штатного расписания для объединённой структуры школа примет себе также третьего бухгалтера. Но тогда возникает резонный вопрос: в чём состоит экономический эффект реорганизации?

Шабаршина: «Они заявляют о том, что дети не пострадают. Но мы видим, что со временем в других подразделениях Чусовского муниципального района от коллективов, которые присоединили к школам, вообще камня на камне не осталось: люди все сокращены. Это Всесвятская начальная школа, в посёлке Половинка заведующего детсадом уже на следующий год сократили. Такие же процессы были в Никифорово, Калино. Структурные подразделения в нашем районе живут очень бедно. Они хотят, чтобы и наш детский сад до такого докатился? Воспитатели в присоединённых детских садах рассказывают, что после присоединения в детсады не закупалась мебель, не обновлялись игрушки и методические пособия».


Детский сад
(Источник фото: ИА REGNUM)

В посёлке не отрицают в принципе идею реорганизаций и слияний, но обращают внимание на то, что соединение детсада и школы если и должно происходить, то тогда, когда учреждение слабое, с малым количеством детей и нехваткой педагогов. А детский сад в Верхнечусовских городках был открыт в 2015 году. В его строительство было вложено 50 миллионов краевых средств и более 20 миллионов из местного бюджета. Это масштабный, современный проект сада на 100 мест, в котором есть необходимое оборудование, территория 4000 квадратных метров, собственная котельная, полный педагогический состав. При этом школа, к которой планируется присоединить детский сад, находится в старом здании, которое 50 лет не ремонтировалось.

Шабаршина: «Директору школы будет просто не до детского сада. И где гарантия, что будет, как и прежде, чистота, порядок? Куда со временем денется дошкольное образование в поселениях? Не нивелируется ли оно, став не первой ступенью общего образования, а всего лишь подступенкой? И нет никакой гарантии в том, что наш детский сад потом не преобразуют в жилые дома, куда заселят людей».

Гимнастика
Гимнастика
(Источник фото: ИА REGNUM)

Для того чтобы не допустить необдуманной реорганизации, на 15 ноября жители Верхнечусовских городков запланировали сельский сход. Ведь по федеральному закону «Об образовании» принятие решения о реорганизации или ликвидации муниципальной общеобразовательной организации, расположенной в сельском поселении, не допускается без учета мнения жителей данного сельского поселения. По всей видимости, такой сценарий развития ситуации стал неприятным сюрпризом для местных властей. Однако они не составляют попыток реализовать задуманную реорганизацию:

«Нам сказали: не надейтесь на сход. Если жители проголосуют против реорганизации, то они должны будут это обосновать. Хотя в законе такого не написано. Они уже находили способ обойти решение схода. В селе Сёла проголосовали против аналогичной реорганизации детского сада, но затем на жителей стали давить, а там все боятся потерять работу, там большое сельхозпредприятие. Им ничего не осталось делать, как снова проголосовать, но уже за реорганизацию. В деревне Саломатово вообще даже не позвали на сход ни жителей, ни заведующую детсада, который хотят присоединять к школе в Верхнем Калино, в 15 километрах от деревни», — сообщила Шабаршина.

Редакция ИА REGNUM направила запрос губернатору Пермского края Максиму Решетникову и министру образования Пермского края Раисе Кассиной по ситуации с ликвидацией всех дошкольных образовательных учреждений в Пермском крае. Журналисты ИА REGNUM и активисты движения «Суть времени» посетят запланированный на 15 ноября сход жителей посёлка Верхнечусовские городки.


Павел Гурьянов
Источник ИА REGNUM

 

 

Читайте также:

Обращение РВС в прокуратуру Пермского края по проблеме реорганизации Пермского краевого специализированного Дома ребенка

«ПГФиада» продолжается

Студенты пермской фармакадемии протестуют против ликвидации их вуза

 

 

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7180 0
Добрянская история: Как разлучить мать и ребенка через «социальную койку» http://eotperm.ru/?p=7169 http://eotperm.ru/?p=7169#comments Wed, 01 Nov 2017 14:40:45 +0000 Igor http://eotperm.ru/?p=7169
Цитата из фильма «Малыш». Реж. Чарли Чаплин. 1921 г. США

В августе 2017 года пермские СМИ буквально взорвало сообщение о громком случае изъятия ребенка у малоимущей матери в Добрянском районе Пермского края. Мать ребенка, Наталья Корьева, утверждает, что её с дочерью положили в январе 2016 года на так называемую «социальную койку» Добрянской центральной районной больницы. В какой-то момент руководство медицинского учреждения просто перестало пускать её к ребенку, а в апреле 2016 года девочку увезли в Пермь, после этого Наталья её больше не видела, хотя приезжала в пермский «Межведомственный центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей» и пыталась добиться свиданий.

В ноябре 2016 года состоялся суд, который ограничил женщину в родительских правах. О том, что в мае 2017 года Территориальное управление министерства социального развития (ТУ МСР) по г. Перми вышло в суд с иском о лишении родительских прав, Наталья узнала случайно от представителей опеки Добрянки. Первоначально суд должен был состояться в г. Губаха, где она сейчас прописана. Впоследствии судебное заседание нам удалось перенести в Добрянку.

По версии опеки, мать якобы сама оставила девочку в больнице, никаких активных действий для возврата ребенка не предпринимала, увидеться с ним не хотела, подарков и вещей не привозила. В итоге ТУ МСР г. Перми нашли для ребенка опекуна и вышли в суд с иском о лишении матери родительских прав.

Наталья, не умеющая действовать в правовом поле, после того, как у неё отобрали ребенка, долгое время пыталась взаимодействовать с различными государственными учреждениями, в том числе — с территориальными управлениями министерства социального развития. Из её рассказов я сделал вывод, что разговаривали там с ней, мягко говоря, весьма недружелюбно. В результате в июле 2017 года ей удалось выйти на Пермский региональный правозащитный центр. Уже в августе 2017 года представитель центра решил обратиться в пермское отделение РВС как в профильную организацию, занимающуюся защитой семей.

Я встретился с Натальей 14 августа 2017 года, выслушал её. Даже те документы, которые были у неё на руках в тот момент, говорили о том, что в работе государственных служб присутствует немалое количество нарушений. Нужно было разбираться с делом, которое сразу же показалось мне весьма сложным. Впоследствии выяснилось, что оно представляет собой самый настоящий детектив.

Пермские СМИ по-разному подали её историю. Из документов, которые им показала Наталья, и сообщений официальных лиц некоторые СМИ поспешили сделать выводы о том, что мать действительно сама оставила ребенка в больнице. Журналист одного местного издания даже попытался провести расследование. На мой взгляд — сделать у него это не получилось, а весь смысл итоговой статьи сводился к тому, что ребенку, который полтора года не видел родную мать, будет лучше в семье обеспеченного опекуна. К тому же, на мой взгляд, журналист специфически подал в статье информацию о быте Натальи, явным образом пытаясь создать образ маргинальной семьи.

Когда СМИ обратились за комментарием к Павлу Микову, который на тот момент занимал должность уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае (сейчас решением Законодательного Собрания Пермского края он назначен на пост уполномоченного по правам человека), тот заявил, что по делу проведена проверка, в ходе которой установлено, что Наталья якобы оставила ребенка в роддоме еще в декабре 2015 года. О том, как именно проводил проверку аппарат Микова, остается только гадать, поскольку официальные документы говорят совсем о другом. Павел Владимирович дал журналистам не один комментарий по этому случаю, и все они вызывают у меня искреннее недоумение. Впрочем, к этой теме мы вернемся позже.

Разбираясь с делом, с августа 2017 года я совершил более 15 выездов в Добрянский район и поселок Вильва, где сейчас проживает Наталья. Я пообщался с многими людьми, которые знают семью и знакомы с ситуацией, присутствовал на трех судебных заседаниях. Мы сделали немало фотографий, предоставили в суд видеозапись. Считаю, что расследование провести удалось. После третьего судебного заседания мне стало абсолютно ясно, что же всё-таки произошло.

На мой взгляд, вначале необходимо рассказать о том, как протекала жизнь матери до истории с разлучением её и ребенка. Некоторые пермские СМИ рисуют картину, в которой Наталья порой предстает в образе этакой деревенской маргиналки. Познакомившись с ней поближе, я понял, что она — самая обычная молодая женщина из глубинки пермского края, с весьма непростой судьбой, однажды оказавшаяся в сложном положении. Тех же проблем с алкоголем или подобных у неё нет, все её проблемы заключаются в том, что она в этой глубинке родилась и там живет. Как и миллионы людей в нашей стране.

Мать Натальи лишили родительских прав, когда ей самой было 11 лет. Сначала её поместили в специализированный детский центр г. Горнозаводска, куда попадают социальные сироты, там она провела около года. Затем её перевели в детский дом г. Березники, на тот момент ей уже было 13 лет. Жизнь у неё там не сложилась. Наталью начали травить и избивать сверстники. Это и стало причиной того, что она в первый раз убежала из детдома.

Девушке удалось скрываться в течение года, пока её не поймали. За этот период она успела забеременеть и родила девочку. После родов выяснилось, что ребенок страдает тяжелым заболеванием, так называемой «хрустальной болезнью». Врачи уговорили Наталью оставить ребенка в роддоме, поскольку в своем положении она явно была не в состоянии ухаживать за ним. После возвращения в детдом она вновь подверглась травле воспитанников и была избита ими — уже за то, что посмела сбежать. Наташа не провела в детдоме и трех недель, второй раз она действовала более решительно — снова убежала, и на этот раз далеко, найти её уже не смогли. О том, как прошли последующие годы, она вспоминать не любит, говорит, что было тяжело.

Через несколько лет после побега из детдома она познакомилась в Перми со своим будущим мужем Андреем, он работал охранником в одном из заведений. Пара стала вместе проживать в поселке Вильва Пермского края, в доме, принадлежащем родственникам мужчины. В начале 2015 года Наталья забеременела. Сама беременность проходила хорошо, а вот с родами возникли проблемы. Местные медики несколько раз отправляли её рожать в Добрянку, но врачи городской больницы в итоге приходили к выводу, что роды не начались, и выставляли женщину на улицу. Каждый раз она с большим трудом добиралась домой (от Добрянки до Вильвы более часа езды, транспорт ходит редко, дорога между населенными пунктами очень плохая). Женщина всё это выдержала.

В итоге, когда Наталья действительно начала рожать, её увезли в Пермский краевой перинатальный центр. Катя (имя ребенка изменено — ИА REGNUM ) родилась 17 декабря 2015 года. Поскольку к этому моменту Наталья так и не восстановила паспорт (она скрывала факт его отсутствия даже от отца ребенка), она решила рожать под другой фамилией. В перинатальном центре был зафиксирован факт того, что женщина поступила в медицинское учреждение без документов. Мать и девочка пробыли там до 30 декабря 2015 года, благополучно выписались и решили на некоторое время остаться в Перми, чтобы встретить Новый год у родственников Андрея. Тут стоит отметить, что на сегодняшний момент у нас есть документальные подтверждения вышеизложенного.

Злоключения семьи начались, когда они вернулись в поселок. В конце 2015 года и начале 2016-го в Пермском крае стояли морозы за 20 градусов. Поскольку их долго не было в доме (Андрей работал на вахте, а Наталья лежала в роддоме), он сильно остыл, его пришлось протапливать несколько дней. Родители решили, что мать и ребенок некоторое время поживут у соседей. За это время Наталья успела посетить с ребенком местную больницу и пройти плановый осмотр.

Поскольку в больницу Вильвы пришло сообщение из перинатального центра о том, что к ним поступила роженица без документов, местный врач решила навестить семью. После осмотра дома она посчитала, что Наталье нужно оставить ребенка на «социальной койке», решить бытовые вопросы и заняться восстановлением документов. Соответствующее сообщение она отправила в Добрянскую центральную районную больницу.

В первый раз мать отказалась от подобного предложения, поскольку её знакомая сразу же сказала ей, что таким образом у неё отберут ребенка, в Вильве про такие случаи уже слышали. Через несколько дней в поселок приехала комиссия, состоящая из представителей милиции, опеки и Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП) Добрянского района. Как рассказала мне Наталья, тогда ей прямо пригрозили, что отберут девочку, если мать не ляжет с ней на соцкойку. Таким образом, мать и ребенок поступили в Добрянскую больницу 12 января 2017 года. Наталья тогда даже не представляла, чем всё это закончится.

Первый суд по иску Территориального управления министерства социального развития (ТУ МСР) по г. Перми о лишении Натальи родительских прав состоялся 4 октября 2017 года. Прошло уже три заседания, очередное, четвертое по счету, состоится 2 ноября.

Чем хорош судебный процесс, так это тем, что в случае, если судья ему следует, можно многое выяснить. И выяснили мы действительно многое именно про тот период — с января 2016 года (когда мать и ребенка поместили в больницу) по май 2017-го (когда ТУ МСР г. Перми подало в суд иск о лишении Натальи родительских прав).

К сожалению, судебный процесс судья Цыбина И.Н. сделала закрытым и удалила из зала представителей СМИ, удовлетворив соответствующее ходатайство прокуратуры. На мой взгляд — оснований для этого не было, поскольку в этом случае речь не идет о несовершеннолетнем, подвергшемся насилию.

Как бы то ни было, сейчас подробно рассказать о процессе я смогу только после того, как пройдет последнее заседание и будет озвучено решение суда. Но мы о нём обязательно расскажем, поскольку на примере этой добрянской истории хорошо видно, как через механизмы работы медицинских учреждений отбирают детей у родителей. Наша организация фиксировала немало случаев, когда родителей просто переставали пускать в больницу к ребенку, которого потом направляли в иную организацию.

Забегая вперед — рассказать очень даже есть о чем, мы ведем аудиозапись и делаем стенограммы заседаний, на суде были показаны весьма интересные документы. На мой взгляд, версия Натальи в большей части доказана, а вот версия опеки не выдерживает никакой критики. От некоторых документов просто волосы дыбом встают, как и от некоторых показаний свидетелей.

Хочется сказать отдельное спасибо пермскому адвокату Александру Бурдину, который защищает Наталью в суде, а также Православному правозащитному аналитическому центру, оплатившему его услуги и оказавшему Наталье материальную помощь. Как говорится — помогают матери «всем миром».

Ещё хотелось бы отметить, что с добрянскими социальными службами у пермского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) сложились особые, весьма сложные отношения. В июле 2016 года нам удалось посодействовать в возвращении незаконно отнятого ребенка в одну из добрянских семей. Это был первый раз, когда я поехал в Добрянку по ювенальному делу. Прошло всего 15 месяцев, и сейчас в этом городе таких дел уже три (включая случай Натальи Корьевой). В этот красивый городок я теперь езжу каждую неделю, иногда — по два раза. Каждый раз на дорогу уходит по 5—6 часов. Говорю это для того, чтобы дать понять читателям — с чем сталкиваются проживающие в краевой глубинке родители в случае изъятия из семьи ребенка (детей, как правило, увозят в другие районы края или в краевой центр).

За это время я очень хорошо увидел то, как могут работать ювенально-ориентированные органы опеки, Комиссия по делам несовершеннолетних, суды и иные государственные учреждения в малом городе с населением около 33 тыс. человек, где все друг друга знают. Впечатления — самые ужасные, ведь схожую ситуацию мы (РВС) наблюдаем по всей стране. С этим может столкнуться каждый, вне зависимости от достатка и социального положения.

Я вовсе не думаю, что подобная ситуация сложилась только в Добрянском районе Пермского края, но почему-то так получилось, что именно этот город стал ярким примером работы ювенальной бюрократической машины. Я уже приводил добрянские случаи в пример, когда зачитывал доклады в Общественной Палате РФ и на третьем съезде РВС. Один из таких случаев попал в итоговый альтернативный доклад РВС «Детство без родителей», касающийся практики изъятий детей из российских семей. Как ранее сообщала наша организация, этот доклад был направлен в администрацию президента.

Более года я пытался действовать исключительно в правовом поле, защищая те добрянские семьи, которые обратились в РВС за помощью. Нам удалось выиграть несколько судебных процессов, однако ни один случай до конца так и не разрешился, ювенальная машина продолжает свою черную работу. А сейчас в нашу организацию поступило еще несколько обращений от жителей города. Все случаи весьма типичны и говорят о том, что декларируемый министерством социального развития Пермского края принцип приоритета сохранения родной семьи попросту не соблюдается (тут стоит отметить, что ровно такую же картину я наблюдаю в Перми и в других районах).

Из того, что я вижу — я давно сделал вывод, что служащим заниматься сохранением семей на самом деле не интересно — так построена система, созданная в рамках реализации «Национальной стратегии в интересах детей на 2012−2017 годы», которая сейчас уже не действует.

 

Источник ИА REGNUM

 

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7169 0
Зачем «иностранному агенту» учить детей неполноценности их родителей http://eotperm.ru/?p=7163 http://eotperm.ru/?p=7163#comments Sun, 29 Oct 2017 19:05:31 +0000 Igor http://eotperm.ru/?p=7163

В Перми 31 октября состоится очередное заседание по иску «иностранного агента» к Роскомнадзору и его экспертам. Руководитель пермской НКО «Центр гражданского образования» Андрей Суслов пытается оспорить заключение экспертов Роскомнадзора о том, что методическое пособие «Изучение в школе истории сталинских репрессий» является вредным для психики детей, и потому должно быть снабжено грифом «18+». Истец считает, что предстоящее заседание станет последним, и суд, наконец, вынесет решение. В чём мотив его иска?

Автор методички, член правления «Мемориала» в Перми историк Андрей Суслов утверждает, что ему лучше известно как надо преподавать историю. В то же время эксперты Роскомнадзора прежде всего обращают внимание на то, что эффект воздействия на детей от обучения по методичке, изданной при участии Европейского Союза, далёк от обычного ознакомления со сложным историческим периодом нашей страны.Так эксперт, клинический психолог Жанна Тачмамедова заключает: «Воспитательная направленность Пособия препятствует усвоению подростками нравственных норм, формированию уважительного отношения к родителям. Информация, предлагаемая для усвоения школьникам в системе внеклассных и урочных мероприятий, отрицает семейные ценности, оправдывает противоправные действия. Она также способствует формированию личности с негативной — антиобщественной и антигосударственной — идентичностью, препятствует воспитанию патриотизма, уважения к истории и культуре своей Родины».

Ранее, 3 октября в Ленинском районном суде Перми состоялось предварительное заседание, на котором стороны смогли представить свои аргументы. Так Жанна Тачмамедова обратила внимание суда на то, что использование пособия в учебном процессе в школах будет отделять детей и родителей, учителей. Ведь всем, кто воспитывался в СССР, методическое пособие приписывает некую «патологию» антидемократизма: «В исследуемом Пособии во главу угла ставятся черты негативной идентичности народа, общества. Сначала советского, а потом и российского. В пособии транслируется взгляд на репрессии, как на уникальное в развитии человеческого общества явление, присущее именно российскому народу, и без обзора репрессивных практик в других странах, в том числе и демократических, что подводит учащихся к выводу, что это явление свойственно именно народу нашей страны, нашим предкам и что эту «патологию», по мнению авторов, народ хранит и по сей день», пояснила эксперт.

Психолог Тачмамедова рассказала, что подростковый возраст – это кризисный период в развитии детей. В это время они испытывают кризис идентичности, желая быть более независимыми, ставят по сомнение авторитет родителей, учителей, скептически относятся к тому, что им разумно советуют старшие. Использование в школе материала, которое создает им идеологическую базу для отторжения от родителей – очень опасно. Однако Андрей Суслов заявил, что ничего такого в его пособии не содержится, на что клинический психолог процитировала его же собственную работу: «Возможно, не замечая этого, мы несем в себе тяжелую отметину политических репрессий. Она – в истории каждого из нас, каждой семьи, представителях старшего и молодого поколения россиян. Эта отметина – в жажде сильной руки, в готовности переложить ответственность за происходящее на плечи власти, в нашей привычке к «управляемому правосудию», имитации демократического процесса при одновременном и открытом пренебрежении правами и свободами человека».


Жанна Тачмамедова

Таким образом, заключила эксперт, носителями «патологии» по методичке, являются дети советского народа — нынешние родители подростков. Так в сознании детей создаётся следующий образ их родителей и народа в целом: «сообщество безответственных слабых индивидов, вечных жертв, обладающее мазохистской склонностью выбирать себе правителей-тиранов». А такой образ, в свою очередь, склоняет подростков к отказу, как от гражданской, так и от этнической идентичности, вызывает недоверие к институтам общества, суду, системе государственной власти, выборам, правоохранительным органам.

На последнее ответчик по иску обратила особое внимание. Ведь в спорном пособии сотрудники правоохранительных органов СССР 70-х годов двадцатого века, то есть когда уже давно не было никакого ГУЛАГа, именуются не иначе, как «каратели»:

Ж. Тачмамедова: «В памяти нашего народа образ карателя тесно связан с нацистскими преступниками, с гибелью от рук карателей женщин, стариков и детей, с сожженными деревнями и разрушенными городами. Непонятно, чем продиктовано употребление такого словосочетания. Провоцирование негативного отношения к правоохранительным органам в целом способно сформировать у детей антигражданскую и антигосударственную позицию».

А ведь действительно, зачем преподавать историю так, что в результате происходит отчуждение детей от взрослых, и создания у них недоверия и даже неприязни к органам государственной власти? Может быть, чтобы лучше понять мотивы авторов пособия следует обратиться к другим его работам?

В ИА Regnum уже писали о том, что среди методичек Центра гражданского образования есть сборник, адресованный гражданским активистам и некоммерческим организациям под названием «Защита общественных интересов: истории успеха российских НКО». Как и методичка о репрессиях, это издание осуществлялось при финансовой поддержке заграничного спонсора, только в этом случае им являлся фонд Сороса, известный своим участием в оранжевых революциях последних лет по всему миру, признанный в России нежелательной организацией.

Андрей Суслов в этом сборнике изучает вопрос ни много ни мало, как сменить «социально-политическое устройство» в стране, где «нарастает стихийный протест различных групп общества, вызванный властным произволом», а «авторитарные тенденции в управлении страной продолжают усили¬ваться». Для решения этого вопроса Андрей Суслов предлагает учиться у польского движения «Солидарность» и его лидеров. По сути, пособие развивает идеи методов «ненасильственной борьбы с режимом» американского спецслужбиста Джина Шарпа, работы которого активно продвигаются через структуры Сороса. Например, в знаменитой книге Джина Шарпа «От диктатуры к демократии» так описывается главный механизм свержения власти: «Массовый отказ в сотрудничестве и неповиновение могут настолько изменить социальную и политическую обстановку, особенно соотношение сил, что способность диктатуры контролировать экономический, социальный и политический процесс управления обществом на деле исчезает. Это называется ненасильственным принуждением».

А вот, что предписывает гражданским активистам пермский «специалист по сталинским репрессиям»: «Почему насилие себя не оправдывает, понять нетрудно. В этой сфере власть заведомо сильнее. Она имеет подготовленные силовые структуры, оружие и т. д. Конкурировать с властью на этом поле для общественности заведомо бесперспективно».

И далее методист «иностранного агента», как по нотам, расписывает практические действия НКО.

«- Доведение до сведения властных структур наших ожиданий.
- Информационные акции. Их основная цель — не только проинформировать как можно больше людей о проблеме и наших требованиях, но и найти как можно больше влиятельных сторонников.
-. После завершения поиска союзников возможным шагом может стать предъявление ультиматума (здесь и далее выделено мною — П.Г.) тем, от кого зависит принятие требуемого решения, с указанием срока, когда начнутся акции общественного давления.
- Следующими шагами становятся коллективные акции прямого нажима, которые могут сводиться к разрыву связей между государством и его гражданами (граждане не выполняют каких-либо предписаний государства, бойкотируют какие-либо учреждения или сервисы; в результате утрачиваются привычные рычаги управления) и к созданию перебоев в деятельности государственных учреждений (блокирование информационных каналов учреждения, создание обстановки, в которой затрудняется работа учреждения, и т. п.). Опасность для власти несут те митинги и демонстрации, которые являются акциями массового неповиновения, являются, в сущности, ультиматумом власти
».

Затем в пособии разбирают технологию «мирного захвата административных помещений». Чем кончились такие мирные акции на Украине в 2014 году, мы все прекрасно помним. Мы также помним, какую роль сыграли подростки и даже дети, для которых уже не существовал ни авторитет органов правопорядка, ни их родителей, учителей, поскольку они для них являлись «ватниками», «совками», теми самыми неполноценными людьми с «тяжелой отметиной» советского воспитания, не понимающими что вот-вот наступит «истинная демократия» и «всеобщее благоденствие». И мы не можем не замечать, как этот же приём с вовлечением пока мало разбирающихся в политике, но бунтарствующих подростков и даже детей пытаются использовать в протестной компании на выборах президента страны в 2018 году.

Так может быть в этом истинная причина иска «иностранного агента»? Либеральной оппозиции, к которой относится член правления пермского Мемориала Андрей Суслов, нужно больше подростков, ставящих под сомнение авторитет старших родом из СССР? Но такие не сразу заметные обществом последствия, как мы видим, через некоторое время оборачиваются кровавыми результатами. На Украине на смену подготовившим почву историкам и журналистам пришёл «Правый сектор». А в Перми, например, на смену выступавшему днём на либеральном форуме «Пилорама» в музее Пермь-36  Андрею Суслову вечером приходили музыкальные группы, «прокачивающие» молодёжь куплетами про «рваные погоны на бегущих ментах», про то что «Ваш Путин – фашист!», и вопрошающим призывом «Я готова, а ты готов, поджигать ночью машины ментов?».

А вы говорите, история сталинских репрессий…
Всё-таки хорошо, что в России действуют институт Роскомнадзора и его бдительные эксперты.

Павел Гурьянов
Специально для ИА REGNUM 

 

Читайте также:

Иностранный агент попытался свести счеты с «Сутью Времени»

В пермском суде грядёт «битва экспертов»: иностранные агенты против Роскомнадзора

Свобода не быть маргиналом

В Перми суд отложил заседание по иску «иностранного агента» к Роскомнадзору

 

 

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7163 0
Почему Павел Миков не имеет права быть омбудсменом http://eotperm.ru/?p=7155 http://eotperm.ru/?p=7155#comments Sun, 22 Oct 2017 20:00:12 +0000 Igor http://eotperm.ru/?p=7155

Уполномоченная по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина, сидевшая на этой должности, как казалось, вечно, скоро покинет свой пост. Запомнилась она нам своей горячей поддержкой всего западоориентированного: НКО – «иностранные агенты», геи, секты, либеральная оппозиция. Заданный Марголиной курс по решению местных властей, очевидно, должен быть продолжен. Смену ей подобрали соответствующую – действующий региональный детский омбудсмен Павел Миков.

Мы считаем, что Павел Миков просто не может занимать должность уполномоченного по правам человека. Почему это так? Приведем лишь некоторые примеры из послужного списка пермского «правозащитника».

1. Деятельность Павла Микова идет вразрез с государственной суверенной политикой

В 2013 году он выступил против принятого госдумой «закона Димы Яковлева», абсолютно лживо приравняв запрет на иностранное усыновление к невозможности обретения семьи для детей-инвалидов.

Годом ранее он также выступил против регионального законопроекта об установлении административной ответственности за гей-пропаганду среди несовершеннолетних, назвав проблему выдуманной. Между прочим, Миков является членом общества «Мемориал», признанного «иностранным агентом». Данное общество занимается не только фальсификацией истории, но и вопросами сексуальной идентичности. В частности, в Перми его членами было создано организованное ЛГБТ-движение «Радужный мир». Для радетелей ЛГБТ-культуры в пропаганде гомосексуализма среди детей, в самом деле, проблемы обычно нет.

Павел Миков является учредителем и другой НКО – «иностранного агента» – «Центра гражданского образования и прав человека». В методических пособиях названной организации, помимо проблемы толерантности в отношении «меньшинств», поднимаются и вопросы организации в России госпереворота.

2. Павел Миков не защищает права граждан

Когда дело касается защиты прав человека, то Павел Миков зачастую не то что бездействует, а устойчиво выступает  на стороне угнетателей.

Так, зимой 2013-2014 годов всю страну потрясли известия о групповых изнасилованиях несовершеннолетних воспитанниц Пешнигортского детского дома мальчиками из этого же учреждения. В самых первых комментариях по данному случаю Павел Миков заявил, что девочки отдались насильникам «по любви», а также добавил, что одна из воспитанниц до поступления в детский дом продавалась за бутылку водки собственными родителями для сексуальных услуг «соседям». Попытался свалить вину на жертв, если сказать по-простому. Не забыл он при этом заявить, что у малолетних насильников тоже есть права, которые он намерен защищать. Дело под личный контроль взял председатель Следственного комитета РФ. Насильники отправились в итоге в колонию, директор детдома попала под амнистию.

В 2016 году Павел Миков отметился в другом резонансном случае: в г. Чайковский Пермского края две онкобольные несовершеннолетние ученицы вынуждены были уйти из элитной гимназии под давлением директора. К Микову с жалобой обратилась одна из отчисленных учениц. Правозащитник заявил, что нарушений не выявлено, девочки ушли из гимназии «добровольно». Очевидно, так же «добровольно», как воспитанницы из Пешнигорта «добровольно» отдались насильникам. Права детей в итоге защищали чиновники, а не специально уполномоченное на это лицо: районный отдел образования сначала объявил директору гимназии выговор, а чуть позже, по настоянию краевых властей, руководитель учреждения «добровольно» уволилась.

А вот недавний пример из «правозащитной» деятельности Павла Микова: возглавляемая им экспертная группа одобрила реорганизацию Пермского краевого специализированного Дома ребенка для воспитанников в возрасте от 0 до 4 лет с поражением нервной системы и нарушениями психики, нуждающихся в особом уходе. При этом часть детей планируется раздать по социальным учреждениям и семейно-воспитательным группам, не подготовленным для такой работы. Какие-либо внятные причины необходимости реорганизации не называются.

3. Павел Миков постоянно лжет, демонизируя российские семьи

Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае известен своим негативным отношением к традиционной российской семье. В частности, Миков заявлял, что «патриархальная семья» является одной из угроз для частной жизни (между прочим, весьма нетолерантное к культурным различиям заявление). Для борьбы со сложившимся укладом жизни он не стесняется прибегать к откровенному вранью.

Так, в 2009 году Миков заявил, что  «ежегодно в России от насилия и жестокого обращения страдает более двух миллионов детей, из них почти две тысячи погибают от рук близких, родителей». Однако, согласно официальным данным МВД, за 2009 год в стране было зарегистрировано всего 106 399 преступлений против детей. По данным статистического сборника «Дети России 2009», выпущенного Госкомстатом, 1,9 тыс. – это число всех российских детей, погибших в 2008 году в результате преступлений. Очевидно, что далеко не все они погибли «от рук близких, родителей», как заявляет Павел миков Миков.

Демонизируя российские семьи, прикамский омбудсмен постоянно говорит о массовом сексуальном насилии в отношении детей со стороны близких: «Большинство преступлений, которые совершены против половой свободы и неприкосновенности детей, совершаются в семьях. … сегодня то место, где ребенок должен чувствовать себя защищенным и в безопасности это, прежде всего, в родной семье, в родном доме не представляет для него безопасное место», ­­– сообщил Павел Миков в 2015 году. В данном случае чиновник осуществляет беспринципную манипуляцию. Весьма невыгодно оппонировать правозащитникам, когда дело касается жизни и здоровья детей, но из совершенных в 2015 году 56 преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних 7 совершены отцами, 31 – отчимами или сожителями матерей, 2 – иными членами семей, итого 40 на весь Пермский край, в котором проживает 2,5 млн. человек. Это, конечно, большая цифра, но не катастрофическая. И, уж точно, она не позволяет делать выводы о том, что семья – крайне опасное место для ребёнка, а Павел Миков себе заявлять подобное позволяет, закатывая всех под одну гребенку.

Летом 2016 года Госдумой был принят так называемый «Закон о шлепках». Согласно этому закону, статья 116 УК РФ «Побои» была частично декриминализована и переведена в разряд административных правонарушений. Однако если побои были совершены в отношении близких лиц (членов семьи) или же из хулиганских и экстремистских побуждений, то уголовное дело возбуждалось, причем забрать заявление, как раньше, становилось невозможным для потерпевшей стороны – обвинение было переведено из частного в частно-публичное. Под «побоями» в российском законодательстве подразумевается причинение физической боли без вреда здоровью, к чему можно отнести шлепки, пощечины, удержания, щипки.

Павел Миков стал одним из главных сторонников данного нововведения. 17 ноября 2016 года в эфире радио «Вести-FM Пермь» он откровенно врал, что 116-я статья «УК РФ» подразумевает причинение вреда здоровью, заявляя при этом, что он является компетентным в данном вопросе, т.к. якобы имеет, в отличие от взволнованных родителей, юридическое образование. Однако любой юрист и даже не юрист, открыв уголовный кодекс, увидит, что причинение вреда здоровью – это ст. 115 УК РФ, а не 116.

«Закон о шлепках» был отменен в начале 2017 года под давлением общественности и по поручению Президента.

4. Назначение Павла Микова на должность уполномоченного по правам человека в Пермском крае противоречит закону

Согласно ст. 6 закона Пермского края «Об уполномоченном по правам человека в Пермском крае» предложения по кандидатуре на должность Уполномоченного могут вноситься в Законодательное Собрание не позднее чем за 30 дней до истечения срока полномочий действующего Уполномоченного. При этом назначение на должность Уполномоченного производится Законодательным Собранием не позднее 30 дней со дня истечения срока полномочий предыдущего Уполномоченного. Срок предыдущего Уполномоченного Татьяны Марголиной истек 20 сентября. В соответствии с установленной законом процедурой, кандидатура Павла Микова была предложена в срок, однако период, отведенный для его назначения – до 20 октября – уже истек. В связи с этим необходимо начинать процедуру принятия предложений по кандидатурам заново, а не рассматривать на эту должность Павла Микова на заседании Законодательного собрания.

Сергей Вилисов

 

 

Читайте также:

Уполномочен наплевать

Кто в Перми вещает о домашнем насилии?

 

 

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7155 0
Обращение РВС в прокуратуру Пермского края по проблеме реорганизации Пермского краевого специализированного Дома ребенка. http://eotperm.ru/?p=7150 http://eotperm.ru/?p=7150#comments Wed, 18 Oct 2017 16:55:11 +0000 Igor http://eotperm.ru/?p=7150

Уважаемый Вадим Иванович!

Пермское региональное отделение правозащитной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» обращается к Вам в связи с ситуацией, сложившейся вокруг Пермского краевого специализированного Дома ребенка.

Из СМИ стало известно, что учреждение, находящееся в ведомстве Министерства здравоохранения Пермского края, к 1 января 2018 года будет реорганизовано путем присоединения к детской клинической больнице № 13 в качестве обособленного структурного подразделения. В учреждении на текущий момент находятся 102 ребенка в возрасте от 0 до 4 лет с поражением нервной системы и нарушениями психики, нуждающихся в особом уходе, который сейчас обеспечивают более 200 опытных квалифицированных сотрудников. При этом часть детей планируется раздать по социальным учреждениям и семейно-воспитательным группам, не подготовленным для такой работы. Какие-либо внятные причины необходимости реорганизации не называются.

12 октября экспертная группа по оценке последствий реорганизации Дома ребенка дала положительное заключение по данному вопросу, однако пять из 17 экспертов заявили, что есть серьезные риски для будущего детей. О возможных угрозах нарушения прав воспитанников на жизнь и здоровье неоднократно публично высказывались и сотрудники Дома ребенка, являющиеся безусловными профессионалами в этой сфере.

Сложившаяся ситуация вызывает крайнюю обеспокоенность у родительской общественности. Просим Вас взять данное дело под личный контроль и не допустить нарушения прав детей.

С уважением, председатель Пермского регионального отделения ОООЗС «РВС»
Алексей Юрьевич Мазуров

 

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7150 0
Губернатору Пермского края М.Г. Решетникову. О ликвидации Пермского краевого специализированного Дома ребенка. http://eotperm.ru/?p=7142 http://eotperm.ru/?p=7142#comments Thu, 12 Oct 2017 18:51:53 +0000 Nikita http://eotperm.ru/?p=7142

Уважаемый Максим Геннадьевич!

Пермское региональное отделение правозащитной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» выражает крайнюю обеспокоенность в связи с ситуацией вокруг Пермского краевого специализированного Дома ребенка. Из СМИ стало известно, что учреждение, находящееся в ведомстве Министерства здравоохранения Пермского края, будет реорганизовано или ликвидировано в связи с необходимостью передачи всех учреждений по воспитанию и уходу за детьми-сиротами в ведомство Министерства социального развития Пермского края.

Вместе с этим согласно решению экспертной группы, руководимой уполномоченным по правам ребенка в Пермском крае Миковым П.В., реорганизация Дома ребенка пройдет путем присоединения его к пермской городской детской больнице №13, при этом тяжелобольных детей планируют раздать в неподготовленные для этого семейно-воспитательные группы и центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей. В данном случае проблема подведомственности учреждения, которая, как заявлялось, стала причиной необходимости его реорганизации, никак не решается. Очевидно, что Дом ребенка будет просто ликвидирован.

В учреждении на текущий момент находятся 102 ребенка в возрасте от 0 до 4 лет с поражением нервной системы и нарушениями психики, нуждающихся в особом уходе, который сейчас обеспечивают более 200 опытных квалифицированных сотрудников. Сложившаяся ситуация больше похожа не на заботу о тяжелобольных детях, а на дележку имущества между двумя ведомствами. Если же стоит проблема подведомственности, то ее можно решить путем полной передачи учреждения из ведомства Минздрава в ведомство Минсоцразвития, включая материально-техническую базу и персонал. Если же таковой проблемы нет, то непонятно зачем необходимо ликвидировать годами отлаженную систему. Просим Вас вмешаться в ситуацию и сохранить Пермский краевой специализированный Дом ребенка.

 

С уважением, председатель Пермского регионального отделения ОООЗС «РВС»

Алексей Юрьевич Мазуров

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7142 0
Под гул аплодисментов: Агония Пермского театра оперы и балета http://eotperm.ru/?p=7133 http://eotperm.ru/?p=7133#comments Thu, 12 Oct 2017 18:41:16 +0000 Nikita http://eotperm.ru/?p=7133

Недавно, выступая на мероприятии в Пермском театре оперы и балета, один из высокопоставленных его гостей заявил, что присутствует в одном из лучших театров Европы. Так ли это на самом деле, ответить сложно, однако сделать это представляется необходимым, особенно в контексте поднимающегося общественного недовольства пермской публики, которое все чаще прорывается сквозь завесу одобрительного рукоплескания СМИ.

Многие поклонники оперного искусства понимают, с чем связана подобная высокая оценка: речь идет о художественном руководителе Пермского театра оперы и балета Теодоре Курентзисе — талантливом, а, по некоторым оценкам, гениальном дирижере.

Билеты на концерты Курентзиса раскупаются молниеносно, в город приезжают многочисленные гости как из столицы, так и из-за рубежа. СМИ регулярно освещают деятельность маэстро, преимущественно в позитивном ключе, рапортуя об очередном успехе музыканта на лучших театральных площадках России и Европы. Слава Пермского театра гремит на весь мир, но как обстоят дела в действительности? Попробуем в этом разобраться.

Идет уже второй месяц нового театрального сезона, а гениальный греческий дирижер еще ни разу не появился на сцене возглавляемого им театра. Одно выступление намечено на середину октября, другое состоится в декабре.

Таким образом, известный дирижер до конца года выступит в Перми лишь дважды, а пермяки смогут прочитать о данном событии лишь восторженные отзывы, так как лично познакомиться с творчеством маэстро у них практически нет возможности.

Если Курентзис — пермский дирижер, а именно таковым он себя позиционирует, то почему в Перми он появляется не чаще, чем на других площадках? Получая, между прочим, сумасшедшую зарплату в Пермском крае, что он дает городу помимо сомнительной славы? Этот вопрос хотелось бы адресовать региональным чиновникам, а отнюдь не музыканту, претензии к которому вообще не имеют смысла, так как он имеет полное право реализовывать свой талант так, как пожелает.

Однако речь идет о Перми и пермском зрителе. Что же происходит с «одним из лучших театров в Европе», когда его художественный руководитель пребывает в бесконечном гастрольном турне?

Недавно в одной из социальных сетей, в официальной группе, посвященной Пермскому театру оперы и балета, поднялся настоящий бунт, демонстративно проигнорированный представителями театра. Причиной стала опубликованная афиша на ноябрь. Одиннадцатый месяц 2017 года будет представлен всего двумя операми (для сравнения: в Екатеринбурге в ноябре будет показано 11 опер). Единственное, что могли пояснить в театре, так это то, что труппа находится на гастролях, что и является причиной бедного репертуара.

Данный ответ не мог устроить зрителей, потому что проблема началась далеко не в ноябре, а за много лет до этого злополучного месяца. Оскудение репертуара стало следствием продолжительной тенденции, которая усиливается из года в год.

Как отмечает один из поклонников театра, за последние годы из репертуара пропало порядка десяти популярнейших опер, а вместо них добавилось

«1−2 элитарных спектакля, за которые мы с успехом получили «Золотые маски» и благополучно забыли, их уже не посмотреть».

Данный тезис обнажает еще одну проблему пермской оперы: новые постановки практически не включаются в репертуар, а значит, не становятся достоянием общества. Данный подход, как отмечают эксперты, может быть уместен в малых городах, где новый спектакль является событием, но для города-миллионника — это действительно зрелище для узкого элитарного круга, тем более что билеты раскупаются также приезжими из других регионов.

Стоит также отметить, что афиши, в отличие от многих других театров, появляются лишь на месяц вперед. А артистов, заявленных на спектакль, могут в любой момент заменить — уже после начала продажи билетов. Всё это не поддается никакому разумному объяснению, а руководство театра демонстративно отмалчивается. Общественное недовольство вызревало долго, но никто не решался высказать его публично, однако любому терпению рано или поздно приходит конец. Что и произошло.

Но что может сделать разочарованный зритель? Пренебречь своей любовью к музыке и перестать ходить в театр? Конечно, этого не будет, да и не нужно этого. Зритель будет ходить и на одну оперу в месяц, на одну оперу в квартал или даже в год, потому что у него не остается иного выбора. Создается впечатление, что театру не нужен зритель. Ему как будто бы нужно разовое, редкое событие, которое приносит определенные выгоды. Не приобщение народа к высокому искусству, а информационный шум, очередная «Золотая маска» и прочие сопутствующие славе дивиденды. Искусство вновь становится элитарным, недоступным широким народным массам, до которых, по-видимому, региональным властям нет дела.

Когда читаешь хвалебные отзывы о Пермском театре оперы и балета, то поражаешься масштабному информационному пузырю, который удалось надуть при помощи пыли, пускаемой Курентзисом в глаза общественности. Из СМИ действительно явствует, что театр — один из лучших в Европе, а Пермь постепенно превращается во второй Зальцбург.

«Один из лучших театров Европы» претерпевает стремительные метаморфозы. Сотрудники театра придумывают всевозможные развлечения для «оперного актива», лишь бы создать иллюзию бурной деятельности. В частности, предлагают посмотреть, вместо очередного спектакля классику мирового кинематографа, сходить на лекцию известного ученого или, в лучшем случае, на репетицию концертной версии оперы, полную сценическую постановку которой сможет увидеть лишь западный зритель.

Жителям города остается лишь гордиться тем, что гениальный «пермяк» греческого происхождения в очередной раз удостоился какой-нибудь значительной премии, гордиться и ждать кратковременного возвращения маэстро, который ослепит избранную городскую «элиту» своей очередной блистательной постановкой и вновь исчезнет в лучах собственной славы, оставив за спиной выжженное поле пермской оперы, которая когда-то давала под 40 спектаклей в месяц.

Антон Исаков

Источник: ИА REGNUM

 

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7133 0
Аналитический клуб «Суть времени» http://eotperm.ru/?p=7128 http://eotperm.ru/?p=7128#comments Wed, 27 Sep 2017 13:57:51 +0000 Igor http://eotperm.ru/?p=7128

28 сентября, в четверг состоится очередное заседание аналитического клуба, организуемого движением «Суть времени».
Тема заседания: «Новые правые или старые фашисты?»
В докладе будут рассмотрены неоконсервативные политические течение в общественной жизни России.

Начало: 19:00
Адрес: Монастырская — 14, офис 501
Запись на клуб по телефону: 8-909-103-51-86. Количество мест ограничено.

]]>
http://eotperm.ru/?feed=rss2&p=7128 0