Рубрика: Историческое достоинство

Многозначительная отписка

Рубрика: Историческое достоинство

Недавно к нам в руки попал яркий документ – ответ заместителя председателя Правительства Пермского края Н. Г. Кочуровой на запрос депутата Законодательного собрания Пермского края К. А. Айтаковой относительно деятельности форпоста зарубежной пропаганды АНО «Пермь-36».

Идеология новых музеев

Рубрика: Историческое достоинство

Демонтаж памятника Ленину на
нынешнем Майдане незалежности. 1991 г.

В нашей стране ведётся война с историей. Непримиримая война на уничтожение. И для более точного толкования тех или иных явлений в сфере исторического просвещения необходимо постоянно держать в голове этот факт и представлять себе общую «карту» военных действий.

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 12

Рубрика: Историческое достоинство

Мы возвращаемся к разговору с Беловым Владимиром Александровичем, бывшим начальником отряда в 36-й колонии, сегодня известной как музей «Пермь-36».

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 11

Рубрика: Историческое достоинство

Мы продолжаем нашу серию интервью с бывшими сотрудниками 36-й колонии, ныне превратившейся в «музей политических репрессий», и сегодня мы поговорим с Беловым Владимиром Александровичем, который 8 лет служил в ИТК-36 начальником отряда.

Мартироложество

Рубрика: Историческое достоинство

Коми республиканский мартиролог
жертв массовых политических репрессий

Чем являются сознательные спекуляции темой репрессий в СССР? Помимо прочего, осквернением памяти невинных жертв. По крайней мере, если имеют место сознательные фальсификации и манипуляции в отношении данных о репрессированных, то это именно грязное, пошлое осквернение. Постоянные «странности», «погрешности» в расчетах, двусмысленные и уклончивые формулировки создают устойчивое впечатление, что машина правды, мягко говоря, неисправна, а то и вовсе спроектирована и собрана как машина неправды. Классический пример «странности» – «Мартиролог», который ведёт Пермское краевое отделение Международного общества «Мемориал».

Ужасы настоящего ГУЛАГа, или Спиртопровод для осужденых

Рубрика: Историческое достоинство

gulag

Музей «Пермь-36» часто называют «единственным в России музеем ГУЛАГа», хотя сама колония №36 никогда к системе ГУЛАГ не относилась, т.к. существовала с 1972 по 1988 годы, когда никакого ГУЛАГа уже не было. Музей стремится не к взвешенному рассказу об истории Главного управления лагерями, а к созданию максимально смачной иллюстрации трудов Солженицина. Чтобы разобраться, какими были настоящие лагеря ГУЛАГа в Пермской области, мы уже обращались к Невенчановой Эльзе Вениаминовне, работавшей с 1955 по 1956 годы начальником смены Косьвинского гидролизного завода (сейчас, Губахинский биохимический завод), который монтировали заключённые Кизеллага.

ЭКСКУРСИЯ

Рубрика: Историческое достоинство

Драматическое представление двух актеров, с танцами, интермедиями, хором и академиком Сахаровым

gulag

Мемориальный музей истории политических репрессий «Пермь – 36» в посёлке Кучино продолжает радовать нас своими творческими проектами. Ниагарой обрушиваются на нас книги, брошюры и круглые столы, вовсю обсуждается программа правозащитного форума «Пилорама», организуемого музеем. В этой творческой суете, однако, было бы непозволительной роскошью забыть наиболее яркие страницы истории музея и его верных соратников. Неувядающая актуальность былых достижений «Перми-36» заставляет снова и снова всматриваться в этот уникальный опыт – опыт отчаянной борьбы с нашим «проклятым прошлым». Тем более, по мере все более полного раскрытия Правды о нашей истории (и о наших историках), старые Шедевры начинают играть новыми гранями и открывать свои подлинные глубины.

Русское покаяние по немецкому рецепту

Рубрика: Историческое достоинство

Долгосрочная программа по «десоветизации» российского сознания осуществляется в самых разнообразных формах и посредством различных мероприятий. Пропагандисты нередко используют молодежные лагеря как одну из наиболее эффективных форм продвижения той или иной идеологии, создания целых контактных групп, объединенных общим, субъективно окрашенным идеологическим опытом. В 2009 году на территории Пермского края проходила молодежная немецко-русская школа, по результатам которой выпущена брошюра «ГУЛАГ в российской памяти».

gulag

Курс на «покаяние»

Рубрика: Историческое достоинство

Недавно один мой знакомый попал в аварию. Проезжал на зеленый свет по главной дороге. Внезапно из-за поворота вынырнул джип (ему, соответственно, горел красный). Авария. Благо, обошлось без жертв. Когда приехали работники ГИБДД и стали разбираться в происшествии, знакомый простодушно сказал, что был не вполне прав – понадеялся на «зелёный», не обратил внимания на знак «уступите дорогу». Проявив излишнюю «вежливость», он ожидал, что водитель джипа признает свою вину. Однако тот упёрся и стал настойчиво утверждать, что он сам ехал на зеленый. Всю вину и весь ущерб повесили на простодушного паренька.

Новое слово в дискурсе “новых перестройщиков”

Состоявшееся в минувший понедельник мероприятие выявило новый тренд, точнее, новое изобретение в дискурсе пермских поборников покаяния за советское прошлое. Презентация книги «Топография террора» (отдельная, весьма интересная и провокационная тема) прошла в привычном, по-пермски «либеральном» формате. Приглашенные участники презентации доброжелательно вторили друг другу, воодушевленно хвалили авторов книги и, как водится, переходили на смешки или недовольное гудение с выкриками, когда звучало оппонирующее мнение. Внезапно на этом фоне прорезалась фраза Т.И. Марголиной, уполномоченной по правам человека в Пермском крае: «Мы будем и дальше, наверное, продолжать… дискутировать… Очень важно, чтоб только это было не на уровне войны друг против друга. Не на уровне доносов друг против друга». После первого употребления слова «донос», что характерно, в контексте слова «война», мы заинтересовались. Чуть позже эту мысль радостно повторил А. Рогинский: «Это замечательно, когда люди спорят! Важно только, чтобы споры не превращались в доносы!» Ассоциация «доноса» со «спором» стала еще более интригующей. Потом обретшее новую жизнь понятие пару раз прозвучало в кулуарах.

Стало очевидным, что этот прием – новое открытие для наших антисоветчиков. По крайней мере, они произносили слово «донос»  с немалым энтузиазмом. Было ли оно внезапным откровением конкретного мероприятия, либо новая концепция «доносительства» явилась продуктом местного мозгового штурма, история умалчивает. Однако согласитесь, выявившаяся закономерность предстает довольно интересным предметом для изучения.

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 10.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10.


Часть 10. Другой музей

О наличии в Пермском крае рупора диссидентской пропаганды «Пермь-36», по недоразумению именуемого «музеем», известно многим. Об этом месте пишут в газетах и показывают хвалебные репортажи по ТВ. Однако в век Интернета скрывать правду становится сложнее, и рано или поздно об истинном положении вещей узнают все. Но речь сейчас пойдет не о «Перми-36». Оказывается, в Пермском крае существует другой музей, посвященный Отечественной системе исполнения наказания – это общественный музей исправительной колонии №35. Да, той самой колонии, которая входила в состав так называемого «пермского треугольника», включавшего помимо неё «Пермь-36» и «Пермь-37». В ней точно так же, как и в остальных перечисленных исправительных учреждениях, отбывали свое наказание каратели, террористы, полицаи, сектанты, диссиденты и другие особо опасные преступники.

Пермь-36: Оправдание бандеровцев

Не прошло и года, как на сайте “Перми-36″ появился комментарий историка Л.А.Обухова к летнему интервью Владимира Кургузова, возглавлявшего в своё время службу контролёров 35-й колонии.

 

«Пермь – 36»: репрессии мозга


В новогодние праздники мы с товарищами решили подвергнуть внезапной проверке деятельность печально известного музея «Пермь-36». А ну как руководство заведения учло критику, провело воспитательную работу с гидами, отредактировало выставку? Ведь и сам Виктор Шмыров, директор автономной некоммерческой организации «Мемориальный центр истории политических репрессий «Пермь-36», признаёт, что экскурсоводы в его музее «не вполне квалифицированные», что в основном, это местные или подрабатывающие студенты. Забегая вперёд, отвечу сам себе – с антисоветской пропагандой и грязными манипуляциями в музее по-прежнему всё хорошо! Или даже лучше.

“Пермь-36″. Когда нечего сказать

 

Обещанный директором АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» круглый стол так и не был заявлен. В ходе мероприятия работники “Пермь-36” собирались дать разъяснения по поводу выявленных фактов фальсификации исторических событий и манипуляции с историческими данными в музее.

 Обещание провести круглый стол для разъяснения позиции АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» в отношении предъявленных к музею претензий о фальсификации истории было дано 18 декабря 2012 г. В этот день в Пермском планетарии состоялся брифинг, целью которого явилось объявление итогов заседания рабочей группы при Президенте по разработке программы по увековечению памяти жертв политических репрессий. В ходе брифинга сотрудники и апологеты музея озвучили планы будущего развития проекта музея политических репрессий «Пермь-36». Брифинг вели Т.И. Марголина, уполномоченный по правам человека в Пермском крае, В.А. Шмыров и  Т.Г. Курсина, директор и исполнительный директор АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”».

Ранее, 12 декабря 2012 г., состоялся круглый стол «Пермь-36. Правда и ложь». В мероприятии приняли участие ветераны силовых структур, бывшие сотрудники ВС 389/36, депутаты, общественно-политические деятели и правозащитники, сотрудники администрации губернатора Пермского края. Организаторы и приглашенные участники круглого стола публично осветили ряд существенных искажений преподаваемой в музее истории и попросили работников АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» дать соответствующие объяснения. Не получив вразумительных ответов на озвученные претензии, свои вопросы они повторили на брифинге 18 декабря.

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 9.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

Часть 9.

Бывший заключенный Перми-36: “Узники совести”? Нет, люди без чести”.

В серии интервью «Пермь-36: Правда и ложь» неизменно приводились слова сотрудников колонии о том, какой была ИТК-36 (ныне музей политических репрессий Пермь-36) в то время, когда они там работали. В этот раз мы публикуем свидетельства  осужденного, отбывавшего наказание в той самой исправительно-трудовой колонии №36, он лично знал Ковалёва, Буковского и других осужденных этой колонии. Это свидетельства З.П. Довганича, опубликованные в журнале «К новой жизни», за 1979г. №1. В этом материале Довганич рассказывает о моральном облике  заключённых, о том как проходили голодовки и с какой целью.

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 8.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

 

Часть 8.
Пермь-36. Правда и ложь. Как “узники совести” кару небесную насылали.

 

Мы продолжаем публикацию интервью с сотрудниками бывшей колонии ИТК-36, превращенной сегодня в “музей памяти жертв политических репрессий”. Сегодня мы публикуем вторую часть интервью Салахова Наиля Соматовича, подполковника в отставке, с 1973 по 1975 год начальника отряда №2 ИТК-36.

 

Пермь-36

Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы» (повесть в четырех частях)

 Оглавление

Прошло уже более месяца со дня проведения круглого стола, посвященного деятельности АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″» и практически полгода с момента публикации в «Аргументах и Фактах» интервью с Владимиром Кирилловичем Кургузовым (бывшим некогда начальником службы контролеров ВС 389/35), впервые публично уличившим музей «Пермь-36» в фальсификации истории.

Какие итоги можно подвести? Каким оказалось поле реакций на гражданский протест против откровенно пропагандистской деятельности музея? Ведь от музея как от организации ждут объективности и научности в его исторической и просветительской деятельности. А там, где начинается пропаганда, кончается историческая наука как таковая.

Какие события, связанные с деятельностью музея, имели место в нашем крае, столь славящемся своей либеральностью? Запамятовавшим напомним, что либерализм – это прекрасная идея, основанная на личной свободе граждан, свободе мнения, выбора и самовыражения, четко регулируемой законом и ограничивающейся там, где начинается свобода другого человека. Но настойчивое, повсеместное и безапелляционное поругание «тоталитарного режима» СССР выпадает из рамок либерализма, как только наталкивается на наличие обоснованного альтернативного мнения. Мнения, по удивительному стечению обстоятельств, упорно замалчиваемого в прессе. Мнения, столь агрессивно критикуемого «либералами», что нарушенной оказывается не только рамка либерализма, но и рамка элементарной вежливости. Так давайте же посмотрим, насколько либерален сегодня Пермский край? Насколько он внимателен к голосу протестующих граждан?

«Антисоветизм» vs «гражданское просвещение и патриотическое воспитание»

         Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы»

Движение «Суть времени» с самого начала было заинтересовано в разрешении ряда противоречий, связанных с деятельностью АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″». Первое из них звучит следующим образом. Как совмещается «антисоветская деятельность» музея (о которой открыто заявляет его директор В. Шмыров) на средства иностранных фондов (список которых представлен в открытом доступе) с его просветительской и образовательной, а уж тем более патриотически-воспитательной деятельностью в условиях замалчивания альтернатив?Мало кто знает, что АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″» финансируется краевым бюджетом согласно Постановлению Правительства Пермского края от 31 октября 2011 г. N 822-п «Об утверждении Порядка определения объема и предоставления субсидии из бюджета Пермского края Автономной некоммерческой организации «Мемориальный центр истории политических репрессий “Пермь-36″», деятельность которой направлена на гражданское просвещение населения и патриотическое воспитание молодежи» [выделено автором]. 26 сентября 2012 г. в это постановление были внесены изменения, согласно которым обещанное некоммерческой, заметьте, организации финансирование составляет «в 2012 году — в сумме 14021,8 тыс. рублей, в 2013 году — в сумме 23877,1 тыс. рублей; в 2014 году — в сумме 18006,3 тыс. рублей; 2015 году — в сумме 19096,7 тыс. рублей с учетом индексации в последующие годы».

«Музей совести» vs каратели в составе заключенных

Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы»

Второе противоречие заключается в том, что музей претендует на роль «места памяти» и «музея совести», при этом замалчивается тот факт, что существенная часть заключенных колонии ВС 389/36 включала карателей, пособников нацистов, и других военных преступников. Более того, сотрудники музея откровенно фальсифицируют некоторые исторические факты. При этом, будучи уличенными во лжи, они часто прибегают к подмене предмета разговора либо иной трактовке своих целей.

Поясним на конкретных примерах. Говоря о численности репрессированных, экскурсоводы музея называют сильно завышенные цифры от 20 до 40 миллионов. Однако уважающим себя историкам в XXI веке уже несовременно пользоваться цифрами Р. Медведева, при этом манипулируя ими так, как душа ляжет. Например, если посетители выражают сомнения по поводу цифр в 20 – 40 миллионов, экскурсовод считает нужным дополнить, что эта сумма складывается из арестованных, высланных и депортированных (хотя даже в такой интерпретации она изрядно завышена). Если же неискушенный слушатель, например школьник, будет воспринимать информацию данной экскурсии, в отсутствие уточнений он уедет с твердым представлением о том, что все 20–40 миллионов сидели в ГУЛАГе.

Научная организация vs ненаучные методы спора

Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы»

Третье противоречие заключается в том, что сотрудники АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий Пермь-36» и защитники музея позиционируют себя либералами и профессиональными историками и журналистами. Тем не менее, сталкиваясь с оппонирующим мнением, они нередко апеллируют к моральным оценкам и оскорблениям. Подобное поведение никак не допустимо, если речь идет об организации, занимающейся историей как наукой, а не как пропагандой.

Очень распространенный тип отзывов о людях, возмущенных деятельностью АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″» апеллирует к их недостаточной образованности. Часто подобные выпады включают претензии типа «У вас нет фактов!», «У вас одни эмоции!» и «подчитайте ещё!» Подобные обвинения и «рекомендации» очень удивляют.